ansari75

Category:

Вопросы без ответов.

Вопрос к юристам по закону о клевете


Интеллигентно выражаясь. Буду выражаться интеллигентно. Только что принятый проект «закона о клевете» ввел понятие клеветы «в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных». Как мне сказал знакомый юрист, «несколько лиц» — это 1+, хоть тысяча, хоть миллион. Все, что больше единицы.

Поэтому когда кто-то напишет в Сети, что «виновато правительство», то правительство — это как раз «несколько лиц, индивидуально не определенных». Или «наши власти… тра-та-та» — это как раз «несколько лиц, индивидуально не определенных».

Дорогие коллеги, юристы! Это так или не так? Может быть, это преувеличение или искусственное толкование? Или есть какие-либо юридические практики и толкования, трактующие, что такое «несколько лиц»? И еще. «Клевета на нескольких лиц, индивидуально не определенных». В международной практике что-то подобное существует? Говоря интеллигентным языком.

Яков Миркин, экономист

Oleg Konovalov: «Юристы, интеллигентно выражаясь, обескуражены…»

Вадим Цыганаш: «Высказываюсь как бывший судья. Как только материал придет в суд, судья прочтет его именно так — 1+. По формальным признакам, без всяких колебаний и сомнений».

Володимир Темченко: «Если не определено лицо, чье право нарушено — честь и достоинство, — то и нет правонарушения. А коль в законе „лица не определены“, то закроем рот каждому. Видимо, власть пытается предупредить нарастающую бурю протеста против нарастающей бедности, мафио-олигархии и ищет „законодательные средства“ произвола в отношении свободы слова».

Федор Петров: «Интеллигентно выражаясь, я бы отметил один момент. Поскольку по тексту везде стоит строгая дизъюнкция (либо, либо, либо), то это также дает возможность привлекать к уголовной ответственности (до 2 лет лишения свободы) за клевету в отношении нескольких или неопределенного количества лиц, высказанную в частной беседе. Осталось только начать стучать с кухонь».

Алексеи Захаров: «Скоро примут закон, который „запрещает вообще все“ (что бы такая формулировка ни значила с юридической точки зрения — это никого волновать не будет). По крайней мере это все меньше становится похоже на иронию».

________________________

P.S. Некогда, в стране именуемой СССР, была цензура и как ни странно, именно она и отслеживала факт того, что вы поместили в свою статью ложную информацию. Извольте доказать.

Так точно писались все научные статья и все диссертации. Если нет сносок на какой-либо факт, взятый из чужих трудов, то будь добр, вычеркни этот факт или найди ему подтверждение. Но не такое, как некогда было у А.Кураева в одной из его работ, где он писал, что финикийцы приносили в жертву детей и давал ссылки на работы, где была только точно такая фраза и ни разу никаких археологических данных. Это было в высшей степени интересно: сноска на работу, в которой сноска на другу, а в той- на третью. И все ровно с одним текстом о найденном пепле. Матрешка фальсификаций.

Как быть теперь, если нет ни цензуры, ни ученого совета, ни научных работ и даже статей с аппаратом сносок и источников.

У нас ведь каждый сам себе и историк, и архивариус, и историограф, особенно, когда вопрос касается недавнего советского прошлого и давнего, царского, но оба с разными знаками минус и плюс вместо истины. 

Существует даже сайт подназванием ИстЛяп, где вы найдете столько недостоверной информации, озвученной с вершин официозных трибун политиками, историками, литераторами и чиновниками, чтоесли ко всем предъявлять уголовную ответственность, то, боюсь, у нас не останется во власти и в политике ни одного человека, включая и президента, любящего недостоверную информацию о своем недавнем отечестве — СССР. Но ведь это может расцениваться и как клевета, как политический заказ, как намеренная дискредитация прошлого.

Можно и закон о защите прав и чувств верующих вспомнить. Вспомнить всю нелицеприятную историю доносов и сведения личных счетов по статьям этого закона. Но новый обещает коснуться уже всех без скидок на веру и неверие.

Конечно, богатые и именитые смогут обозвать всех борцов с коррупцией клеветниками. Поди, докажи на чье имя записаны та или иная вилла, тот или иной миллиард. Дело это сложное, судебное. А вот тот, кто укажет словесно на факт коррупции, опираясь только на логику, тут же окажется клетником.

Впору вспомнить Булгакова:«Ведь говорил я ему тогда за завтраком: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic