ansari75

Category:

Возможна ли бесплатная медицина?

Почему в провинциальной России врачей нет и не будет

Сельская медицина: апокалипсис или есть надежда?

Только 16,5 процента из 17 836 аккредитованных после окончания вузов врачей-терапевтов и лишь 28,6 процента из 5777 врачей-педиатров трудоустроены на эти должности. А сколько врачей за это же время отрасль теряет? Сколько врачей «выгорает»? В Амурской области с начала пандемии из системы здравоохранения ушли 400 врачей, а трудоустроились 200 человек. Чтобы увидеть всю картину, надо сопоставлять и то, и другое. Потому что и у того, и другого есть свои причины, и они — не одинаковые. Чтобы хватало врачей, надо не столько наращивать цифры приема в вузы, сколько — для начала — прекратить их терять.

Иван Творожников. Бездорожье в Тверской области. Земский врач

В Минздраве не скрывают цифры дефицита медиков в стране, но тем самым лишь констатируют многолетнюю беспомощность ведомства. У дисбаланса — объективные причины, однако главные, решающие причины носят субъективный и надведомственный характер. Отрасль рада была бы вернуться к государственному распределению выпускников вузов, обучившихся на народные деньги. Не позволяют. Дескать, государственное распределение противоречит смыслу 37-й статьи Конституции, где закреплено право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Дискуссии на эту тему не приветствуются. Ставку делают на целевой прием и целевое обучение. Решение «как бы» и государственное, и рыночное. Оно позволяет работодателю набирать выпускников для необходимых программ и направлений подготовки. Теоретически механизм классный, но практически — ржавый. Нет такого «работодателя», который будет семь лет дожидаться врача, кроме самого государства. Но за семь лет обучения будущего доктора в вузе и ординатуре сменится не один губернатор и не один региональный министр здравоохранения. А у районной больницы нет ни денег, ни времени, чтобы направить, а потом дождаться специалиста нужной специальности, ни соответствующих полномочий, ни ресурса. Например, жилья. Или денег на зарплаты.

_________________________

P.S. Сорок лет развала, а мы все еще надеемся, что все вернется к тому положению, которое было в СССР, то есть бесплатной медицине, бесплатному образованию, работе по интересу и хорошим зарплатам.

Увы, мы пока вернулись к старой царской России с ее земскими врачами и земскими школами. Но если вспомнить не само слово «земский», а ситуацию, которая на тот момент существовала с этими земствами, то получим нашу нынешнюю проблему с той лишь разницей, что сельская местность была в изобилии заселена крестьянсквом и составляло оно около 80% населения. То есть было кого лечить. Но за какие средства лечить? Вот он наш извечный российский вопрос: население в избытке, а денег у него нет. Лечить как в Европе, вначале частно и за деньги, а потом уже, в 20 веке переходить на страховую медицину и бесплатную, унас не получалось тогда, не получается и сейчас.

 Есть земства, которые платят врачу 1000 р. и даже 900 р. в год. Полагают, что врач добудет остальное частной практикой; но какая частная практика может быть в бедной деревне? Савватий Иванович Сычугов, поселившись в качестве «вольного врача» в своем родном селе Верховном (Вятской губ.), вырабатывал в год 180-200 р., но чтобы жить на такие средства, надо быть таким подвижником, как Сычугов, бросивший свое место губернского земского врача с окладом в 4000 рублей и поселившийся в вышеназванном селе, где обходился без прислуги, сам убирал свои комнаты и т. д. Посчастливилось, насколько мне известно, одному только Клевезалю, оставившему службу в Рязанском земстве и поселившемуся в качестве вольнопрактикующего врача в с. Тум, Касимовского уезда, той же губернии, где он брал за визит 20 коп. Несмотря на то, что поблизости от местожительства д-ра Клевезаля находится участковая земская больница, у него все-таки бывало в день по 25-30 человек (Русск. Ведом. 1903, № 202). Мы не имеем никакого основания сомневаться в верности сообщения д-ра Клевезаля, но мы не можем допустить, чтобы большая часть наших деревень была в состоянии давать врачу ежедневно 5-6 руб.

Некоторые земства, может быть, и желали бы улучшить положение своего медицинского персонала и расширить сети участков, но лишены этой возможности вследствие закона 12 июня 1900 г. о фиксации земских смет. Так, д-р Корженевский в своем докладе «Земская медицина при фиксации земских смет» на VIII Пироговском съезде врачей, пришел к следующим выводам, разрабатывая рост бюджетов на земскую медицину в ряде губерний за 20 лет: за десятилетие (1880-1889 гг.) средний % роста расходов на земскую медицину в семи губерниях был ниже 3%, в 23 — выше, причем лишь в 14 губерниях выше 5%. То же самое он отмечает за период 1895-1900 гг.: из 257 смет на медицинскую часть земств и городов в 4% они возрастали менее 3%, в 60% — более 3%. Такой процент недостаточен также и для поддержки существующих участков; где уже тут до расширения дела?

Таким образом мы видим, что врачи — какие-то пасынки среди представителей разных других профессий (юристов, инженеров и др.), подобно тому, как почтово-телеграфные чиновники — пасынки в сравнении с чиновниками других ведомств.

Будучи плохо обеспечены жалованьем, врачи часто занимают несколько должностей, низводя плату за труд до степени дешевки (60 руб. в год). Что это мешает им правильно исполнять свои обязанности, отрицать нельзя. Так, Жбанков собрал сведения о 72 таких врачах, которые занимали вместе 209 должностей, причем на каждого приходилось от двух до семи мест!

 Валькирия (valkiriarf)

_____________________

Но в царское время при сословном состоянии общества профессия врача с обязательным окончанием университета и дипломом позволяла людям низкого звания получить  потомственное почётное гражданство, «классическое высшее образование было чем-то вроде замены благородного происхождения». А у нас нет даже этого. Врач ничего не получает кроме бесконечных жалоб на него от очень продвинутых или «двинутых» на голову пациентов, считающих себя знатоками в медицине, или иски в суд от тех же «знатоков» медицины.

Нужно учесть еще и такой факт, как нравственно-социальный. Понижение уровня жизни врачей и рост невежественного самомнения среди пациентов, очень часто становится в наше время поводом к пересмотру жизненных позиций.

В мединституты уже не стремятся как прежде, потому что не только зарплаты не радуют, но и уважение к врачам упало до самой нижней планки. В почете не те, кто нас лечат, а только те, кто делает нас красивыми, потому что за красоту платят любые деньги, а за здоровье отвечают жалобами и судами.

О государственном распределении врачей и учителей смешно даже говорить. Если в советское время не очень-то спешили ехать по распределению, то теперь ехать туда, где жизнь остановилась в позапрошлом веке и где зарплата ниже, чем у разносчика пиццы в большом городе, не стоит даже говорить.

Советы врачей вызывают у граждан немотивированную агрессию и абсолютный негативизм. Но если бы эти врачи стояли на социальной лестнице вровень с чиновниками и от населения требовалось бы уважение к ним, то и советы выполнядись бы полностью.

Так что у нас палка о двух концах: на бесплатную медицину в сельской местности нет денег, а для увеличение числа врачей не хватает уважения к ним со стороны населения.

Почему в Америке врач равен нашим списочным личностям из журнала Форбс? Потому что там медицина платная. И никому нет дела до того, что 50% населения медицинской помощью не охвачено.

В Европе уважаемые медики тоже трудятся в платных клиниках и медицинские страховки там позволяют врачам получать гораздо больше средств на жизнь, чем у нас.

И как нам заманить граждан на подвиг и самопожертвование ради благополучия ближнего?

Пандемия показала в полной красе состояние европейского здравоохранения, которое никак не рассчитано на благотворительную взаимопомощь.

Трудно сказать, что будет, но вряд ли положение где-нибудь улучшится.

Капиталистическая система входит в противоречие с желанием большинства граждан иметь не только возможность покупать, но еще и лечиться, и учиться. А значит государство должно тратить бюджет на всех, кто по большому счету ни разу не налогоплательщик. А раз средства ограничены, то и жаждущих быть альтруистами или монахами-бенедектинцами по обслуживанию бедных, никому не хочется.

Ведь капитализм не предусматривает бесплатное обслуживание всех граждан без исключения. Вообще, бесплатность это абсолютно недопустимое состояние в экономике капитализма. 

Другое дело, благотворительность. Это уже коммерция, своего рода система : Do ut des, которая на самом деле никакая не благотворительность, а особый экономический проект или особый вид бизнеса через благотворительные фонды, приносящие свою прибыль.

Вот и делайте вывод: пока в мире правит бал капитализм, проблема с доступной медициной в сельской местности останется нерешенной.




Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic