ansari75

Categories:

Кто у нас "жертвы"?

Долгое эхо панк-молебна

25 ноября 2020 года было опубликовано открытое «Письмо священников и мирян к христианам Беларуси» со сбором подписей под ним. Речь шла даже не о материальной помощи жертвам репрессий, а всего лишь о словах поддержки. Но и такая инициатива закончилась оглушительным, катастрофическим, позорным провалом: на момент закрытия сбора подписей 1 декабря обращение подписали только 2078 человек… Почему так случилось?

Одним из его любопытных результатов было распределение поддержки насилия правоохранителей по возрастам. Оказалось, что пожилые людей даже несколько чаще оправдывают пытки. Авторы исследования считают этот факт странным: «Можно было бы предполагать, что возраст и жизненная опытность учат взвешенности и неприятию насилия, но получается наоборот».

А не связано ли это с тем, что именно в старших возрастных группах больше всего прихожан православных храмов? Что именно эти люди в 2012 году стояли на молитвенных митингах в поддержку тюремных сроков за «кощунства»? Что в последние годы их сознательно дрессируют всюду видеть оскорбления своих нежных религиозных чувств и огрызаться в ответ?

Сегодня в РПЦ крайне слабы стремления помогать жертвам репрессий, однако ясно прослеживается желание поддерживать репрессии. И это среди тех, кто считает себя «солью земли». Если помнить, что делают с солью, потерявшей силу, становится несколько понятнее, почему бурный рост и возрождение РПЦ внезапно сменились тяжелым кризисом, расколом и перспективой скорой канонической смерти.

КОНСТАНТИН АВАДОВ

_____________________

 «Можно было бы предполагать, что возраст и жизненная опытность учат взвешенности и неприятию насилия, но получается наоборот».

Чему удивляются аналитики? Все верно, зрелый возраст и опыт учат человека видеть во всех «жертвах» только политическую игру антинародных сил. Что Что же касается зрелых людей  православные, то нужно напомнить автору, что они хорошо помнят слова апостола Павла: Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Вот они и оценивают все протесты вполне адекватно с позиций власти и не жаждут к ним присоединяться.

Автор сетует, что подписантов за Голунова было не в пример больше, чем за белорусов.

« Это при том, что там большинство подписантов, очевидно, были либералами. Которые, как нам доподлинно известно из телеящика, все «бездуховные» и продали душу госдепу.»

Наивный христианин решил выступить не за либеральные ценности, а за христианское сострадание. «Обымем друг друга» и сольемся в экстазе христианской любви ко всем и каждому, прав он или нет.

Но видимо, автор занятый только чтением Евангелия и умилением на службах, абсолютно не понимает, что его призывы относит  к верующим, а не к гражданам. Но в церкви граждан нет.

Для того, чтобы возмущаться насилием власти, нужно во первых, понимать, что это действительно насилие и произвол, а не общепринятые меры по охране порядка, которые практикуются во всех странах. Во-вторых, нужно быть не верующим, а гражданином.

С каких это пор православное сообщество обрело статус гражданина? Они – православное стадо, а не граждане. Их пастыри – их закон,  гражданственность и право. А здесь уж извините, кто из прихожан готов пойти против своего пастыря?

Вы думаете, зря старались наши власти, создавая режим благоприятствования для церкви с одновременным принятием закона о оскорблении чувств верующих? Если хотите избавиться от гражданского общества, сделайте всех православными. Этих вещей пишущий православный явно не понимает.

Он забыл, как любвеобильное христианство огнем и мечом вторгалось в мир европейцев и славян, далеко не дикарей и далеко не малограмотных невежд, а именно граждан своего государства и своей культуры.

Он не помнит, что в православной России до самой революции 1917 года существовало очень строгое законодательство, касающееся как раз оскорбления чувств верующих и церкви, вплоть до каторги и наказания плетьми.

Может быть начать наш отсчет оттуда, а не от путинского закона? Жестокость по отношению к врагам церкви и к врагам власти – это особая доблесть христиан всех конфессий. И если сейчас европейские христиане что-то подписывают, то отнюдь не потому, что стали сознательными гражданами, а только потому, что их церковь всерьез озаботилась возможностью потери паствы и стала изображать из себя либерала-миротворца.

Наши же православные, это вообще отдельный случай.

Никто никогда не будет подписывать никаких петиций, если на это не благословит поп. А благословит он на постройку нового храма, на сбор средств в помощь ему и церкви, на чтение псалтири по кругу, на бесплатное пение на клиросе или уборку помещения церкви.

Петиции или письма православные могут подписать в защиту какого-нибудь особо любимого ими батюшки, которого перемещают на другой приход. Да и то, чаще всего по инициативы особо приближенных к этому батюшке прихожан во главе с его матушкой.

В этом случае будьте уверены, подписей соберете в достаточном количестве, как собирают либералы в защиту Голунова. И никакие агрессивные чувства никакими призывами к терпению не будут усмирены, если вы затронете веру православную и самих православных. 

Надо знать православную психологию, чтобы всерьез рассчитывать собрать подписи в защиту каких-то неведомых «жертв» неведомо зачем проводимых акций и их разгонов.

Когда я перепостил на своей странице ВКонтакте объявление о кампании христиан за отмену статьи об оскорблении чувств верующих, на следующий день какой-то странный человек из списка моих друзей, позиционирующий себя в качестве православного, оставил следующий комментарий: «Какая дичайшая и тупейшая дичь, а скорее всего простая подделка либерастов». Он не священник, но на его странице были фотографии в подряснике, в том числе вместе с епископом. Моя попытка вежливо вступить в дискуссию закончилась тем, что он добавил меня в «черный список», - жалуется автор.

Не для того принимали этот закон, чтобы его отменить в угоду любви и взаимопониманию гражданского общества.

Мы –народ своевольный. Свобода в нашем понимании – это все то, что не запрещено предписаниями. Да и тогда, мы еще посмотрим, велика ли ответственность, чтобы подавлять свою вольную страсть.

Нам трудно удержаться от мордобоя или оскорблений, когда кто-то мешает нам делать то, что хочется. И мы как и власти очень хорошо знаем за собой эту особенность. Вот и приходится вводить то один закон, то другой. Как же теперь отказаться от закона о защите чувств верующих? 

Не ровен час атеисты будут покемонов в храме ловить. Оно ведь очень неустойчивое это чувство взаимоуважения и взаимопонимания. Уж лучше пусть будет закон, чем боевики отрядов «Сорок сороков», осуществляющих защиту верующих физической силой.

Но даже если вы и достучитесь до кого-то, то разочарование будет происходить уже по другой причине. 

Еще пока здравомыслящий российский народ не стал диссидентом и либералом, а потому резонно спросит: а за какие такие ценности пострадали эти «жертвы»?

С одной стороны эти протесты отнюдь не в защиту веры и православия, но с другой стороны и не ради народа.

Зададим себе вопрос: кто у нас на сегодняшний день числится в жертвах репрессий? Неужели это смелые революционеры, ведущие народ на борьбу с капитализмом? Или это «желтые жилеты», выставляющие экономические требования? Или это те, кто протестует против повышения пенсионного возраста? Борцы за восстановление восьми часового рабочего дня, борцы с эксплуатацией и произволом хозяев ? Неужели это те, кто требует наказания мошенникам, ограбившим простой народ? Это представители общественности, требующие расследования приватизации 90-х и привлечения к ответственности тех, кто расстреливал граждан в октябре 1993 года? Это профсоюзные деятели, стоящие на защите интересов трудящихся? Это пацифисты и миротворцы? Это Навальный, мечтающий сменить одних коррупционеров на других? 

Так что ни с какой стороны, ни с православной, ни с гражданской у народа нет резона подписывать петиции в защиту «жертв» , а вернее нарушителей закона и порядка.



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic