ansari75

Categories:

Воспитай в себе Наполеона или... Чубайса.

Психолог Михаил Лабковский пишет:

— Высокая самооценка бьет все. Поймите одну простую вещь — вы можете быть любыми. С любой внешностью, любыми мозгами, любыми особенностями. Но если вы уверены в себе — вам живется легко. Вам легче получить работу, построить отношения, да и вообще как-либо взаимодействовать с другими людьми.⠀

Мне часто пишут в комментариях: «Вот из-за вас кругом одни самоуверенные дебилы!». Друзья мои, а вы не думаете, что этим «самоуверенным дебилам» прекрасно живется, тогда как «неуверенным умникам» — не очень?.. Им-то какая разница, дебилы они на ваш взгляд или нет?..⠀

Но на самом деле высокая самооценка приближает человека к адекватности, а не удаляет от нее, если вы вдруг об этом подумали. Потому что уверенный в себе человек не тратит силы на обдумывание глубоких философских вопросов из серии «А что скажут люди».

В бизнесе такой человек думает о деле, а не о том, хороший он или плохой предприниматель. У него фокус внимания вообще не на этом — он берет и делает. И как раз поэтому делает хорошо.⠀

Можно пример? Вот такой:

В конце 1960-х будущий предприниматель учился на врача в Первом Московском Медицинском институте, поэтому ему было не трудно узнать и запомнить рецепт водки и технологию ее производства. 

«В принципе, для врача сделать спирт, выгнать спирт, очистить его так, как нужно, не составляет никакого труда. А водка была дефицитом, я делал в день два ящика, это были хорошие деньги», — рассказал он.

Александров отметил, что попал в тюрьму в 1983 году. Бизнес по производству водки приносил стабильный доход, и предприниматель решил рассказать об этом товарищу. Его собеседник не стал хранить секрет, а сразу сдал предпринимателя правоохранителям. В результате Александрову дали пять лет — он рассказал, что два года провел под следствием, и еще один — на зоне.

Вполне естественно, что такой самоуверенный человек никогда не задаст себе вопроса: а хорошо он делает или плохо для людей, для общества?

Зато как пишет психолог :  

В отношениях с ним тоже все просто, он не сидит у телефона и не гадает: «А что я не так сказал?», «А что он(а) обо мне подумал(а)?», — ему вообще плевать. Он наслаждается общением, знакомится с людьми, ведет себя открыто и прямо. Поэтому у него очень мало шансов попасть в невротические отношения.⠀

Вообще высокая самооценка — признак здоровой психики. А когда у человека самооценка низкая, то он живет примерно как с переломом ноги: ему приходится терпеть боль, хромать, опираться на костыли, и на это уходит огромное количество сил и времени.

Поэтому, на самом деле, с высокой самооценкой жить гораздо проще.

Хотелось бы спросить у психолога, делает ли он разницу между понятиями самоуверенность и самодостаточность? А ведь это не одно и то же.

Интересно, почему нынешние психологи все как на подбор отказываются считать самокритичность полезной вещью? Ведь когда сей психолог пишет, что самоуверенный человек не будет думать над вопросом: «А что скажут люди?», он подменяет понятия. Те, кто зависят от оценки других и те, кто эту оценку учитывает и понимает, умея взглянуть на себя критически, совершенно не одинаковые люди. У одних – сильно развиты комплексы неполноценности, которые рождаются из разницы между достигнутым и желаемым, из- за слишком высоко поднятой в детском возрасте планки на результат. В другом случае человек просто умный и социально адаптированный, чтобы получать от жизни и людей по принципу: я даю, чтобы ты дал. Здесь самоуверенность родится только в том случае, если судьба даст для этого повод. А если нет, то слишком уверенный в себе человек рискует стать не только неудачником, но и одиноким. 

Самое важное в жизни не самоуверенность, а знания, способность к анализу и понимание, что от твоей умственной деятельности, от твоих способностей зависит успех.

И называется этот человек не самоуверенным, а самодостаточным. Личность, знающая, что она собой представляет. И для этого нужно не зависеть от мнения других, но считаться с ним.

И здесь на сцену выходит еще один тип психолога нынешнего времени, предлагающий вам опять –таки вариант той же самоуверенной личности, но в ином ракурсе:

Мне кажется, что троечники самые адаптивные люди: они умеют играть в системе, но при этом могут выходить за рамки. 

В обоих случаясь наши психологи берут желаемое за действительное и путают понятия с целью отказаться от анализа причин и смыслов и самоуверенности, и плохой учебы. 

А ведь понимание этих состояний – самый важный элемент в рассмотрении общества, в котором мы живем. Уже из самой фразы, что кругом одни самоуверенные дебилы, можно сделать вывод, что самоуверенность – это отрицательное качество. И воспитывается оно из упрямого эгоизма и абсолютной нечувствительности.

Троечники же вырастают из безответственных ленивых детей, привыкших к легкой жизни в таких же безответственных ленивых взрослым, которым выйти за рамки — раз плюнуть, как плюнуть на правила и ответственность перед другими людьми. Конечно, им и в дальнейшем будет легко жить, потому что они привыкли к безответственности и попустительству.

Но вот счастливы ли будут эти типы людей, большой вопрос.

Пандемия внезапно поставила человека перед проблемой собственной значимости и смысла жизни. И оказалось, что самоуверенные люди и в самом деле оказались дебилами и хамами, создав отряды антимасочников. Они доходят до скандала и мордобития только на том основании, что они уверены в своей правоте. 

Все они, если копнуть глубже и есть те самые троечники, которым, как утверждает психолог, легко живется.

Психолог пишет, что троечники устраиваются в жизни лучше. А спросите у нее, почему? Она уклонится от ответа. Скажет, что у троечника больше свободы. Да, но какой свободы? Свободы на мошенничество, обман, и подчас цинизм, потому что отношение к учебе как к напрасно затраченному времени, неуважение к родителям и лень, толкающая на отказ от учебы, самый прямой путь уходить от труда, ответственности и честности.

Они циники и хамы, как в быту, так и во власти не только по причине безнаказанности, но и по причине заложенного свободным воспитанием непонимания ни культуры, ни нравственности как высшего состояния человеческого духа.

Вы думаете, что недавнее убийство из-за ссоры в родительском чате совершено просто распущенным безответственным человеком, не умеющим сдерживать эмоции, как нам пытаются внушить? 

Нет, оно совершено стопроцентным троечником и уверенным в себе человеком, о котором с таким восторгом пишет психолог Михаил Лабковский.

Вы думаете, желающие жить в Америке бездомными в коробке это беднота, потерявшая работу или неоцененные гении? Нет, это троечники, возомнившие себя свободными личностями и не умеющими найти себе место даже в своем отечестве. Ведь отсутствие работы по интересу и профессиональным навыкам далеко не российская проблема, а мировая.

Привыкшим к свободе, безответственности и своеволию людям, трудно адекватно оценивать и себя, и свое будущее. Но виновны за это не они, а та намеренно проводимая идеологическая диверсия по низведению культуры и знаний к стереотипу во мнении, что это якобы отжившие духовно-нравственные ценности.

Как же предлагают нам воспитывать детей?

Наша требовательность к детям ведет к тому, что они со временем закрываются и перестают откровенно разговаривать с родителями, не делятся с ними своими переживаниям и проблемами. Выстраивая жесткие рамки, можно вырастить агрессора.

У молодого поколения сейчас очень сложно все с креативным мышлением, а это ведь самое ценное на рынке труда. Также у молодежи есть проблемы с критическим мышлением, им сложно не согласиться с чем-то, они не умеют отстаивать свою точку зрения. И все это выливается из желания родителей, чтобы дети учились на пятерки. Поэтому подумайте сто раз, зачем вам пятерки-четверки? Вы найдёте аргументы, но самое главное — понять: зачем?

Дети не очень много думают о своем будущем, они живут здесь и сейчас, отсюда и возникает разногласие между ребенком и родителями, потому что последние всегда думают о будущем своих детей. А вообще-то взрослым следует учиться у детей.

А давайте поставим проблему иначе: может ли и способен ли ребенок просуществовать без родителей? Не будет ли он завтра предъявлять претензии к ним в том, что они не дали ему ни о чем понятия, не выучили, не направили на дорогу будущего?

Взрослые дети обвиняют родителей в отсутствии с их стороны не только должного воспитания, но и материальной поддержки до их собственного пенсионного возраста.

Даже в животном мире взрослые особи учат молодняк, прививая им те или иные особенности поведения ради того, чтобы они выжили в будущем. И только у нас теперь воспринята система, по которой детей нельзя ничему учить. Им нужно предоставить свободу во всем и даже в учении, совсем как у Фонвизина. Митрофанушка теперь стал для нас примером свободного воспитания. А все то, что должно быть воспринято детьми как обязанность почему-то воспринимается как пример из Гоголевской «Женитьбы»:

-Вы думаете, я говорю по-французски? Нет, я не имел счастия воспользоваться таким воспитанием. Мой отец был мерзавец, скотина. Он и не думал меня выучить французскому языку. Я был тогда еще ребенком, меня легко было приучить — стоило только посечь хорошенько, и я бы знал, я бы непременно знал.

Нынешняя  свобода это не только в желании ребенка делать то, что он хочет, а в том, что она уравнивает взрослого и ребенка в оценке действий, но при условии сохранении ответственности за взрослым и полной безответственности ребенка.

Ребенок должен учить родителей, как он хочет играть и жить, а значит он становится задолго до осознания своих действий в положение взрослого. И конечно, позднее ни родители, ни учителя не будут для него авторитетом. 

Кроме того, от ребенка намерено устраняют ценность труда, предлагая ему родительскую заботу как само собой разумеющуюся их обязанность, а позднее труд учителя превращают в обязательную услугу.

Не понимая материальной ценности не только вещи, но и труда, ребенок во всем видит  только игру и исполнение его желаний.

Начнем с малого. Нынешняя мода на свободу предлагает малышам есть руками, ковыряться в краске, размалевывая стены, свою одежду и родительские лица. Хочешь деточка в грязь? Пожалуйста. Хочешь прыгать по лужам? Пожалуйста. Хочешь гулять нагишом ? Пожалуйста. Родители в умилении. Растет свободный креативщик, растет самоуверенная личность, которая не будет зависеть ни от дисциплины, ни от оценки обществом. Увы, растет по вековой традиции свиненок, будущий свин, а совсем не креативная свободная личность как уверяют психологи.

Здесь сказывается двойное разрушительное действие на психику ребенка. С одной стороны позволительное копание в грязи, еде, лужах руками не формирует в ребенке тактильного ощущения грязи, различия между приятной чистотой и неприятной грязью. 

Во-вторых, бесцеремонное обращение с едой и вещью нивелирует их трудовую стоимость. Своего рода манна небесная, а не результат труда родителей и специалистов.

Одно дело, когда ребенок не боится порвать штанишки или вымазать их в момент активного осуществления броска к победе, и совсем другое – привычка к небрежению и грязи.

Девочка школьница красит волосы в дикий цвет. Ей это кажется писком моды. Причина отрицательного отношения к этому не в краске и не в ее качестве и безопасности для детских волос, а в направлении интересов. 

Ребенок увлекается ложными посылами, заключенными не в красоте и знаниях, не в раскрытии способностей и не в интересе познавательного уровня, а в примитивном отклонении от нормы, и никто ему ничего не объясняет: свобода личности. А ведь совершенно очевидно, что  те дети, для которых интерес и самооценка состоят в знаниях, дополнительных занятиях и полезных развлечениях просто не найдут ни времени, ни желания отвлеченных разглядываний собственной персоны, не найдут времени на размышления о цвете волос, поискам красок и проведением времени у зеркала. Ведь интерес рождается от направления твоих мыслей, от того, куда его посылают ради продажи и прибыли все модные тренды.

Отчего в школах была форма? Чтобы дети меньше думали о том, кто лучше одет, а кто хуже, у кого модная рубашка, а у кого нет.

Отчего музыканты в оркестре одеты однотонно? Чтобы зрители слушали музыку, а не отвлекались на их наряды. Правда, теперь есть новаторы, у кторых оркестранты одеваются ярко и броско. Но эффекта музыкальному произведению это не придает.

Вот примерно по такой методике и разрабытывалась человеческая система оценки ценностей, где дух преобладал над низменной свободой.

Теперь стихи Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо» нужно читать, поменяв понятия на противоположные. Все, что там отнесено к плохому, теперь всего лишь свобода и самовыражение. А то, что из такого свиненка вырастит свин, никого не волнует. Нынешние психологи и нынешнему свину найдут оправдание легкостью жизни. 

Да и не только Маяковский, устарел. Устарели и Агния Барто, и Чуковский, и Маршак. Особенно сильно устарела русская классика, в которой на порядок больше, чем в европейской, запросов на возвышенность мыслей, чувств и поступков.

Нынешние дети, которые предоставлены свободе в понимании ее как отказе от определенной дисциплины, рискуют гораздо большими потерями, чем сейчас кажется психологам, выросшим из американского психоанализа.

Свобода на безвкусицу, на своеволие и неуважение к чужому мнению не так безобидна, как кажется. Дурной вкус рождает тупое стремление к роскоши, которая на поверку является всего лишь безвкусицей и мещанством, а не проявлением истинной красоты и культуры.

Самоуверенность и завышенные требования рождают стрессы и депрессии.

Вы и не подозревали, что кроме аутизма всех видов и форм, от откровенной дебильности до шизофрении отныне открыты синдром Котара, синдром Парижа, синдром Диогена, синдром Стендаля и тому подобное . На свет Божий  вышло все то, что всегда отсекалась правилами поведения в обществе за счет строго контроля личности над собой, а  теперь стало свободным самовыражением, доводящим эту  личность до психоза, депрессии или синдрома. 

Нынешние психологи с удивлением обнаружили, что оказывается насилие может быть не явным,  что человек может быть абсолютным эгоистом и это оказывается плохо сказывается на других людях, вызывая стрессы и депрессии.  В свое время это явление называли так, как и должно это звучать: бессердечием эгоистической личности, неправильно воспитанным нравственным глухарем.

 Но как можно возвращаться к старому? Теперь этот наглый себялюбивый эгоизм именуется – неглект, то есть  это пренебрежение, неисполнение долга, а проще – это абсолютная безответственность в самых обычных поступках.

Неглектом могут быть совершенно пустячные, на первый взгляд, ситуации: накормить маленького ребенка джанк-фудом; забыть, что бабушка просила купить ей лекарство; не перезвонить в ответ на три пропущенных вызова от пожилого отца и т. п. Все эти «мелочи» при внимательном рассмотрении оказываются не так уж безобидны.

Как же их лечить?  Похоже, что никак. Лечат духовно-нравственное разложение общества теперь новыми законами. Как своеволие обрело бесконечные типы противоправных действий,  так юридическая мысль постоянно детализирует и подвергает запрету каждый шаг обывателя.

Такого разнообразия законов мир еще не знал.

Что же на самом деле случилось с обществом? А случилось то, что должно было случиться с атомами при распаде всей системе. Броуновское движение очень удобная вещь для тех, кто хочет превратить людей в бездумных потребителей и убогих инвалидов с ущербной психикой. 

Люди не понимают, что права личности и полная ее свобода от всех условностей в крайней своей фазе превращается в диктатуру личности. Каждый человек, чтобы избежать конфликтов и непонимания уходит все дальше и дальше в самоизоляцию, именуемую красивым словом: индивидуализм и требующим от человека признавать авторитетом только одного себя. В результате, чтобы вращаться среди людей, быть на работе или в обществе человеку предписываются нормы уже не культурой и не личным пониманием того,  что есть уважение, любовь и забота, а законом со штрафами, арестами, изъятием детей из семей  и предоставлением  прав всем нетрадиционным ориентациям, всем циничным индивидуалиста , всему бизнесу на создание того, что приносит прибыль, даже если и нанесет  вред обществу.

Все эти неглекты, буллинги, харасменты, все эти права животных и психически больных как и страдающих различными гендерными комплексами есть прямой результат отказа от  веками выработанных правил культуры, этики и хорошего тона. И не только отказ, но подчас запрет, особенно в отношении детей, которых не позволено воспитывать в их же интересах. Ведь ребенок не рождается со знаниями. Он имеет право не только на свободу, но и на воспитание. Именно, право на воспитание, которое у него отобрали и заменили своеволием и отсутствием культурной обработки.

Мы до такой степени заблудились во всевозможных особенностях поведения, в свободах и правах, что без психолога не способны отделить плохое от хорошего, нужное от ненужного.

Какие книги читают сейчас люди? Не классику и не общеобразовательные очерки. Они читают психологические тренинги как стать богатым, как научиться управлять людьми, как научиться быть счастливым, как стать экстрасенсом или исправить ауру вместе с чакрами.

А ведь что есть на самом деле нынешняя психология? Это психоанализ, разработанный еще дедушкой Фрейдом и очень понравившийся всем строителям потребительского общества.

Обычно наука занимается исследованием общего и опирается на опыт, чтобы общее позднее помогло понять частное.

Но психоанализ давно отказался от общего и что еще более удивительно, от проверяемого опытом. Он разбирает только внутренность отдельной личности. И поверьте, поле это неистощимо на открытия. Но вот открытия эти смешают вам понятия не только добра и зла, но и здоровья с болезнью, индивидуальное правило и индивидуальное исключение.

Как же прежде люди умели выработать нормы поведения, учить им детей и взрослых, называя эти правила этикетом, этикой, культурой?

Все довольно просто. Чтобы человек стал потребителем, его нужно освободить от всех правил и норм. Мое желание – закон. Так Фрейд начинал изучать невротиков и подсознание, извлекая из него все, что может дать личности свободу от комплексов, а заодно от условностей, запретов и контроля с самоконтролем. Вслед за ним  психология, культура и этика двинулись в том же направлении: что таится в глубинах эго, в его подсознании, должно выйти наружу. А с этикой стала не нужна и психиатрия. Теперь у нас все нормальные, вот только с комплексами.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic