ansari75

Categories:

Дела в Европе хуже, чем мы предполагали.

Или как либеральный фашизм хочет войти во власть.

Трибунал над путинским режимом. Как расследовать преступления власти после ее смены?


За последние 30 лет в России совершено множество преступлений, расследовать которые при нынешнем политическом режиме невозможно.  Институт права и публичной политики опубликовал доклад, подробно описывающий возможную процедуру восстановления правосудия. Презентацию и обсуждение документа Сахаровский центр устраивает вечером 1 декабря (подключиться можно по ссылке). 

К моменту распада советского режима у антикоммунистических сил не было плана политических и экономических реформ.

Сейчас ситуация намного лучше: ученые работают в условиях свободного обмена информацией с остальным миром, а медиа пока могут сообщать о результатах их размышлений. Среди них «План перемен» (сейчас сайт закрыт, но остались публикации экспертов в блоге «Эха Москвы»), «РеФорум» и серию разговоров с экспертами, которую проводит профессор Sciences Po Сергей Гуриев (видео публикуются в его YouTube-канале, их показывает «Дождь», расшифровки бесед публикует VTimes).

Забыть – не вариант, мстить за все – тоже

Главный вопрос этого доклада – как расследовать и судить преступления. Просто простить эти преступления нельзя. Однажды мы так уже сделали: многочисленные преступления советской власти были названы преступлениями лишь вполголоса, чтобы не слишком обижать коммунистов и их сторонников, лишившихся статуса и заработков.

Впрямую постсоветская власть не осудила коммунистическую диктатуру большевиков, красный террор, коллективизацию и голод, сталинские репрессии и последующие деяния советской власти. Не были открыты архивы политической полиции (КГБ), не было реституции и люстрации. (Выделено мной- А.Г.)

Этот маневр привел к двум результатам. В 1991-1999 годах степень агрессивности приверженцев коммунистического реванша, конечно, оказалась ниже, чем если бы она была в случае их преследования за советские «подвиги». Внутри этого реванша Россия живет уже 21 год. 

Поэтому «забыть» – плохая идея. «Неисправленная безнаказанность вдохновляет новых палачей, общество же не получает необходимой прививки от диктатуры, склонной поэтому возрождаться в новых формах», – пишут Бобринский и Дмитриевский. 

Ничем не лучше и другой крайний вариант – месть (как получилось с расстрелянной четой Чаушеску или сотрудниками госбезопасности Венгрии во время восстания 1956 года).

...найти узкий пролив между Сциллой забвения и Харибдой мести – задача крайне важная.  

Системное беззаконие

Важное условие успешного перехода – закрыть, как говорят психологи, предыдущий гештальт. (Т.е. уничтожить все силы, которые участвовали во власти со времен революции 1917 года. Учтите, о суде это только разговоры. А в реальности уничтожение и детей, и внуков всех бывших партийных деятелей. Это и называется : закрыть предудущий гештальд) 

Но поскольку мстить за все – не выход, нужно очень четко выбрать, какие из преступлений будут подлежать суду. Выбор Бобринского и Дмитриевского: 1) нарушения прав человека (преступления против человечности, политически мотивированное насилие), 2) присвоение и удержание власти, фальсификация выборов, 3) насилие в ходе вооруженных конфликтов (внешних и внутренних), запрещенное международным и гуманитарным правом, 4) взяточничество, коррупция, незаконная экспроприация, злоупотребление должностными полномочиями, 5) преступления советского периода. Расследовать все эти преступления очень трудно: сроки давности по многим уже прошли, массив фактов и свидетельств зачастую уничтожен и может быть получен только от самих правонарушителей.

«Примиренческий» подход редко касается тех, кто несет главную ответственность за прошлые преступления и символизирует их. Без жесткого отношения к ним невозможно восстановить общественную мораль, разорвать отношения с репрессивным прошлым. 

Важная часть переходного правосудия – принять такие меры, чтобы совершенные преступления не повторились в будущем, поэтому это «срединный путь между насилием и бессилием», между всепрощением и стремлением наказать всех слуг прежнего режима подряд. 

Юридические проблемы

Людям, потерпевшим от безнаказанных правонарушений, нужна будет помощь в восстановлении их прав, ведь они долгое время были лишены правовой защиты и подвергались незаконным преследованиям. Механизм восстановления прав в таком случае должен быть быстрым, не предусматривать от потерпевших больших усилий и по возможности полно возмещать нанесенный им вред.  ( Сочиняйте кляузы, сочиняйте доносы, все пойдет на пользу новому режиму)

Административные решения

Для расследования и информирования общества о противоправном присвоении и удержании государственной власти авторы предлагают создать Комиссию по расследованию узурпации власти

Чтобы восстановить права людей, подвергшихся слежке, негласным оперативно-розыскным мероприятиям (ОРМ), предлагается уведомить людей о факте проведения таких мероприятий и предоставить им доступ к полученным в результате ОРМ материалам. Право знать о вмешательстве в частную жизнь должно быть предоставлено независимо от мотивов вмешательства (кроме случаев, когда слежку необходимо сохранять и далее). Один из вариантов – предоставлять подтверждение факта слежки по запросу. Так построена работа органа, предоставляющего доступ к архивам Штази (политической полиции ГДР).

Институт народной памяти должен будет установить факты преступлений коммунистического режима, назвать совершавших их людей, организовать доступ к архивам советского руководства и спецслужб, найти и защитить захоронения жертв. 

Комиссии и Институт будут передавать материалы органам следствия для уголовного расследования преступлений. 

 В области уголовного преследования вводятся особые положения о неприменении сроков давности и актов об амнистии к тем, кто прежде был огражден от уголовного преследования политикой системной безнаказанности. Уже истекшие сроки восстанавливаются. 

Люстрацию авторы доклада не считают оптимальным средством возмездия за преступления авторитарного режима: за преступления надо судить. Люстрация как гарантия неповторения нарушений должна быть применена к ограниченному кругу лиц, руководивших органами, ответственными за системное нарушение прав человека или узурпацию власти и попустительствовавшие им, и к тем, кто лично участвовал в репрессиях. 

Жертвам системной безнаказанности это дает надежду на то, что правосудие может быть восстановлено, а всем остальным – на то, что Россия когда-нибудь станет правовым государством.

(В сокращении)

Автор: Борис Грозовский.

_________________________

P.S. Я не сторонник Путина и нового капиталистического режима, но что-то мне подсказывает, что удар направлен совсем не на него и его друзей. Это затаенная злоба реваншистов антикоммунизма, и речи ни о какой демократии у них не идет. Уничтожить даже слова :большевики, коммунисты, Ленин, Сталин, чтобы боялись произносить их вслух как имена немецких социал-националистов.

Вот только слово фашизм запретить нельзя, потому что уж очень он похож на нынешнюю европейскую демократию, фашизм под видом прав человека и свобод. Только и права, и свободы эти повернуты так, что становятся диктатурой для нормального духовно-нравственного  человека, понимающего мир как право на личную свободу ему самому и на уважение к общественному порядку и обществу, как высшей составляющей в жизни человечества.

Демократические свободы- это кривое зеркало троллей, утверждающих, что все естественное неестественно, что все противоестественное это правило и необходимость, что человек должен любить и холить животных в ущерб самому себе, что права больных и ущербных выше прав натуралов, что воспитание детей – преступление, что любое нарушение этики и эстетики – это креативность и самовыражение, и внушают не только словесно, но и законодательно, так что бедный обыватель как крыса забивается в нору индивидуализма и считает себя в высшей степени свободным, раз живет сам по себе и сам по себе гуляет, как киплинговская кошка.

А капитализм гуляет сам по себе и нещадно эксплуатирует эту свободную крысу в ее норе и материально, и физически и духовно, и идейно.

Он позволяет толпе управлять обществом отнюдь не из-за невиданных политических свобод, а лишь потому, что хаос толпы всегда примитивен и абсурден и ни к какой реальной смене систем не приведет.

Уж не знаю, с какого это так сказать откровения, наши доблестные либералы открывают карты? Неужели в расчете, что завтра у нас будет цветная революция? 

Но раз напечатали и раскрылись, то время не ждет. Быстрота и натиск. Европа в кризисе. Еще не дай Бог коммунизм вновь поднимет голову и заставит проснуться народы. Скорее, быстрее, уничтожить, извести. Да не Путина, не олигархов, а недобитых коммунистов во власти.

Все-таки западная философия Фрейда, Поппера, Адлера, Хайдегера, очень уповает на роль личности в истории. Уничтожим иранских ученых-атомщиков, и не будет в Иране атомного оружия. Уничтожим в России коммунистов и сочувствующих им, запугаем трибуналом, глядишь,  и не будет больше угрозы коммунистической революции.

И главное, как все-таки похожи действия по завоеванию и установлению демократии. Сценарий безусловно списан под копирку со всех нынешних разборок с «преступными режимами», начиная от Ирака и Ливии и кончая нынешними попытками цветной революции в Белоруссии.

Вот только никто не пишет и не напишет , какое радостное завтра наступило для народов этих самых свергнутых автократий. Какая светлая перспектива хаоса, демократического беспредела и беззакония, демократической же нищеты и разрухи от Чили до Украины. Столь светлое демократическое процветание наступило после суда над «диктаторами», что Европу захлестнула такая волна мигрантов, которую старушка Европа  не видела со времен похода гуннов.

Но, похоже, что выгода от грабежа  разрушенных стран даже с привеском в виде мигрантов, гораздо выгоднее Западу, чем существование самодостаточных благополучных стран.

Читайте откровения и делайте расчет на то, как вы прекрасно заживете завтра в Европе в качестве дворников и сиделок у богатых стариков.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic