ansari75

Categories:

Смена смыслов и смена героев.

Последнее желание Марадоны семья выполнять не стала

Как сообщает агентство Reuters со ссылкой на друзей Марадоны, он хотел после смерти "быть забальзамированным и выставленным на показ для поклонников".

"Мы как-то обсуждали с ним идею установки статуи, а он сказал: Нет, я хочу, чтобы они забальзамировали меня!", — цитирует издание слова Мартина Аревало, журналиста, близкого приятеля экс-капитана сборной Аргентины. — Марадона хотел остаться с нами навсегда".

Семья, однако, посчитала правильным проигнорировать волю футболиста и похоронить Марадону вместе с его родителями на кладбище на окраине Буэнос-Айреса.

P.S. Один блогер написал в своем посте:

Когда уходит человек, вместе с ним уходит вселенная. Бессмертие это такая штука, которую ищут многие, а в особенности мужчины. Мужчины свое бессмертие добывают с помощью славы.

Ведь человек умирает три раза. Один раз когда уходит от нас, второй раз, когда умирает последний, кто его знал при жизни. А третий, когда память про этого человека уходит из истории человечества.

...важны еще и эмоции, которые вызывает человек, который ушел.»

Эмоции важны, но важны и причины, по которым человек обрел славу. Когда эти причины оправданы уважением к личности народа, тогда этот человек остается в истории, прославленным не только своими делами, но и прославлением народа.

Еще в античной Греции всенародной славы удостаивались не только творцы искусством прославляющие богов, не только философы и мудрые правители, но и победители Олимпийских игр. Спорт считался одним из высоких проявлений человеческих способностей и великим служением своей родине и богам.

Со времен христианства спорт стал запретным плодом. Но в последние века спорту стали уделять большое значение.

Победители Олимпийских игр становились героями, как и великие мастера искусства. Они прославляли свою родину и свой народ.

Не будем упрекать человечество в том, что в последнее время и спорт, и искусство стали предметом получения невиданных прибылей и способом прославиться не за счет таланта и принесения в мир возвышающих душу идей, а только эпатажем, вызовом и отрицанием того, что всегда было смыслом культуры – воспитания. 

И тем не менее, для некоторых стран люди, проявившие особые способности в спорте, становились кумирами. Простой народ чувствовал, что его герои футболисты или борцы, выступают не только ради заработка, но и ради своей страны, они побеждают, чтобы народ почувствовал уверенность в себе и если в стране не все благополучно с культурой и уровнем жизни, то хотя бы герой- спортсмен заставлял их забыть о своем неблагополучии.

Не будем осуждать нынешнее человечество за то, что футболисты для него стали выше ученых и творцов искусства. Подумаем о другом: народ прославляет того, кто был и остался частью его самого и гордился тем, что своими успехами прославлял свой народ.

Недавно чеченский борец тоже был встречен своим народом как герой, потому что прямо объявил, что его победа – это победа его народа.

А что же происходит с нами? Где наши герои? Кого уважать и почитать народу, чтобы возродить в душе и сердце гордость за свою страну и народ?

Наши спортсмены сплошь и рядом даже на международных играх выступают не под своим флагом, а под нейтральным. Они прекрасно понимают, что унижение их страны – намеренная провокация. Но ни разу никто не отказался от выступлений. Быть униженным для них легче, чем остаться без наград в денежном выражении.

Кого прославляем мы с подачи власти и при общем молчании?

Вот создали Ельцин-центр и признали его героем страны на все времена.

Еще установили стену скорби, унижающей отечественную историю.

С почестями и славой упокоили режиссера Романа Виктюка, знаменитого тем, что он превратил театральное зрелище в фешенебельный публичный дом, низвел искусство до уровня пошлости, вульгарности и цинизма. Но видимо подобное стало для нас нормой: славить разрушителей, лжецов, пошляком и циников.

Спорт превратился в борьбу за гранты и участие в международных играх ради хорошего вознаграждения. 

Театр и искусство превратились у нас в вульгарную пошлость и  откровенное внедрение разрушительных тенденций в саму цель существования культуры. 

Вот пишет один поклонник театра:

«Александр Лазарев – младший негодует по поводу постановок мужа Собчак - Константина Богомолова, который берется за русскую классику и делает из нее непристойный балаган.

Так, Настасья Филипповна из "Идиота" Достоевского сидит на сцене голой за решеткой. Не понравились актеру и и издевательства мужа Собчак над Пушкиным, когда он «отправил» поэта помочиться в кусты.

Возмущенный Лазарев не только ушел с середины постановки, но и освистал спектакль в буквальном смысле этого слова.

Как же Богомолов "дошел до жизни такой"?

Оказывается, ставить Костя начал на малой сцене Театра имени Гоголя, когда ему и не было еще 30-ти. Как и Серебренникову, ему предоставили карт бланш. Потом пресса нам сообщает, что Богомолов обратил на себя внимание "именитых людей из театральной Москвы". Чем же? Ну, например, тем, что из блистательной комедии Шекспира "Много шума из ничего" он сделал почти трагедию в милитаристском стиле. Там у него мужчины-герои ходили в галифе, декорацией был черный сад, среди итальянского бельканто звучали то "Смуглянка-итальянка", то немецкие марши. Ново? О да! А то, что Шекспир имел ввиду совсем другое - начхать, у художников же главное "я так вижу". (Кто продвигает провокаторов в искусстве)

Примечательно, что автор пишет об «именитых людях». Значит, подобное унижение и классики, и самого театрального действа санкционировано, если не сказать проще: намерено запущено? Значит уничтожение всего, что всего сорок лет назад было естественным: спорта как показателя мощи народа, искусства как воспитания красоты и гуманизма, политики как защиты страны и своей истории, совершается намерено?

Вот пишет другой представитель искусства:

В Большом театре кассовое все, кассовые колонна и квадрига с люстрой – вот это касса. В Большом театре показывайте кого хотите, что хотите, фамилия директора может быть любая, как и дирижера, на сегодняшний день – это торговая точка. Оно давно было торговой точкой, но это была торговая точка со знаком качества, там не было проходных людей. Потому что на какой бы состав вы ни пришли, он мог вам нравиться меньше или больше – но был уровень.

А теперь уровня нет, теперь есть только рассказы о том, как «я наладил производство».  (Николай Цискаридзе)

Дилетанты и разрушители заполнили все уголки духовно-нравственной жизни нашей страны.

Но вот народ другой страны, гораздо более бедный, чем российский, поднимает свой дух тем, что имеет героев, которыми можно гордиться. И пусть это всего лишь футболист, а не профессор, открывший новые законы мироздания, но он был своим среди своего народа. 

А что имеем мы кроме унижения и бесконечных страхов то цифризации, то мирового заговора, то действий сатаны или русофобии Запада?

Кем нам гордиться, если вокруг либо дилетанты и невежды, либо разрушители и антисоветчики?

Все, кто вырос в нашей стране, кто получил образование и профессию, зарабатывают славу и поклонение в чужих странах для чужих народов, поменяв даже свое гражданство.

«Если бы я хоть раз танцевал так Французскую куклу в «Щелкунчике», как я видел в Большом, меня бы никогда больше не выпустили ни в одной роли. Люди, которые стояли в вальсе, в солистах вальса, что женщины, что мужчины, кто эти люди, как они пробрались к солистам вальса? Их место в крысах. Я все время сижу и думаю, как хорошо, что всего четверть зала и это мало кто видит.

Балет «Спящая красавица» для меня – это самый идеальный спектакль, а сегодняшняя версия Большого театра – это оскорбление памяти Петипа и памяти всех людей, которые его создавали.

А сегодня шкандыбает эта Мирта  (балет «Жизель») еле-еле, все у нее трясется... Кто этот человек, как она сюда попала, почему вышла в этой роли? И этот Альберт, который не может делать движения, он думает только, как бы дотянуть до конца. А лица у этих людей...

А вот пишет уже не представитель исполнительского искусства, а журналист Караулов.

«Мы теряем профессию журналистики. Когда-то я создал кафедру театроведения в РГГУ при Юрии Николаевиче Афанасьеве. Я туда позвал Гаевского, Майю Турусскую — всех, кто не преподавал в моем родном, любимом ГИТИСе.

Через год я бежал в ужасе. Я позвал туда Швыдкого, моего учителя. Этот человек захотел стать профессором и началось — кто будет завкафедрой, какие-то интриги... Я сказал — ребята, оставляю это Вам, делайте, что хотите. И ушел.

Но учить не дают... Передать не дают. И школа проседает, проседает...»

Что же происходит с нами? Откуда это дилетанство, расчет только на деньги и абсолютное равнодушие и к гордости за страну, и к идеалам культуры и искусства? 

«Это ужасно, и не потому что я кого-то критикую, просто мне жалко, ведь очень много талантливых мальчиков и девочек работают в балете, очень много хороших певцов есть, голосов, жизнь которых проходит мимо, потому что им не дают развиваться правильно, не выстраивают репертуар, и люди, которые это делают, ничего в этом не понимают.» 

Мы жалуемся на маленькие зарплаты, на уровень жизни ниже европейского, мы протестуем против масочного режима или против  нарушения прав животных, но очень мало кто задумывается о том, ради чего живет человек, что есть культура и национальное достоинство.

В чем же причина того, что у нас повсеместно пришли менеджеры, заботящиеся только о кассах и «именитые люди», в чьих интересах уничтожить в людях память о том великом, что было в их недавнем прошлом.

Не для забвения ли «национальной гордости великороссов» новые Геростраты неустанно рассуждают о том, что из школы нужно исключить русскую классику, якобы устаревшую , скучную и непонятную.

Но духовно-нравственные ценности не могут быть устаревшими, а гармония и поиск идеалов, возвышающих душу,  не могут быть скучными.

Да, русская классика очень часто пессимистична, но разве не такой была жизнь в царской России? Разве не для изменения ее писали и мыслили авторы?

Запад давно перешел на развлекательный жанр. А теперь развлекательный жанр стал повсеместным. Работать в нем гораздо легче, чем в классическом. Вот тогда и дилетант и бездарь сойдут за профессионала.

Через  такой жанр легче убедить граждан, что все хорошо и отлично, что вы живёте в радости и для себя.

Но устранение классики из образования, устранение профессионализма и высокого сценического искусства, как и стремления к спортивным победам ради высого мастерства, не позволит молодежи понять,  как мало мы сделали, чтобы жизнь стала действительно лучше, а не серой и скучной как в эпоху далеких веков крепостного права.

Недавно, в связи с терактами во Франции, президент Макрон сказал, что мы не продвинулись вперед ни духовно, ни культурно, а остались теми же, что были сто пятьдесят лет назад. 

Но Советский Союз за семьдесят лет шагнул очень далеко по формированию новой духовно-нравственной личности. Он уж точно преодолел барьер в эти сто пятьдесят лет и показал миру совершенство в культуре, науке и взаимоотношениях между людьми.

«А Жизели-то были: Семеняка, Павлова, Михальченко, Бессмертнова, Наташа Архипова, Нина Ананиашвили, Нина Семизорова – это были гениальные Жизели. А сейчас каждый раз, когда я читаю состав спектакля, я думаю: «Боже мой, несчастные люди, несчастный зритель».

Были Рихтер и Высоцкий, которые оба отрицали друг друга, но были в равной степени любимы народом.

Был легендарный Лев Яшин и выдающаяся пара Роднина и Уланов.

Было, все было и все вычеркивается ежедневно из памяти и из истории чьей-то жестокой рукой, чтобы молодежь никогда не узнала и не услышала о победах своего народа, о героях и тружениках.

Кому-то это советское восхождение на Олимп очень не нравится. Вот и прилагаются усилия, чтобы лишить нас подлинных культурных ценностей, низвести профессионализм к дилетантству, а национальную гордость разменять на выгоду и деньги.

А Марадону его народ будет помнить и без бальзамирования.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic