October 14th, 2018

Рецепты Софьи Толстой


Софья Толстая и ее брат Степан Берс собирали кулинарные рецепты, по которым в Ясной Поляне готовили повседневные и праздничные блюда. Многие достались Толстым от друзей и знакомых, например семейного врача Берсов Николая Анке, младшей сестры Льва Толстого Марии и других родственников. Мы выбрали интересные рецепты из книги Софьи Толстой «Обед для Льва»: рассказываем, как приготовить знаменитый анковский пирог, простую грибную похлебку, пряную медовуху и сладкую яичницу с лимоном.

Грибная похлебка

Collapse )

История коллективизации глазами очевидца (публикуется впервые)


burckina_new 


За последние 30 лет на коллективизацию были вылиты терабайты лжи. Причем, никто не желает опираться на реальные факты и документы: всех устраивает политически и идеологически выгодная антсоветскому правящему режиму ложь сванидз, млечиных и прочих. Заказная и высокооплачиваемая ложь. А вот мнение простого человека, жившего в то время и все видевшего своими глазами никому не интересно. В общем, публикуется впервые.

Родился я в Белгородской области, Корочанского района Нечаевского сельсовета д. Покидово 22 ноября 1925г. Отец и мать были крестьяне. Отец - участник 1-й Мировой войны, инвалид 3-й группы, награждённый двумя Георгиевскими крестами. На фронте проникся большевистскими идеями, которым фанатично верил до конца своей жизни. В Гражданской войне поддерживал Красную Армию.

В годы НЭПа, как и все крестьяне, хозяйствовал единолично, не имея, лошади для обработки земли, а корову заимел только в 1928г. Был одним из грамотеев в деревне, т. к. в детстве закончил с похвальной грамотой церковно-приходскую школу, но в бога не верил, в церковь не ходил. Характером был твёрд, настойчив, трудолюбив, не пил и не курил. Когда началась в 1930г. коллективизация, стал одним из её сторонников и организаторов.

Как одного из грамотных сельчан его избирают председателем Нечаевского сельсовета. На его плечи и других активистов - крестьян из Нечаево и Покидово легла задача по вовлечению в колхозы крестьян, конечно с помощью районного звена работников.

Collapse )

Крымские кульбиты классика Крапивина

Патриарх советской детской литературы регулярно меняет отношение к событиям в Крыму и вокруг него

Отдайте землю генуэзцам!

Общественная деятельность отечественных писателей зрелище, зачастую, малоприятное. Одни строчат доносы на коллег. Другие сочиняют себе фальшивые фронтовые биографии и подписывают воззвания с призывами к расправе над врагами начальства. Третьи после перемены режима плюют на могилы прежних кумиров, которых только что сладострастно облизывали…

Отмечающий сегодня 80-летие советский детский классик Владислав Крапивин, на первый взгляд, ни в чём подобном не замечен. Однако изучив его интервью и книги, замечаешь забавнейшие историко-политические кульбиты. Не менее причудливые, чем у младшего тёзки – помощника президента России, поэта и автора романа «Околоноля» Владислава Суркова.

Возвращение Севастополя и Крыма России Владислав Петрович бурно приветствовал. На вопрос сайта «Новороссия»: «Как вы восприняли новость о передаче Хрущёвым полуострова Украине в 1954 году?», последовал суровый ответ.

«Меня это потрясло и возмутило. Мой город, к которому я привязан как к родному, вдруг оказался за границей... Пусть они идут со своими санкциями куда подальше. Я рад, что Крым присоединился к России. Это всегда была наша, русская земля».

В 1954 году Россия и Украина входили в состав СССР, государственная граница между ними отсутствовала, и в «Аргументах и Фактах» Крапивин слегка изменил показания.

Collapse )