November 22nd, 2017

Советские кружки «Умелые руки»

Автор: muhabbat

кружок умелые руки
Советская школа большое внимание уделяла трудовому воспитанию подрастающего поколения. Слова Н.К. Крупской: «Стране социализма барчат не надо. Нужны умелые руки в быту и на всякой работе, в том числе и на технической работе» воспринимались как прямое руководство к действию. На партийных съездах и комсомольских пленумах указывалось о необходимости с малых лет воспитывать в детях тягу к сознательному труду, уважение к людям труда, формировать в них дисциплинированность и навыки самообслуживания.

Помимо уроков труда, которые в расписании всегда ставились сдвоенными часами, в школах в обязательном порядке функционировали кружки «Умелые руки». В каждом учебном классе был одноименный уголок. Следует отметить: в советской школе только в 70-ые годы было введено кабинетное обучение, ранее уроки по всем предметам проводились в одном помещении. Настенный стеллаж с экспонатами-поделками устанавливался в почетном углу класса. Строгие комиссии начинали инспекцию школы с осмотра уголков «Умелые руки». Каждая полка представляла собой отдельное направление: точные науки, естествознание, гуманитарные науки и др. Эти экспонаты использовались как наглядные пособия и учебный инвентарь для урока.

Картонные фигуры: кубы, цилиндры, октаэдры, многогранники — применялись на уроках геометрии. Представляете гордость мальчишки, чье бумажное творение признавалось самым лучшим и демонстрировалось всему классу или всей школе! Процесс изготовления геометрической фигуры в 3D формате состоял из нескольких этапов: чертеж, вырезание, склеивание. Малейшая неточность приводила к неправильности граней.

Рядом располагались макеты самолетов, гидроэлектростанций, тепловозов. Модели спутников и ракет ежегодно запускались в полет 12 апреля. Здесь зародились будущие гениальные физики советской эпохи!

творческая работа школьников
Вышитые крестиком портрет Пушкина с перстнем на большом пальце и выжженный паяльником портрет Есенина с трубкой навсегда запечатлелись в памяти. На уроках истории ученикам рассказывали, как Ленин скрывался от царской охранки. Как горячо сопереживали ученики вождю, как романтично выглядел шалашик на озере Разлив! Самому достойному ученику доверялось выполнить макет исторического места. Чтобы выполнить работу требовались большое терпение: маленьких шалаш, кабинет из пеньков, котелок, финские товарищи.

Умелые руки учеников и руководителей кружков могли смастерить даже спортивный инвентарь для уроков физкультуры: ракетки для настольного тенниса, клюшки, скакалки.

Мягкие игрушки, елочные украшения из еловых и кедровых шишек, бумажные гирлянды и снежинки из фольги, маски, короны безделушки из спичечных коробков и яичной скорлупы – готовый реквизит для внеклассных мероприятий.

Члены кружка (все ученики) должны были уметь пришивать пуговицу, положить заплатку, заштопать носок, сделать вешалку-петлю, уметь нашивать метку на одежду.

В преддверии первомайских праздников детскими руками создавались целые композиции для оформления колонны. Изготавливались отдельные элементы: голубь мира, ручка для портрета какого-нибудь члена Политбюро ЦК КПСС, флажки,транспаранты, искусственные цветы. Коллективные работы укрепляли чувство товарищества, патриотизма и сопричастности к трудовой славе и
подвигу советского народа. Масштабность оформительских работ развивали пространственное видение и навыки общего дизайна.

Сшитые кукольные наряды, вышитые крестиком и украшенные мережкой салфетки, связанные варежки и носочки принадлежали самым усердным девочкам-мастерицам. Думается, многие успешные женщины, зарабатывающие неплохо рукоделием, получили трудовую закалку, а, главное, сформировались творчески в те далекие времена всеобщего приобщения к труду.

Сколько денег за границу уводилось из Москвы в 1913 году


Нынешний насос по перекачке валюты из России за рубеж изобретён не Гайдаром и не Путиным. 100 лет назад страна была таким же сырьевым придатком с такой же схемой «хозяйства». Так, балансы только московских банков за 1913 показывают, что в Лондон было уведено 283 млн. рублей, а во Францию 272 млн.

Данные о «бегстве капитала» из царской России приведены в сборнике «Экономическая история. Выпуск 11. Изд-во МГУ, 2005 год, тираж 300 экземпляров». Авторы проанализировали балансы всех московских банков за 1913 год. При этом надо понимать, что банки Москвы составляли всего 13,1% от всего банковского капитала России того времени (на Санкт-Петербург приходилось 34,9%).

Приведём поток платежей московских банков по основным странам. Первая цифра – поток платежей из Москвы, вторая – в Москву. Данные – в млн. рублей.

Австро-Венгрия 4,03 1,91

Великобритания 283,7 10,4

Германия 206 46,2

Нидерланды 2,8 0,5

США 0,2 0,03

Франция 273,1 3,8

Всего: 779,7 71,6

Из таблицы видно, что на три страны – Францию, Германию и Англию приходилось примерно 97% внешнего оборота московских банков.

Превышение увода денег над их притоком составило 708 млн. рублей. Много это или мало? Соотношение рубля к доллару тогда составляло 2:1, т.е. эта сумма в долларах – 354 млн. Воспользуемся калькулятором инфляции доллара и переведём эту цифру в современные доллары. Это составило 7,7 млрд. долларов. И это только по московским банкам, составлявшим примерно 1/8 всей банковской системы России за 1913 год.

При этом крупнейшим банком-посредником в платежах за рубеж был банк Рябушинских (официально он назывался «Московский банк»). На него приходилось около 300 млн. рублей (или около 35% всего оборота в данной сфере). Старообрядцы Рябушинские в основном обслуживали капиталы своих единоверцев. При этом около 90% всех операций банка Рябушинских приходилось на Лондон. В 1918 году основной владелец «Московского банка» Михаил Павлович Рябушинский эмигрировал в Англию, где открыл в Лондоне собственный коммерческий банк (Western Bank Ltd.).



Стоит учитывать, что в Лондон тогда шли не только прямые платежи. Банки этого города являлись посредниками в отношениях между российскими кредитными учреждениями и банками США (фактически Лондон держал посредническую монополию на сотрудничество банков США и России; в частности все поставки хлопка из Америки в Россию шли через Англию), Китая и Японии.

Авторы сборника отмечают, что сотрудничество московских и германских банков носило принципиально иной характер, чем с банками Англии и Франции. Немецкие учреждения в основном обслуживали экспортно-импортные операции. А английские и французские банки посредничали в покупке российских акций, векселей и долгов, переводе прибылей иностранных компаний, работавших в Российской империи, а также просто хранили в своих авуарах деньги российских нуворишей.

И ЭТО — МАЯКОВСКИЙ

Стихи и поэмы Владимира Маяковского — далеко не весь его вклад в русское искусство. Он создавал агитационные плакаты и абстрактные полотна, выпускал журнал и снимался в кино, писал сценарии и играл на сцене. Вспоминаем разножанровые творческие работы Маяковского.

ХУДОЖНИК

Живописью Владимир Маяковский начал интересоваться, когда ему было 7 лет. С ним бесплатно занимался единственный на тот момент художник в Кутаиси Сергей Краснуха.

«Приготовительный, 1-й и 2-й. Иду первым. Весь в пятерках. Читаю Жюля Верна. Вообще фантастическое. Какой-то бородач стал во мне обнаруживать способность художника. Учит даром».
Владимир Маяковский, отрывок из автобиографии «Я сам»

Когда семья переехала в Петербург, Маяковский поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. В эти годы он писал портреты, рисовал шаржи и карикатуры, использовал масло и пастель, тушь и акварель, уголь и карандаш.

В годы Первой мировой войны Владимир Маяковский участвовал в авангардном объединении «Сегодняшний лубок». В технике народного лубка художники создавали открытки и плакаты на военно-патриотические сюжеты. Они рисовали яркие лаконичные картинки, делали пояснительные надписи. В художественное объединение, кроме Маяковского, входили Казимир Малевич, Давид Бурлюк, Илья Машков под псевдонимом Иван Горскин.


Collapse )

ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ УЧИТЕЛЬ


Лев Толстой открыл 26 народных школ и сам обучал грамоте крестьянских детей. Писатель много путешествовал, он изучал образовательные системы других стран. Наиболее интересные методики писатель применял в русских школах. В Яснополянской, например, царили особые правила. А точнее, их не было совсем — ученикам давали полную свободу. Жесткой образовательной программы не было, в классе ученики сидели, где хотели, домашнюю работу давали не на дом, а делали прямо в школе. В любое время дети могли пойти домой, но часто, увлеченные беседами, они засиживались с учителями допоздна.

Сам Толстой преподавал старшим ученикам математику, физику, историю. На его занятиях дети писали сочинения, лучшие из них потом зачитывали и обсуждали в классе. Давать уроки Лев Толстой продолжал с перерывами до конца жизни. Свои задумки и методики он описывал в педагогическом журнале «Ясная Поляна». В 1872 году Толстой издал «Азбуку» — четырехтомник с былинами, баснями, загадками для учеников и методическими советами для учителей.


Толстой верил, что обучить можно любого человека — при условии отказа от всяческого принуждения. Крайне важным нововведением в его системе был полный отказ от насилия — самым суровым наказанием считалось получить недопуск к занятиям. Их, к слову, посещали около 40 ребятишек из местных деревень. Обучение было бесплатным, доступным как для девочек, так и для мальчиков. Уроки начинались в восемь утра. В качестве учителей выступали московские и тульские семинаристы, а также сам граф. Он стремился превратить воспитанников в дружную семью. Посещаемость была необязательной — и все же занятия мало кто пропускал. Помимо таких предметов, как чтение, история и математика, в учебном плане нашлось место столярному делу и сельскохозяйственным работам.

Лев Николаевич строгим педагогом не был: частенько вместе с детьми устраивал игры, лазал по гимнастическим снарядам и с удовольствием катался с ледяных горок. Как-то раз устроил лотерею и подарил победителю лошадь.

Как белогвардейцы грабили церкви

В новороссиянской историографии принято описывать ужасы большевистской экспроприации, в том числе «святынь» - никонианских церквей. Но тотальный грабёж храмов первыми начали белогвардейцы. В итоге они вывезли десятки тонн награбленных драгметаллов и ценностей в Европу, на что и существовала их эмигрантская верхушка.

Экспроприация церковных ценностей началась в Советской России в 1921 году – на пике голода, когда новая власть сначала предложила РПЦ поделиться своими ценностями в пользу голодающего народа, и только не найдя отклика, принялась частично изымать из церквей ценности.

Даже при всех натяжках с юридической точки зрения, но Советы обставляли экспроприацию церковных ценностей рамками закона. А вот их оппоненты – белогвардейцы – не утруждали себя такими мелочами, а предпочитали просто грабить церкви. В новой России об этом позорном факте не принято говорить, но правда есть правда – первыми грабить РПЦ начали враги Советов.

Самый вопиющий случай святотатства – это последствия похода генерала Мамонтова летом 1919 года в тыл красным в районе Воронежа. В последних числах июля между Таловой и Новохоперском была собрана конная группа под командованием Мамонтова из 7-8 тыс. сабель. Ей Деникиным была дана задача прорвать фронт красных и овладеть железнодорожным узлом – Козловым. Ввиду пассивности левого фланга направление было изменено на Воронеж. Задача была выполнена, и Мамонтов двинулся назад, переправился через Дон и соединился с корпусом генерала Шкуро.

Этот рейд нанёс значительный урон красным. Мамонтовские войска уничтожали склады и запасы, взрывали мосты, распускали мобилизованных.

Но Мамонтов запомнился в этом рейде не хорошо проведённой тактической операцией, а крайней степенью грабежа. Его войско тащило всё, что можно. Вот запись в белой газете «Приазовский край» от 27 августа 1919 года:

«Разгромлены все тылы и советы. Посылаем привет, везём родным и близким богатые подарки, войсковой казне 60 млн. рублей». Генерал Деникин в ответ на это донесение ликовал: «Громадную ценную добычу привёз он. Чего в ней только не было – тысячи золотых и серебряных вещей, иконы в золотых окладах, церковные сосуды, жемчуга и бриллианты».

Откуда взялись эти церковные ценности в обозе Мамонтова? Всё просто – он подчистую ограбил около 80 церквей.



Бывший белогвардеец И.Лунченков уже в эмиграции писал о своём участии в этом рейде. «Главную часть этой добычи составляли церковные ризы, иконы, кресты, изъятые из «храмов божьих». Этот «подарок Дону» стал яблоком раздора между Сидориным и Богаевским. Перехватив добычу ещё в Миллерово, Сидорин беззастенчиво начал выбирать самое ценное. Начавшийся раздор между атаманом и командиром окончился эвакуацией, чтобы затем ещё в более ожесточённой форме продолжаться за границей.

К мамонтовской «коллекции» Богаевский прибавил ещё одну «добавку» - разграбление белыми Старочеркасского и Новочеркасского соборов. Только одного золота Богаевский вынул из этих двух храмов 11 фунтов (около 5 кг).

Вывоз награбленного церковного добра был поручен управляющему Новочеркасским отделением Госбанка А.А.Скворцову. По пути на Запад ценности подвергались неоднократному грабежу белыми. Под Екатеринодаром была взломана крыша вагона и взято несколько ящиков драгметаллов. За несколько дней до падения белых ценности прибыли в Новороссийск и были погружены на итальянский частный пароход «Чита-де-Венеция» торговой фирмы «Аслан Фреско и Сын» для отправки в Константинополь. За перевозку награбленных церковных ценностей (1178 пудов только одного серебра) белогвардейцы заплатили 145 пудов серебра».

Далее И.Лунченков описывает, как белые поступили с награбленным. «В 1922 году в Катарро прибыла группа американских миллионеров. Осмотрев ценности, они заявили, что в таком виде, боясь скандала и огласки, они их не купят – необходимо всё обратить в лом. Для крушения ценностей была приглашена офицерская молодёжь, всего около 40 человек. Ломались часы из драгметаллов (3 тыс. штук), траурные венки с гробниц исторических лиц, ризы с икон, вынимались камни, серебро дробилось в муку. Белые офицеры, разумеется, тащили с такой работы всё, что можно. Вмешалась югославская власть, были произведены обыски и найдена часть ценность на квартире работников. Дело пошло в суд. Белый офицер Богачёв сел на 8 месяцев в тюрьму, ещё несколько офицеров получили по 3-4 месяца тюрьмы.

По итогам работы, которая длилась 2 месяца, были уложены 700 ящиков по 15 пудов каждый, т.е. больше 10 тыс. пудов (160 тонн). Под руководством вандалов погибли погибли исторические ценности России. Сдавали ценности американцам Сахаров и Гензель. От американцев были получены 50 млн. франков. Деньги переданы лично Врангелю».



Часть награбленных церковных ценностей, как уже говорилось выше, была украдена офицерами по пути. К примеру, белогвардеец Скворцов утащил около 30 кг серебра и 7 кг золота. Считается, что убит в Стамбуле экс-атаманом Богаевским. За полгода он и его приспешники умудрились спустить в попойках и оргиях 0,5 млн. рублей золотом. Богаевский нарисовал фальшивый вексель на 5 млн. руб., но был разоблачён и бежал из Стамбула в Болгарию. Там он себе назначил огромное жалованье – 25 тыс. левов в месяц. Для сравнения: министр болгарского правительства получал 3 тыс. левов в месяц.

«Пройдись по парижским бульварам – писал князь В.Львов (22 сентября 1922 года), бывший обер-прокурор Святейшего синода при Временном правительстве, - и вы увидите выставленные в витринах магазина золотую утварь, золотые драгоценности и ризы, снятые с икон. Позор».

Для учёта награбленного генералом Мамонтовым церковного имущества Деникиным была составлена специальная комиссия, которая без излишних прикрас называлась «Комиссия по реализации военной добычи». К примеру, это одна из её описей:

«Акт №142. Ст.Мариуполь, 22 октября 1919 года.

Я, доверенный агент Комиссии штабс-капитан Глебович отправил в вагоне за №456.790 по накладной за №084952 на имя протопресвитера военного и морского духовенства Шавельскому следующее:

Икон – 250т штук

Ящиков с церковным имуществом – 6 штук

Колоколов разной величины – 4

Некоторые части подсвечников».