October 29th, 2017

Аристократизм

«Интересно отметить, что если в древнейшей фамилии, память о которой сохранила нам история, имелись убийца и бродяга (речь о Каине, убившем брата Авеля и ставшего бродягой – А.Г.), то и в истории других древних фамилий мы неизменно встречаемся с бесчисленными повторениями этих двух человеческих разновидностей. Можно считать общим правилом, что чем длиннее ряд предков, тем больше в семейной истории убийств и грабежей, ибо в старину эти два вида развлечений, сочетавших здоровый моцион с верным средством поправить расстроенное состояние, являлись одновременно и благородным промыслом и полезным отдыхом для знати нашей страны».
Это слова не марксиста и не революционера, а всего лишь классика английской литературы Чарлза Диккенса. Но у наших людей уже так прочно перепуталось все в мозгах и воображении, что нынешние нувориши с усердием записываются в потомственных дворян, графов и князей, в то время как им нужно было бы читать классику и думать, что не по титулам судить будут их люди и Бог, а по плодам, по делам и их результатам.

Не учись учиться, а учись жениться.

Поможет ли школьный курс «нравственных основ семейной жизни» укрепить семью и нравственность в РФ?



В России могут ввести новый обязательный школьный курс «Нравственные основы семейной жизни». В министерстве образования и науки эту идею обещали рассмотреть и оценить. Современная школа в последние годы стала чуть ли не главной экспериментальной площадкой поиска некоей новой национальной идеологии. Вот только раз за разом эта идеология сводится к желанию залезть в личную жизнь граждан – как взрослых, так и детей.

Новый курс для старшеклассников составили екатеринбургский священник Дмитрий Моисеев, имеющий ученую степень кандидата биологических наук и монахиня Среднеуральского женского монастыря, кандидат психологических наук Нина (Крыгина). Предмет факультативно преподается уже в 60 российских регионах.

По замыслу тех, кто хочет сделать курс обязательным для школьников, он поможет подросткам освоить «систему базовых семейных ценностей, свойственных отечественной культуре».

Вообще-то главным источником «базовых семейных ценностей в российской культуре» была книга «Домострой» в версии протопопа Сильвестра, ближайшего сподвижника Ивана Грозного, крайне плохо обращавшегося со своей семьей и разными женами. Их у Грозного было минимум семь, из них только четыре законные по православным меркам.

Одна главная мысль этой книги четко выражается цитатой из нее: «Царя и князя следует бояться и служить им как представителям Бога на Земле".

Вторая главная мысль — собственно о том, какой должна быть правильная семья — тоже выражена вполне ясно. Муж должен работать и добывать пропитание, жена — управлять домашним хозяйством и надзирать за слугами (ни в коем случае не работать), дети (даже взрослые) — во всем подчиняться родителям. При этом жене надо быть доброй, трудолюбивой и молчаливой. Судите сами, насколько наставления почти 500-летней давности соотносятся с нынешней жизнью.


Если бегло посмотреть на конкретное содержание того курса, который предлагается внедрить в обязательную школьную программу, тоже возникают вопросы. Например, признавая кризис семейных отношений во всем мире, авторы курса искажают базовые представления о демографической ситуации в России. В частности, по их мнению, «начиная с 90-х годов социологи (почему социологи, а не статистики и демографы — отдельный вопрос) фиксируют отрицательный прирост населения». Может быть она и была отрицательной на начало двухтысячных годов, но совсем не по причинам нравственным, а совсем иным, имеющим отношение к экономике и устройству государства, а не к религии и церкви.

Но учить нравственности на ложных предпосылках примерно также странно, как монахиням преподавать секреты счастливой семейной жизни.

Авторы курса открыто говорят в нем, что физиками и математиками становятся единицы, а семью создают все. И якобы на этом основании надо уделять такому курсу два года в учебной программе. Пять лет назад в школьную программу после долгих дискуссий уже был включен курс «Основы религиозных культур и светской этики». В принципе его вполне достаточно, чтобы познакомить ребят, в том числе, с представлениями разных религий о семье.

Что касается повседневной жизни, то растущий накал разговоров о нравственности в России никак не помогает ни борьбе с ВИЧ (по данным ВОЗ, количество ВИЧ-инфицированных россиян стремительно растет, и в 2016 году число новых выявленных случаев заражения превысило отметку в 100 000), ни снижению бытового и сексуального насилия.

Дело не только в этой двойной морали наших «ценностей». Сама школа в России в последнее время, на волне поиска некоей новой национальной идеологии, стала объектом бесконечных экспериментов.

С одной стороны, ее активно атакуют представители тех, кто ищет спасение в «скрепах» (основы религии, основы нравственного воспитания, единственно верный учебник истории). С другой — изредка пробиваются те, кто верит в силу знания (внедрение обязательных уроков шахмат и обещание вернуть астрономию).

Но в целом это производит впечатление бесконечных экспериментов над школьной программой, в которой математика и русский язык оказываются на обочине великого политического сражения за умы и сердца молодых.

Чем-то это напоминает раздрай 1990-х, когда в школу страны, оказавшейся на перепутье, тоже внедряли то астрологию, то основы религии, то уроки сексуального просвещения. Кстати, отдельный вопрос, будут ли сторонники курса нравственных основ семейной жизни вести со школьниками разговор о сексе, как одном из немаловажных слагаемых счастливой семейной жизни.

Директора школ сегодня довольно самостоятельны в составлении дополнительных учебных программ. И если курс нравственности от священника и монахини уже внедрен факультативно в 60 регионах, зачем его внедрять в обязательную школьную программу? Само собой напрашивается предположение, что за этим могут стоять, скорее, бизнес-интересы (учебники, госфинансирование), чем высокие моральные помыслы.

Есть ощущение, что на фоне развития телевидения, ставшего откровенной школой безнравственности, лжи и насилия, при все более явных возможностях для детей находить информацию (полезную и не очень) в интернете, мы сталкиваемся с очередной попыткой остановить время, если не повернуть его вспять.

Ну и, конечно, важно помнить, что личная жизнь потому и «личная», что в нее не должен вмешиваться без веских причин никто — ни школа, ни общество, ни государство, ни отделенная от него Церковь. Причем политикам это стоит помнить в первую очередь. Как показывает исторический опыт, граждане готовы довольно долго терпеть самые разные нарушения свобод и экономические проблемы, но крайне негативно реагируют на попытки регулировать их личную повседневную жизнь. Еще агрессивнее отвечают на эти попытки подростки.

Что потеряли советские люди.



В обширных структурах масмедиа существовал с 90-х годов канал «Союз» . Вполне себе профессиональный канал сугубо православного назначения с трансляцией служб, утренних и вечерних правил, с чтением Евангелия, Добротолюбия, с поучениями, разъяснениями и наставлениями.
Но оказалось, что воздействие его на телеаудиторию весьма и весьма ограничено. Он не только не стал массовым, но по большому счету оказался так же мало востребованным всей гражданской общественностью, как и сами храмы. Число православных не растет пропорционально затратам на строительство и реституцию храмов. Канал постоянно в долгах и с упорством нищего клянчит деньги у зрителей. Но аудитория говорит сама за себя. Не помогают ни марафоны, ни слезные просьбы. Пожертвования собираются долго и трудно, в то время как 5-й канал со своей программой «Подари жизнь» каждый четверг собирает с избытком средств не только на необходимую операцию для представленного ребенка, но и для следующих.
Но власти поставили себе целью сделать всех бывших советских граждан православными и вслед за «Союзом» в воспитательных целях для массового потребления был создан еще канал «Спас». В отличии от «Союза» здесь процветает обычное антисоветское мифотворчество, дискуссионные препирательства с упором на осуждение советского безбожия, благостные картинки святости монастырей, подвижничества и прочих, вполне ожидаемых пропагандистских тем.
Collapse )