September 9th, 2016

Семинарская статистика

Оригинал взят у diak_kuraev в Семинарская статистика
Католики не стесняясь публикуют статистику "призваний": сколько людей поступило в семинарии, сколько приняли сан...

У нас это большой секрет. Более секретно лишь число снявших сан добровольно или лишенных его.

А ведь это важно для самопознания церкви. Это один из немногих объективных показателей.

О. Всеволод Чаплин пишет сегодня:

информированный человек на днях сказал мне, что число поступивших в Николо-Перервинскую и Угрешскую духовные семинарии в этом году не превысило 15 человек в каждом случае. Официальных данных нигде не опубликовано, но вот по этой новости можно видеть примерное число поступивших в Угрешу: http://www.ppds.ru/news/5-новости/574-Vnov%60-postupivshie-vospitanniki-PDS-sovershili-palomnicheskuyu-poezdku-po-svyaty-nyam-Moskvy.html . 
Поясню, что речь идет о студентах-очниках, то есть о людях, по идее стремящихся стать священниками. Не будем брать иногда плюсуемых для отчета к семинаристам слушателей (а чаще слушательниц) разных заочных курсов, певческих кружков и лекториев для мирян. Мой конфидент считает, что из поступивших очников до выпуска доживут в каждой семинарии человек по пять, до рукоположения в сан – человека по два. И это еще хорошая картина: мало того, что обе семинарии расположены в Москве, там еще и неплохие преподаватели, да и бытовые условия лучше, чем в большинстве светских вузов. Лучше ситуация с поступлением, пожалуй, только в Сергиевом Посаде и Санкт-Петербурге, в Сретенской и Коломенской семинариях – но и в этих случаях, насколько я знаю, конкурса практически нет – отсеивают только явно неадекватных людей или случайных «искателей экзотики». Много поступает из-за границы – из Украины и Молдовы. В рядовых же провинциальных семинариях десяток поступивших считается успехом. 
Почему же молодые люди не хотят идти в духовенство? Причина - не только в его бесправии, хотя и эта проблема в Церкви есть. Средний священник сегодня живет беднее среднего учителя (я не говорю о настоятелях крупных соборов). В материальном отношении духовенство оказывается ниже уровня самых скромных бюджетников – примерно как в Западной Европе. Да и социальный статус священников невелик: они боятся даже пикнуть против сильных мира сего - не то что отлучить от причастия какого-нибудь богатея или крупного чиновника. А делать это они обязаны – ведь в упомянутой среде полно грехов, за которые допускать к причастию просто нельзя. И только так священники смогут вернуть себе уважение и статус – особенно если церковные власти перестанут бояться «серьезных» людей или покупать их расположение пастырской мягкотелостью,  в том числе отменяя строгие указания священников на исповеди или позволяя некоторым людям ходить в храм в Москве или Питере, а исповедоваться только у «удобного» старца где-нибудь в Греции. Самоуважение духовенства и неотвратимость его пастырской власти – вот что может вернуть ему социальный статус. Иначе будет как в Польше, где еще в 80-е годы в священники шли лучшие люди, а сейчас идут только немногие романтики или представители самых нижайших социальных слоев. Боюсь, впрочем, что именно этот путь ждет нас – если не наведем порядок в Церкви. 
Кстати, еще одна естественная для христианской общины вещь – рукоположение в пресвитеры 40-50-летних отцов семейств, хорошо зарекомендовавших себя в приходах, после заочного или вечернего образования. Нечто подобное происходило, кстати, в древней Церкви. Таких кандидатов много – и не только в Москве. Священники из них получаются гораздо лучшие, чем окончившие семинарию 23-летние юнцы (знаю это по себе как человек, рукоположенный в 23-летнем возрасте). )) 

***
От себя добавлю, что студенты в некоторых не-столичных семинариях производят впечатление именно антропологической деградации. Заморыши из социальных слоев, в которых только церковность мамы и знакомство с соседским священником давали шанс вскочить в социальный лифт.

В фильме "Сомнение" монахиня подозревает ректора церковной школы. Она находит мать одного из растлеваемых (по ее мнению) мальчиков. Та живет в деградировавшем квартале. СЛушать монахиню не желает. Затыкает уши. Но в конце концов сквозь слезы говорит: "ну и что? Пусть даже и так. Но если это поможет вырваться моему сыну из нашей нищеты - пусть хоть так".

Это я сейчас не о гомотеме. А о мотивах "призванных". Но что уж говорить о качестве, если даже количество засекречено.

МОИ СОМНЕНИЯ

Владимир Бушин
Александр Бобров, человек осведомленный и опытный, 25 августа опубликовал в «Советской России» статью «Подарок или передышка?». Речь идет о кадровой политике в стране, в частности, о замене Д.Ливанова на должности министра образования О.Васильевой. Для начала автор напомнил, что имя Хельга, которое, говорит, то же самое, что Ольга, означает «великая». Так что, нам считать, что на министерский престол взошла Ольга Великая? Восторженно приветствует Ольгу-Хельгу и газета «Завтра»: она-де окончила несколько факультетов, издала свыше двухсот научных работ по истории, имеет звание доктора наук, как-то разок даже сослалась на Сталина… Прекрасно!

Но меня смущает вот что. За все время после контрреволюции 1991-1993 годов на всех ступенях власти не было, за исключением квазимоды Ельцина, ни одной личности, ни одного характера, ни одной фигуры. Мадам Васильева уже пенсионерка, значит, когда весь этот русофобско-антисоветский бардак начался, ей шел уже четвертый десяток, возможно, уже напечатала половину своих научных работ и была доктором наук. И почему же о ней никто ничего не слышал? Кто может назвать хоть одну её работу? Уж не говорю о каком-то мужественном протесте против руководимого кошмара, хотя бы против превращения Академии Наук в клуб по интересам, но просто — имя её не было никому известно. Однако при всем при этом она успешно делала карьеру, и последние лет пять занимала важную должность в администрации президента, т.е. работала под руководством тоже только что освобожденного от высокой должности Сергея Иванова, этого абсолютного нуля в смысле и человеческом и политическом. Он запомнится даже не тем, что был против возвращения Крыма – много либералов тоже протестовали – а только тем, что 16 июля в Ленинграде помогал министру культуры Мединскому приколачивать доску в память Маннергейма. (Кстати, дощечку сию через два дня залили краской цвета крови ленинградцев, пролитой покойным героем Иванова-Мединского. И десять дней она висела в таком достойном её виде. Потом отмыли. Но 2 августа опять залили той же краской, и этому не помешала стоявшая рядом стража. 14 сентября будет суд по иску к правительству Ленинграда. Судья – Татьяна Матусяк. Пожелаем судье мужества… Я пошлю ей свою статью «Маннергейт», напечатанную в «Завтра»). Так спрашивается, чем Васильева привлекла Иванова и чему она могла у него научиться?
И кто сейчас поставлен вместо Иванова? Да ведь прямой его заместитель Антон Войно, о котором раньше никто и нигде, кроме Таллина, и не слышал. А мистический провидец Проханов уже ликует: Антоша — внук секретаря ЦК компартии Эстонии! Да ведь нагляделись мы и на внуков секретарей, и на детушек маршалов. К сожалению, достоинства больших людей далеко не всегда передаются их потомками. Достаточно вспомнить Наполеона Бонапарта и Наполеона Третьего.
В то же время, а кто рекомендовал пенсионерку на должность министра? Часовых дел мастер Медведев! Да это же то самое, что Чубайс вещал по телевидению о Кохе:

Я знаю Коха много лет.
Честнее Коха в мире нет.

Говорят, что мадам уже сняла с работы трех заместителей и трех директоров департаментов. Может быть, это хорошо. Но не лучше ли было начать с ЕГЭ? Однако Васильева заявила по телевидению, что она не против ЕГЭ, от которого много лет стонут учителя, ученики и родители, она за то, чтобы этого умственного паразита «совершенствовать». В то же время мне не нравится, когда любой русский министр, тем более образования и доктор наук вместо «моя первая забота» говорит «мой первый приоритет… мой второй приоритет… мой третий…»
«Многие разуверились в том,- продолжает А.Бобров,- что в сфере «образовательных услуг» можно что-то изменить в лучшую сторону: ведь не Ливанов же лично придумывал губительные реформы – он только топорно их исполнял и коряво оправдывал». Во-первых, как можно топорно исполнять и оправдывать реформы, которые изначально губительны? Да хоть как исполняй их, все одно. Во-вторых, конечно, не Ливанов лично придумывал эти реформы. Их выдумывали разные советники, эксперты, консультанты вроде Чубайса и Нарочницкой, часто и сам президент, а потом он утверждал их и подписывал Указ об обязательном исполнении. Все это понимают, потому и разуверились в возможности лучшего.
От частного случая с Ольгой Великой автор переходит к обобщению: «Мне давно стал понятен стиль действий В.Путина, курс, который его устраивает…» Я тоже давно понял «стиль» и «курс», которые устраивают Путина, но совершенно не устраивают миллионы сограждан, влачащих голодное существование в постоянном страхе за жизнь детей и свою собственную. Например, я понял смысл разного рода «рокировочек», что проделывает Путин: создать впечатление энергичной деятельности, на самом деле ничего не меняя.
«Путин знает, что путь таких реформ губителен для России, поэтому исправление чудовищных перекосов просто необходимо». Конечно, губителен. Но ведь автор многих реформ, решений и назначений, «майских Указов» – он сам, например, введение плоской шкалы налогов или на радость американцам — ликвидация космической станции «Мир», которая могла ещё долго служить, и советских военных баз на Кубе и во Вьетнаме, позволявших нам контролировать чуть не оба полушария. И сам он назначил министрами Швыдкова, Сердюкова, Ливанова…
И как же он исправляет «чудовищные перекосы», самим или под его руководством созданные? «Как приобретший опыт правитель, Путин словно испытывает предел терпения народа на сжатие: докуда выдержат?» Путин находится у власти уже почти в два раза дольше, чем его предшественники Горбачев и Ельцин. Те подвели страну к обрыву. За это время можно было многое понять и исправить. Ну, хотя бы совсем просто и дешево – выбросить власовский флаг. Но Путин за всё свое время ничего не понял и ничему не научился. Вспомним некоторые колоритные частности. Например, в начале своего срока, оказавшись однажды на ранчо американского президента, он плюхнулся на колени перед его собакой и обнял её, словно это Алина Кабаева. А когда шел уже второй срок, француз Депардье, находясь в Сочи, выразил через губу желание получить наш паспорт. И он, президент великой державы, приказывает срочно предоставить французу пятикомнатную квартиру, выписать паспорт и в зубах с ним собственной персоной мчится в Сочи. Но тот и не думал жить в нашей стране, а позже сказал: «Россия – вонючий сарай!» Ну, это можно отнести за счет психической нестабильности и провинциального обожания известных артистов, особенно иностранных.
Но вот сравнительно недавний, гораздо более серьёзный эпизод, впрочем, еще до всяких киевских майданов: Путин заявил, что СССР мог победить фашистскую Германию и без Украины. Он рассуждал так: «Наибольшие потери в войне понесла именно РСФСР – более 70% потерь. Это значит, что война выиграна за счет ресурсов человеческих и индустриальных Российской Федерации». И это государственный человек, «приобретший опыт правитель»? Во-первых, это неграмотно, ибо Украина была не самостоятельная независимая страна, наша союзница, а часть единого Советского Союза. Во-вторых, должен же понимать опытный правитель, как такие счеты да калькуляции оскорбительны для Украины и для украинцев в России. Ведь среди украинцев одних только Героев Советского Союза было за войну 2012 человек.
И вот испытав, до какого предела народ может терпеть какую-то полоумную реформу или безмозглого чиновника, Путин «умело проводит кадровые перестановки, говорит правильные вещи, проводит декоративные социальные реформы». Тут только одно верно: «декоративные реформы» И это причина восторга?
Я опасаюсь, что не всем понятен ход доводов А.Боброва. Поясню его попроще, своими словами. Президент берет неизвестно откуда, мягко выражаясь, несуразную личность, сажает её на высокую должность и сморит, долго ли народ будет терпеть эту вредную на таком посту личность. Народ почти сразу начинает негодовать, а он смотрит. Смотрит год, смотрит два, смотрит три… На ненавидящего Пушкина пошлого джазиста и провокатора Швыдкова, которому дал пост министра культуры, смотрел не моргая с 2000 года по 2004-й; от торговца двуспальными кроватями Сердюкова, дружка по Ленинграду, посаженного в кресло министра обороны, не мог оторвать глаз с 2007-го до 2012-го; второгодником Фурсенко, плохо знающим таблицу умножения, которого запустил главарем в министерство образования, любовался с 2004-го по 2012-й и еще четыре года Ливановым…Я уж не говорю о Медведеве, которого, как пушкинский Алеко, водит за собой на цепи с бубном уже 12 лет.
А народ все терпит. Но потом, спустя 4-8-12 лет, Путин все-таки производит рокировочки, т.е. снимает названных ненавистных нам лиц, но никого не отдает под суд за ущерб, нанесенный родине, а дает им опять неплохие должности. И все это А.Бобров преподносит нам как замечательную госмудрость.
На самом же деле власть ныне в большом опасении за свое будущее в результате предстоящих выборов. И потому начало предвыборную кампанию ещё в начале года с ареста губернатора-грабителя Хорошавина. Потом последовали аресты губернаторов Гайзера, Белых, высоких чиновников из Следственного комитета… И отставка Иванова, Ливанова, назначение темных лошадок Войно и Васильевой – ничто иное, как предпринятые в страхе судорожные предвыборные акции. Я не удивлюсь, если 16 сентября получит отставку и Медведев, рекомендатель Васильевой. Но и этот будет лишь жертвой качества. Вот когда на телевидении прекратится реклама, вламывающаяся даже в репортаж с похорон, и будет освобожден полковник Квачков, а Чубайс Первый отдан под суд, только тогда я сочту возможным сказать: «Господа присяжные заседатели, лет тронулся!»

В.Бушин