May 13th, 2016

О тунеядстве и тунеядцах

"Министерство труда обсуждает налог на тунеядство" Видимо власти РФ всерьез считают себя правоприемниками СССР, но почему-то не в области международного права (простили долги другим странам, но вернули свои Европе, в основном, царские.Закрыли базы и т.п.) но преимущественно внутри страны. И почему-то не по охране прав трудящихся, а по их ликвидации. Что особенно умиляет, так это способность делать ноу-хау в области законодательства. Сколько тысячелетий живет человечество, столько вполне резонно говорит: кто не трудится, тот не ест, понимая что бездельник и лентяй вполне естественно беднеет, голодает и умирает.И только наше минтруда решило этот процесс ускорить: нет работы, так заплати еще за это налог и умри быстрее.
Как в стране, где существует безработица, заставить каждого гражданина трудиться? Как избавиться от безработицы в условиях наемного труда? И будет ли безработный тунеядцем, если для него просто нет работы? В царской России 10% населения тунеядствовало на вполне законных основаниях. Дворяне имели источники доходов и не платили никаких налогов. Сейчас кто-то может себе позволить не работать и иметь источник дохода, если не казнокрад и его родня (жена, дети)? Может быть, вернуть сословия, а потом уже взимать налог? Ведь если нет источника дохода, то человек всегда будет зависим от наличия работы. Люди готовы трудиться и не могут найти работу. Получается, что если ты станешь на биржу труда и откажешься от той работы, которую она предлагает, то плати налог? Не знаю, как в Белоруссии, но в стране с безработицей и частным капиталом попытки внедрить законы СССР просто смешны. Тот же вариант, что и субботники. Когда собственность была всенародной, было вполне логично попросить граждан поработать на собственное благо на субботниках. Но субботники в капстране - это нонсенс. Почему я на капиталиста должен бесплатно гнуть спину, даже если это благоустройство территории или рабочего места? Фантомные явления? Давайте дружненько припомним, что еще было хорошего в СССР: рацпредложения, на которые не выдавали патент, бесплатный сбор макулатуры и металлолома, шефские бесплатные концерты? Почему бы Пугачеву с Киркоровым не посылать каждый год в Заполярье или в села с концертами? А как бы было славненько, как хорошо. Мы -на субботник, а Аллочка нас песнями вдохновляет.

О сущности слов

Трагедия нашего времени – это искажение смыслов. Фон Корен в «Дуэле» А.П.Чехова говорил: Вы «во всем хотите видеть один только туман… Смотрите в глаза черту прямо, и если он черт, то и говорите, что это черт»…
У нас же именно назвать вещь своим именем боятся больше всего, потому что точность определения выдает подлинную сущность предмета.
Когда-то точность определения давала возможность понимать смысл происходящего во всей его полноте. Были, например, в Европе буржуа, и все понимали, что это слой собственников. У нас в России были мещане, мелкие собственники ремесленники, торговцы, домовладельцы. Были купцы, крупные собственники, имевшие свое дело. Но в любом случае, будь то европейская буржуазия, купечество, фабриканты, капиталисты, все четко понимали, что это – собственники, которые в массе своей пользовались наемной рабочей силой и трудились ради собственного обогащения. Крестьяне тоже были собственниками земельных наделов, но труд их, как правило, был личный и приносил им не обогащение, а выживание.
Теперь вдруг появилось наименование: предприниматель, бизнесмен. И дело не в новизне слова, а в попытке придать деятельности этих собственников оттенок гражданственности, заботе об общем благе, о благодетельстве. Он, предприниматель, ищет новые технологии, открывает новые заводы, дает работу массе граждан, вынужденных продавать свой труд. Особенно часто подчеркивается роль предпринимательства в церковном строительстве, в их приверженности православию, традициям, благотворительности. И создается впечатление, что старые названия капиталист-эксплуататор к ним вовсе не относятся. Эдакие, в «венчике из роз», благодетели рода человеческого. Но возникает вопрос: а почему же эти «благодетели» не использовали свои творческие, предпринимательские способности в советский период, а всячески поносили его за необходимость трудиться? Да потому, что любой предприниматель – это все тот же дореволюционный капиталист, смысл деятельности, которого сводился и сводится только к личному обогащению. Не ради народного блага открывает он колбасные цеха, швейные мастерские, молочные заводики и агрокомплексы. Цель его все та же Марксова прибыль. Оттого и качество этих колбас, молока, сыров, домостроительства, одежды или химпродукции всегда либо ухудшается по мере роста затрат, либо сразу является низким и даже вредным, что главное для этого «благодетеля» не качество, а прибыль, личный доход, личное обогащение. Об эксплуатации уже говорить не приходится. Особенно эти грешит так почитаемый нашими экономистами «малый и средний» бизнес, который старается поменьше заплатить налогов и до сих пор большую часть зарплаты платит «черным налом», стараясь не оплачивать больничные, декреты и даже отпуска.
До каких пор наша левая оппозиция будет благосклонно заступаться «за мелкий и средний» бизнес, жалея снесенные вокруг метро незаконные, уродские, не просто портящие внешний вид города, строения, но несущие прямую угрозу метрополитену, будет именовать их «предпринимателями и благодетелями»? Так и называйте – мелкий и средний эксплуататор. Не благодетель, а вор, скряга и лжец, пытающийся из крох создать себе миллион. «Если он черт, т