April 16th, 2016

О творчестве советских кинорежиссеров

Юбилей романа Балояна. Ретроспектива. Два его фильма «Полеты во сне и наяву» и «Поцелуй» по рассказу А.П.Чехова. Смотрю и вдруг понимаю, что советские режиссеры, театральные или кинорежиссеры, писатели, артисты совершенно не заботились о кассовости их творений. Это вещи в самих себе и для себя. Это эстетствующее, рефлексирующее, упивающиеся самоанализом псевдо творчество. За редким исключением, когда большой автор ставил большое кино (Пырьев, Бондарчук, Данелия, даже комедиограф Гайдай) наше кино было ни о чем. Были, конечно, идейные враги советской власти вроде Элема Климова или Э.Рязанова, но в основном фильмы 80-х годов – это фильмы для себя. Это фильмы абсолютно несмотрибельные для большинства, скучные, непонятные, как неореализм франко-итальянского кино. Потому у нас и утвердился приоритет Голливуда, что режиссеры США пеклись прежде всего о кассе, о сборах и окупаемости фильмов. Более того, именно в 80-е годы появилась ностальгирующая нотка по царской России. Уже нет критики, нет показа убожества и нищеты прошлого, но, с легкой руки А.Кончаловского, началось любование усадьбами, нарядами, ленью, бесцельностью существования в удобствах и неге, придание глубины никчемным личностям и их абсолютной неспособности жить ради цели. Появились церковные службы, батюшки, глубокомысленные разговоры и поступки не о чем. Простенький рассказ «Поцелуй» Балаян превратил в удивительно скучную психологическую драму с бесконечным смакованием изящества и воспитания и дружбы офицеров.
И эти люди, делавшие за государственные средства то, что нравилось им самим, что хотелось им представить миру как вершину глубокомыслия и эстетизма, потом имели наглость упрекать Советскую власть за зажим их творческих инициатив. Лишний раз убеждаюсь, что чем больше возможностей получают у ничтожеств, тем бессовестней они становятся, когда вынуждены пристраиваться под новые знамена

Православие и социализм

Жизнь человеческая многообразна и неповторима. У каждого человека свои горести и свои радости, свой жизненный путь и свое предназначение. И тем не менее, есть определенные жизненные системы, к которым так или иначе привязан человек и его судьба. Это только на первый взгляд. Читая романы прошлого, мы полагаем, что герой и мы – одно и то же возможное развитие событий. Но, увы. То, что было сто лет назад привязано совсем к иной системе ценностей, чем наша сегодняшняя жизнь. И когда мало развитые критики пытаются дерзостно судить о недостатках советской системы, они совершенно забывают не только о сегодняшнем дне, но, что еще печальнее, о дне прошедшем, разрушив который, советская система пыталась вывести человека к новому пониманию мира и бытия, дав ему осмысленное, целенаправленное существование.
Мы забываем, что во все века смыслом человеческого бытия было лишь одно-единственное назначение: выжить и выжить по возможности с комфортом. Все остальное прикладывалось в зависимости от степени развития культуры, сосредоточенной в религиозном восприятии мира.
Древние религии повсеместно констатировали факт бытия как системы борьбы, страданий и смерти, закрепляя в сознании человека незыблемость существующих морально-нравственных, правовых норм. Но в то же время все религии пытались восполнить ущербность человеческого бытия надеждой на чудо или будущее воздаяние. Не ушло от этих традиций и христианство. Оно утвердило существующее неравенство и страдание как норму и плату за грехи, обещав вознаграждение на небе. Покаяние призналось высшей добродетелью, открывающей путь к загробному царству справедливости. Кайся и смиряй себя – вот суть христианства. Но есть еще любовь, говорят нам, любовь к Богу и любовь к ближнему. Да, любовь, но никто не сказал, что любовь-радость, но всегда фигурирует любовь-жертва, т.е. тоже самое покаяние и смирение в угоду Богу и ближнему, поскольку любовь не самоцель, а всего лишь способ обрести Царствие Божие на небе.
Почитайте М.Е. Салтыкава-Щедрина «Мелочи жизни» и у вас не останется сомнений в том, что система, а не собственная воля создают и диктуют человеку условия жизни. Любой слой общества, богатство или бедность, радость или страдание не делали жизнь человека осмысленной, целеустремленной, богатой надеждой на творчество и пользу. Скука, борьба за существование и тупое продолжение рода в муках и горестях-вот все, что давали человечеству века жизни, осененной религиозным пафосом и добропорядочным служением государству.
Запад внес новую идею в создание смысла бытия человека: жизнь – уникальна, и прожить ее надо в свое удовольствие. Идея не нова. Ее развивали еще античные греки. Но гедонизм доступен далеко не всем. Есть государственные законы, уголовный кодекс, но главное- есть великая разница в возможностях. Есть богатые и бедные, причем богатые обладают такими богатствами, что всему населению некоторых стран, считая суммарно, никогда не приблизиться к их уровню. Более того, простой подсчет всех богатств и населения Земли, опровергает примитивные рассуждения богатых: трудись, умей быть бизнесменом и станешь сам миллионером.
Сейчас идея жизни ради счастливого времяпровождения усиленно внедряется и у нас. Но как быть счастливыми тем, кто думает только о том, как свести концы с концами? Все та же убогая действительность, все то же отсутствие смысла жизни. Ведь если нет денег, то и радость от ежедневной тупой рутины получить очень трудно. Все уныние и пустота: школьные занятия, не имеющие продолжения, работа ради куска хлеба, без надежды на осуществления мечты о творчестве, специальности, востребованные бизнесом по деланию прибыли, семья по расчету или с вечным недовольством неосуществленных запросов любви и свободы… Что еще может предложить действительность? Работу в торговом центре или корпоративном офисе? Участие за большие деньги в шоу-программах или попытки сделать карьеру фотомодели? И вся эта суета, все мельтешение, все усилия совершаются с одной целью: заработать, чтобы пожить в удовольствие или хотя бы свести концы с концами.
И напрасно православная церковь пытается предложить свои духовные ценности для наполнения смыслом человеческой жизни. Смысл ее так же убог и примитивен, каким был на заре человечества смысл любой религии: не прогневать Бога или богов и получить лучшую участь, если не здесь и сейчас, то где-то на небесах в неизведанном будущем.
Отчего творчество превратилось в перфоманс, шоу, постмодерн, означающий отсутствие образа и универсализма? Да потому, что человечеству, прошедшему долгий путь в поисках смысла жизни, стремившегося к высотам духа, любви и взаимопонимания, вернуться к примитивному выживанию ради куска хлеба, с борьбой за более сладкий кусок, без надежды на то, что твой труд, твои мысли и чувства могут стать важны и необходимы будущему, может расцениваться только как катастрофа.
Мир давно должен был понять, что только освобождение от диктата частной собственности, от неравенства социального, а соответственно психологического и духовного, может позволить человеку обрести смысл жизни. Только в условиях свободы от капитала и частной собственности на средства производства возможна настоящая духовная свобода, развитие личностных талантов, движение мысли и идей, не обремененных вопросами выживания и борьбой за кусок хлеба.
Советский период – это единственный период в существовании человечества, когда у людей появился подлинный смысл жизни. Жить будущим и ради будущего, творить ради радости и счастья вне сословий, богатства и карьеры. Да, путь осознанного бытия тернист и не всем первоначально понятен. Но нужно было время. Нужно было воспитание человека свободного и творческого. Нужно было ценить то, что уже существовало, а не страдать завистью к джинсам и колбасе.
И слова мои прекрасно подтверждаются нашим же советским кино, живописью и литературой, когда одни творили под влиянием идеологии, а другие – по собственному умозрению, в соответствии с собственными интересами и поисками, совершенно не заботясь ни о зрителе, ни о доходах государства. Разве давали выручку фильмы «Пять вечеров», «Полеты во сне и наяву», «Дворянское гнездо» Кончаловского, книги А.Маканина, А.Битова, Б.Окуджавы? Все это творилось и воспринималось как творческий поиск, психологическое осмысление образов, все, что угодно но только не шоу и не бизнес.
Творческая элита искала самое себя и была недовольна тем, что ее заставляли быть мастерами, профессионалами и не опускаться до пошлости, ничтожества и безвкусицы ради потакания собственным примитивным инстинктам. Ведь вот, что странно. Не ради народа и его развлечения опустили планку наши метры, новые и старые, а из собственных примитивных интересов, потому, что быть профессионалом и мастером трудно, а быть дешевым пошляком очень легко. Ну, а публика всегда найдется. И подобное падение, как ни что другое, выдает пустоту нынешней жизни. Никого не интересует твое творчество, твои духовные искания, везде проглядывает наглая потребительская сущность сиюминутного успеха, дающего сладкий кусок пирога. А те, кто не захотел или не смог продать свое тело и душу пусть довольствуются трудом ради сведения конца с концами. Что их будущее, что их настоящее? Скучно, уныло, убого? Для тех, кому скучно и уныло есть церковь. Кайся и плач о грехах своих. Бог даст, сведешь концы с концами, а нет- будешь ждать Царствия небесного.
Человечество совершило восхождение на вершины знаний, творчества и красоты, чтобы низвергнуться с этой вершины во мрак бессмысленного и бесцельного выживания даже в условиях интернета и айфонов. Человечество не смогло расстаться с мифом блага частной собственности. Или ему не дали прозреть? И теперь всеми силами те, кто разумеет собственное благо законом бытия, порочат единственно достойный период в существовании человеческой цивилизации, период борьбы за социализм и попытки осуществить его строительство.
Более того, не желая вспоминать свое недалекое прошлое, новые мыслители единогласно утверждают, что между православием и социализмом нет ничего общего, хотя яркая плеяда христианских философов в начале 20 века утверждала обратное.
Что же изменилось с тех пор? Православие? Философия? Увы, изменился подход к частной собственности. И раз социализм, вслед за Прудоном считает частную собственность кражей, то лучше похерить все идеи православного социализма и утвердиться в тайном желании: роскошь и богатство – это награда божия тем, кто Ему служит. Достоинство патриарха и митрополитов меряется теперь не праведностью и аскетизмом, а роскошью, vip-охраной, государственными спецрейсами, виллами, бизнес-проектами.
И если посмотреть на церковное устройство как социальный институт, а не как соответствие Евангелию и Христу, то так и должно быть. Ведь заповедь главная -возлюби Господа Бога своего. А Бог может требовать себе и роскоши, и запретов на свободу мысли и чувств человека, может требовать роскоши слугам своим в ущерб тем, кто только молится ему, служа в душе. Роскошь, помпезность, торжество в словах и делах, все это вполне законное состояние церкви. Бог должен быть возвеличен и вознесен над смертными во всем: и в молитве, и в формах служения Ему. Все, что представляла собой тихая, умилительная советская церковь было лишь временным состоянием ее, вызванным бесправием и бедностью. Свое исконное место она заняла в настоящем. И бессмысленно говорить о социализме и православии как едином направлении ума. Общего между ними нет ничего. Даже смешно читать, как некоторые изощряются доказать, что красная звезда – знак бесовский, противоположный кресту (хотя человек вполне вписывается в звезду гораздо органичнее, чем в крест)
В лице церкви в России утверждается новый смысл человеческого бытия: молитва, покаяние и награда на небесах. И не верьте, когда вам будут говорить о том, что церковь проповедует нравственность, любовь, милосердие, взаимопомощь. Все эти добродетели – часть человеческой личности, независимо от религии и господствующей политической системы. Главное для церкви – ввести человека в определенные рамки нравственного закона, где высшая добродетель – исполнение закона Божия, не считаясь ни с личностью, ни с ее запросами, ни с ее поисками истины и знаний, ни с ее свободой.
Куда деться бедному, сводящему материальные концы с концами, труженику? Пойти в храм Божий. И храм этот должен быть величественен и богат, духовенство в золоченых облачениях, с иконами в богатых окладах, с пением лучших хоров. И тогда труженик умилится, осознает свое ничтожество, смирится с разорванными и не сходящимися концами собственной нищеты, и признает, что мир Божий имеет незыблемый закон: богатство и бедность на земле, и ожидание Рая на небе.

Об истоках современного капитализма.

Когда мы говорим о современном российском капитализме, мы почему-то сравниваем его с Западом. Но правильно было бы сравнивать наше нынешнее состояние с периодом предреволюционным, т. е с поздним периодом царской России.
Французская буржуазная революция произошла в конце 18 в., у нас же только во второй половине 19 в. освободили крестьян от крепостной зависимости. Можно много говорить о благе крепостничества, о благе крестьянской общины, о самобытности русской крестьянской натуры. Но слова всегда останутся только словами, если не приводить в их подтверждение фактов. А факты, к сожалению, говорят о том, что крепостное право задержало развитие страны и ее народа на все пятьсот лет этого самого крепостного права.
Достаточно почитать русскую классику, чтобы понять все зло, причиненное России крепостным правом. Я не буду пространно описывать общеизвестные факты. Достаточно отметить только три момента: Бесправие лишало крестьянина возможности обрести знания. Отсутствие грамотности понижало самооценку личности и ее эстетические запросы. Низкий культурный уровень препятствовал стремлению улучшить свой быт и выступить на равных с городским населением.
У нас наши эстеты-интеллигенты любят обзывать население совками, любят бесконечно нудно приписывать обывателю черты Шарикова из Булгаковского «Собачьего сердца». Но ведь Шариков -это наше собственное недалекое прошлое. Почитайте Зощенко, а еще раньше, Чехова. Чеховский мещанин-обыватель в «Хирургии», «Злоумышленнике», «Индейском петухе», «Свадьбе» - это тот образ, который был так ненавистен Булгакову. Но Чехов писал с любовью и состраданием к этим жалким полуграмотным обывателям. Он видел их, но они сидели смирно и знали свое место. Во времена Зощенко и Булгакова эти жалкие обыватели вдруг обрели понимание того, что и им позволено стать людьми. Но как долго надо было образовывать и приучать к культуре этих «героев». Откуда они взялись, откуда пришли? А пришли они из русской безграмотной лапотной деревни, из жалких провинциальных городишек. И оказалось, что их почти вся Россия. Но это – обыватель. А русский капиталист? А он тоже пришел из русской полуграмотной крепостной деревни. Чумазый, как назвал его Салтыков-Щедрин никогда не испытывал ни сострадания, ни уважения к своему брату-крестьянину. А крестьянин никогда не чувствовал себя равным богатому, никогда не смел постоять за себя и заявить о своих правах. Вот на этой почве бесправия, неуважения к труду и личности, на подкупе и произволе, на подобострастии и пресмыкательстве перед сильными мира сего рождался и процветал русский капитализм. И вы хотите, чтобы возродившись в 90-е годы, он обрел законность и культуру западных деловых кругов? Увы, чудес не бывает. 70 лет - слишком короткий срок, чтобы культура вошла в плоть и кровь поколений. Потому и появились в 80-х годах «Маленькая Вера» и «Интердевочка», что Чумазый почуял грядущие перемены и заблаговременно оправдал будущих дельцов тем, что де русский мужик как был хамом и Шариковым, так им и остался.
Не знаю, есть ли русский характер и русская самобытность, но то, что крепостное право явилось слишком тяжким и губительным моментом в истории Руси, остается непреложным фактом. И когда сейчас наша церковь вдруг начинает обвинять права человека и гуманизм в еретичестве, мне становится очень грустно. Западные ценности и западные права человека – это их, отдельный разговор. Что же касается нас, то нет высшей ценности на земле, чем знания, познание мира ради блага ближнего и свободы в передаче этих знаний будущим поколениям. У нас все эти дары Духа Святого отобрали когда-то с установлением крепостного права и 500 лет продержали в невежестве, самоуничижении и бесправии. И теперь вновь пытаются навязать нам бескультурье, безграмотность и холопство вместе с Чумазым хозяином – капиталистом.
Все эти бесконечные блогерские перепалки по поводу советского периода, о пустых полках, о колбасных электричках, о том, что колхозник – это тот же крепостной, имеют своей целью не допустить понимания того, что революция была попыткой вырвать Россию из невежества, отсталости и убогости быта. И смотреть на советский период надо не в сравнении с Западом или нынешним экономическим прогрессом человечества, а в сравнении с тем, что представляла собой Россия в 19-м веке, чем и какой была накануне революции. И не по статистике о выплавке чугуна или длине ж/дорог, нужно судить, а по уровню культуры отношений, по уровню образования и материального достатка. И тогда не будет Шариков синонимом личности русского человека, а будет олицетворением тех условий быта, культуры и образования, которые стремились в царской России к нулю. Почему-то на Западе ни во Французскую революцию, ни в период Парижской коммуны никто не обозвал свой народ, подобно Мережковскому, «Грядущим Хамом». А сегодня лже-эстеты презрительно клеймят свой же народ новым именем: «совок», не понимая того, что тем самым подтверждают дикость и бескультурье правящей элиты, вчерашних Шариковых, вдруг почувствовавших себя вновь хозяевами положения.

О БИЗНЕСЕ В РОССИИ

Nedobriy

Москва
1170 дней
3719.73
Алексей Рощин
12 Апр 00:48
публикатор Nedobriy [nedobriy] Темы: алексей рощин , российский бизнес , россия экономика
Это из ФБ Рощина, заголовок мой, в оригинале нет никакого((




Давно собираюсь написать о консенсусе, который как-то незаметно, но очень крепко сложился в нашем обществе. И этот консенсус вовсе не вокруг Путина - нет, Путин только лишь одно из его проявлений.

Нельзя ж всерьез верить, будто бы единственное общее, что объединяет всю страну - это Путин. Так только очумевшие льстецы могут говорить, типа "Путин это и есть Россия!" Общество может скреплять какая-то общая идея, а не наш довольно комичный персонаж.

И такая идея на самом деле есть. И даже цифра в 86%, наверно, имеет смысл. Она просто не про Путина. И это даже печальнее, чем если бы дело было бы только в нем. Человек, в конце концов, "внезапно смертен", как учили классики. А от консенсуса на идее никакая смерть не спасет. Диктатор умрет - идея останется.

Что ж за идея, реально скрепляющая всех, от государственников и "патриотов" до "либералов", через густое и плотное "болото" аполитичных обывателей? В чем сходятся все эти прекрасные люди - наши с вами соотечественники, расходясь лишь в тонкостях формулировок? На какой же идее сошлась и встала насмерть вся РФ по состоянию на 2016 год?

Я назвал эту идею "антибизнес". Или, может, проще - неприятие бизнеса как такового. В новой России после всех передряг и пертубаций - "лихие 90е", сытые "нулевые" - бизнес, предпринимательство превратилось в России почти что в маргинальное занятие. Скоро люди будут вообще стыдиться, признаваясь, что занимаются бизнесом - это будет что-то между занятием онанизмом и приемом наркотиков: неприлично, нелепо и вредно как для себя, так и для окружающих.

Собственно, в российском обществе сегодняшнего дня есть две прОклятые обществом сферы - политика и бизнес. То и другое, с точки зрения "приличных людей" - полное паскудство, а "типичные представители" этих сфер - опасные и "грязные" во всех смыслах фрики. Полная противоположность началу 90-х, когда, наоборот, политика и бизнес были окутаны притягательным романтическим флером.

Главное, что изменилось в восприятии этих сфер, и особенно бизнеса - они стали вызывать брезгливое презрение. Бизнесмен в нынешней РФ - персонаж страдательный, он вовсе не "хозяин жизни". Хозяин жизни - чиновник, или, в терминологии "патриотов" - государство. Любой успех у отечественного предпринимателя не воспринимается как успех именно предпринимателя; успех возможен только в связке с чиновником, и такое положение вещей воспринимается как норма.

Причем такое вовсе не только у правящей клики "государственников". Из любопытства я посмотрел программы партий "Единая Россия", "Парнас" и "Яблоко". При всей кажущейся разнице риторики трогательное единство наблюдается в одном - в вопросе отношения к бизнесу. Дело не в употреблении самого слова "предприниматель" - с этим у всех порядок; а вот словосочетание "частная собственность" в программах всех трех упомянутых партий не встречается НИ РАЗУ. Ни в одной.



Общероссийский консенсус на сегодня - "надо гнобить бизнес". Давление и поборы, которыми напропалую занимаются гражданские власти и правоохранительные органы, воспринимаются как НОРМАЛЬНЫЕ. "Посадки" предпринимателей в массе своей не вызывают сочувствия, "чего их, мироедов, жалеть!"

Особо любопытна пораженческая позиция самих бизнесменов. Видимо, это какая-то специфическая болезнь именно бизнеса в России. Российская буржуазия всегда была слаба и крайне труслива, она как будто родилась с комплексом "нелюбимого ребенка", если за "родителей" считать общество. Именно к обществу бизнес в России всегда относился со страхом и недоверием. Русская буржуазия всегда в глубине души была и остается уверенной, что "к людям" обращаться бесполезно - люди сами только и ждут, чтобы ее разорвать.

Очень характерно прошли последние сносы и вышвыривания арендаторов из занимаемых зданий - не только в Москве, но и в многих прочих городах и весях. Российские буржуа чаяли спастись только в юридическом крючкотворстве, в судейских, во всяких бумажках, которыми они безнадежно трясли; когда власти все это цинично похерили и подогнали бульдозеры - наши буржуа пошли, "солнцем палимы"; до последнего никто из бизнеса не делал даже попытки воззвать к общественности.

Даже когда власть подгоняет бульдозеры - до самого последнего дня бизнес тщится договариваться с ней, потому что от общества он и вовсе не ждет ничего, кроме ненависти.

В России малый и средний - то есть самый реальный - бизнес и без того занимает ничтожно малый (в сравнении с большинством стран, даже с Китай) процент в экономике, порядка 21%. Но в атмосфере неприятия самого понятия "частной собственности" даже у маргинальных как бы "либеральных" партий он обречен усыхать и дальше, под одобрительный гул народа и крики "так его! мочи буржуев!"

Постыдная трусость и подлость новой русской буржуазии (в чем она повторяет старую русскую буржуазию) в сочетании с невероятной уравнительной "социалистической" злобой во всех слоях остального народа создает в нашей стране поистине волшебный коктейль. Главное, что большинству приниженное и крайне ненадежное положение "буржуев" очень нравится.

Ну а мысль, что без предпринимателей страна обречена на прозябание и нищету, многими принимается рационально - но полностью отвергается эмоционально. "Это, видимо, что-то в крови".

Мы наблюдаем, как уже во второй раз российская буржуазия, едва возникнув, снова обреченно идет на свою голгофу. Вечный российский Круг.

ЗАЩИТИТ ЛИ РОДИНУ «ГВАРДИИ-ЖАНДАРМЕРИЯ»? О ПРИОРИТЕТЕ ГОСИНТЕРЕСОВ ИЛИ ПРЕСТУПНЫХ МАХИНАЦИЙ

Marocco
Юрий Болдырев 13 Апр 00:09
опубликовано редакцией Темы: борьба с коррупцией , владимир путин , национальная гвардия , панамагейт , правительство , юрий болдырев
Налицо дальнейшая концентрация сверхвласти в руках одного человека — Президента страны. С точки зрения опасности произвола с его стороны это, безусловно, плохо. С точки зрения безопасности его личной власти, пресечения даже мыслей в окружении о возможности какого-либо дворцового переворота — хорошо.
Так что же в итоге?






Несколько знаковых событий, характеризующих ситуацию.

Первое — арест во Франции уже не каких-то второстепенных наших объектов (ранее, по данным СМИ, было арестовано в сумме примерно на 300 млн. долларов), но активов «Роскосмоса» (!) — еще на 700 млн. долларов. Это в связи со все той же продолжающейся игрой наших властей в поддавки (это моя обоснованная качественная оценка) с бандитами и скупщиками краденого (опять не менее обоснованная качественная оценка) — бывшими акционерами «ЮКОСа».

Второе — большая «панама», в которую оказались вовлечены руководители ряда государств, а также, что для нас важнее, и люди, близкие к Президенту нашей страны.

Третье. Продолжающаяся возня и слухи вокруг как будто предстоящей отставки руководителя агентства по управлению госимуществом Дергуновой, вроде как, оказавшейся в конфликте с министром экономического развития Улюкаевым по вопросу о целесообразности предстоящей дальнейшей приватизации наших стратегических активов.

Четвертое — создание в стране «Национальной гвардии».

Преступная халатность или корыстный сговор?

Первое событие — арест очередного нашего имущества во Франции — здесь подробно анализировать не будем. Лишь констатируем, что это естественное и неминуемое развитие событий в условиях деструктивной и, на мой взгляд, совершенно лицемерной позиции, занятой по этому вопросу нашими властями. Упорно изображается неутомимая «борьба», но под этим прикрытием один и тот же «ЮКОС» нас с вами грабит уже во второй раз. Писал и предупреждал о таком развитии событий ранее неоднократно. Многочисленные мои публикации на эту тему на протяжении двух десятков лет легко найти через поисковики. Среди последних, например, «Хватит играть в поддавки» в «Литературной газете». А в звуковом варианте, например, в


передаче радио «Говорит Москва» от 25 марта.

Главное: с моей точки зрения, здесь — только два варианта.

Вариант первый. Это — преступная халатность тех высших должностных лиц государства, что должны были защитить российские интересы. В том числе, изначально не признавать юрисдикцию Гаагского третейского суда и не участвовать в отборе судей (третейские суды могут принимать решение исключительно при предварительном согласии обеих сторон на такое разбирательство и признание их компетенции). А также своевременно поставить вопрос об изначальной незаконности (легко доказуемой притворности) передачи активов «ЮКОСа» из госсобственности структурам


Ходорковского и банка «Менатеп».

Вариант второй. Это — целенаправленный сговор высших должностных лиц государства с бандитами и скупщиками краденого (моя качественная оценка акционеров «ЮКОСа») с целью откупиться от их претензий к «Роснефти» (сейчас, кстати, далее приватизируемой) — за наш с вами счет.

«Панама-мама»

Событие второе — большая «панама», затронувшая и наших. Смешным и даже несколько наивным представляется мне этакий перевод стрелок на «высокое»: все — ради музыки, все — ради искусства, все — ради передачи чуть ли не в детдома сиротам ценнейших музыкальных инструментов, закупаемых на личные деньги.

Что тут скажешь? Да ради бога! Покупайте музыкальные инструменты, передавайте их сиротам — никто не возражает. Но…

Но только к сути скандала это не имеет ни малейшего отношения.

Внимание: суть скандала — вовсе не в том, что кто-то, частное лицо, имеет оффшорную компанию, пусть даже это и друг Президента страны. Суть даже не в том, что через эту компанию прошли, якобы, более двух миллиардов долларов — и это, само по себе, не предмет для нашего обсуждения. Мало ли какие бывают талантливые в оффшорном бизнесе виолончелисты?

Суть предмета интереса, совершенно обязательного для более или менее уважающего себя общества, в одном:

— были ли между этой оффшорной компанией (принадлежащей другу Президента) и нашим государственными и полугосударственными компаниями и банками (зависимыми в своих действиях от воли Президента) этакие странноватые сделки, более похожие на бессовестный перевод наших с вами госресурсов в частную оффшорную компанию?

Но об этом — о главном — полная тишина.

Обращаю внимание читателей. Когда надо показать, как «Россия встает с колен», нам рассказывают о «возвращении государству» тех или иных активов, «прихватизированных» в 90-е, о мощи и силе российских госкорпораций. Когда же возникает вопрос о странноватых сделках «возвращенных государству» компаний и госкорпораций (тех самых, которым постоянно не хватает средств на развитие, и потому надо обязательно передавать все новые средства из нашего «Фонда национального благосостояния») в интересах каких-либо частных лиц, то это уже — как будто совершенно самостоятельные частные компании, имеющие право на свои резоны в хозяйственной деятельности и даже на «коммерческую тайну»…

Книга, которую надо читать!


электронная версия
Купить - 299р.
Покровитель искусств — неформал?

А на некоторых псевдопатриотических сайтах (прикрывающих патриотизмом готовность защищать элементарное жульничество, воровство из нашего общего котла) запущено и совсем замечательное объяснение произошедшего. А именно: мол, достигать высоких целей (обеспечение учреждений культуры музыкальными инструментами) через всю бюрократическую конкурсную процедуру — слишком сложно и тягомотно, а руководитель наш — ведь не какой-то закосневший бюрократ; ему иногда, чем связываться со всей этой бюрократией, проще попросить своих друзей, чтобы они сделали что-то хорошее как частные лица. Отсюда и масштабное меценатство виолончелиста (правда, адресаты — объекты заботы которого — пока так и не установлены), и естественная помощь «друзей» Президента (уже из госкорпораций) соответствующей оффшорной компании друга-виолончелиста.

Ну что, будем разбираться с этим бредом влобовую? В том числе, будем ли выяснять, зачем и, главное, кто это у нас внедрил такую систему, при которой чуть ли не элементарный карандаш в нищем бюджетном учреждении никак иначе, кроме как через всю эту бюрократическую процедуру, купить невозможно?

Или же ограничимся совершенно аналогичным примером, но из жизни не государственной (которая, как будто бы, сложна для понимания), а нашей частной — вполне всем понятной?

Итак, пример. Вы наняли бригадира с бригадой ставить Вам на участке дом. Но бригадир смету заведомо завышает и часть Ваших денег (пусть не пару миллиардов долларов, но, допустим, пару сотен тысяч рублей) перебрасывает другу-музыканту, который, в свою очередь, дарит Вашим двоим деткам по губной гармошке — рублей по двести. И потом Вам объясняет через СМИ (кстати, за Ваши же деньги — из Вашей же сметы на строительство дома), что, во-первых, друг-музыкант — потрясающей душевной щедрости человек, губные гармошки дарит детям исключительно из личных средств; и, во-вторых, выделить деньги официально на губные гармошки — слишком тягомотно, бюрократия, понимаете ли, и потому он (прораб, нанятый для строительства дома) решил обеспечивать детей губными гармошками проще, неформально.

Ну как, примите ли Вы такое объяснение?

Правда, некоторые усомнятся в адекватности этой аналогии: мол, Президент — не простой прораб, нанятый для постройки дома.

Соглашусь, не простой прораб: должен бы быть особо ответственным. Но точно так же нанятый. Причем, не вообще, а для совершенно конкретных действий. И уж точно, согласитесь, не для того, чтобы выборочно «творить добро» руками неких «щедрых меценатов», но … за наш же с вами счет?



Родина или благосклонность начальства?

Третье событие, казалось бы, вообще не событие. Подумаешь, кто-то там даже не в Правительстве, а в одной из правительственных структур с кем-то в чем-то не сошелся. Если бы не одно «но» — если бы не предмет спора. А предмет, если верить СМИ, один: уместно ли сейчас — на пике спада цен — срочно приватизировать оставшиеся ключевые стратегические активы, включая крупные пакеты акций «Роснефти», «Совкомфлота» и т. п.

Что тут скажешь? Отмечу два момента.

Первый. Конфликт начальника федеральной службы с министром, о котором нам рассказали деловые СМИ, это понятно. Но только лишь с министром ли конфликт? Надо ли объяснять, что принимать решение о том, дербанить ли стратегические активы именно сейчас (то, что дербанить вообще — так, конечно, дербанить — это даже не обсуждается), или же отложить это на потом — дело никак не уровня министра. И даже не уровня Премьера.

Второй. По нынешним временам приходится удивляться. К сожалению, лишь одному: неужели там все еще остались хоть сколько-нибудь порядочные и заботящиеся об интересах государства люди? Если так, то как они там выжили — после стольких лет жесточайшей зачистки госслужбы от такого ненадежного элемента, как люди с совестью и принципами? Хотя сразу оговорюсь: никоим образом не хочу оклеветать Дергунову и представить ее здесь человеком, лояльным не лично начальникам, а интересам Родины. Не знаком с ней и не имею права ничего утверждать. Просто поделился с читателями своим искренним удивлением.

В защиту госинтересов или преступных махинаций?

И, наконец, событие четвертое — создание «национальной гвардии». Обсуждается всерьез, но звучит и впрямь смешно: «Вчера — омоновец, завтра — гвардеец!». Это в том смысле, что калька с западного, с американского, непережеванная и непереваренная, не говоря уж о том, чтобы сколько-нибудь осмысленная — это все так же остается для наших властителей прямым и непосредственным руководством к действию.

А что в русской традиции гвардеец — это совсем другое, это звучит гордо, и не потому, что приближен к особе государя-императора, но потому, что отличился в боях с внешним врагом — это, что называется, «в игнор». Равно как и то, что в русской традиции то, что теперь создается, правильнее было бы назвать жандармерией. Подчеркиваю: ничего оскорбительного в слове «жандарм» нет — точно и по делу. И не противоречит западной, в данном случае, например, французской традиции.



Но кому хочется на Руси зваться жандармом? Никому.

Быть жандармом — пожалуйста. Но зваться при этом — «гвардейцем»…

Кстати, будет ли нас и после этого кто-то продолжать смешить конспирологическими концепциями, что, мол, окопавшиеся вокруг Президента враги шагу ему не дают самостоятельно ступить, и что Президенту все еще не хватает каких-то дополнительных полномочий?

Но вернемся к серьезному. Налицо дальнейшая концентрация сверхвласти в руках одного человека — Президента страны. С точки зрения опасности произвола с его стороны это, безусловно, плохо. С точки зрения безопасности его личной власти, пресечения даже мыслей в окружении о возможности какого-либо дворцового переворота — хорошо.

Так что же в итоге?

В итоге — в зависимости от того, на что будет направлена ныне концентрируемая сверхвласть.

Будет ли она направлена на решительное пресечение столь затянувшейся и так дорого нам обходящейся игры в поддавки с бандитами и скупщиками краденого, с привлечением к ответственности виновных?

А на то, чтобы не допустить дальнейшего раздербанивания стратегических активов государства?

А также и на то, чтобы не допускать в дальнейшем даже мыслей о возможности перевода госресурсов из госбанков и госкорпораций в оффшорки друзей властителей, пусть даже и якобы ради закупки музыкальных инструментов, а заодно нот и камертонов?

Или же концентрируемая ныне сверхвласть будет направлена, напротив, на то, чтобы в корне пресекать любое обоснованное возмущение граждан действиями властей?

После публикации статьи стало известно, что глава российского правительства Дмитрий Медведев освободил Ольгу Дергунову от должности заместителя министра экономического развития — руководителя Росимущества. Как сообщает «Интерфакс», соответствующее распоряжение с формулировкой «в связи с переходом на другую работу» премьер-министр подписал 12 апреля.

Похороны Андрея Тарковского

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Похороны Андрея Тарковского
Оригинал взят у al_ah в Похороны Андрея Тарковского
Сестра крупнейшего советского режиссера Андрея Тарковского Мария Тарковская дает интервью, опубликованное на сайте «Вокруг ТВ». Заходит речь о похоронах:
«Все происходило как-то холодно, по-европейски. В Париже после всех чумных эпидемий есть традиция не оставлять гроб открытым, и я Андрея так и не увидела. Потом эта процедура зачерпывания земли ложечкой… А в довершение всего распорядитель похорон сказал, что время работы могильщиков истекло и что они засыпят могилу завтра. Все ушли. Остались несколько человек, и мы эту могилу закопали сами, украсив венками, цветами. Я не смогла уйти от разверстой могилы. Это было бы чудовищно по отношению к Андрею...
— …И это был бы уж совсем жуткий символ жизни и смерти великого режиссера». - подхватывает тут же интервьюер Илона Егиазарова.
Здесь интересно отношение к факту Марии: всего лишь «холодно по-европейски» и еще «то было бы чудовищно по отношению к…» самому Андрею, но от кого? Естественно, от собравшихся близких – не закопать.
И Илоны: «это был бы… жуткий символ жизни и смерти…» его самого – Андрея, естественно… но кем явленный? А никем, совпавшими обстоятельствами. И ни у кого мысли не возникает, что порядки на кладбище дикие, что отношение-то к безмерному, но постороннему горю бесчеловечно.
А теперь представим, что нечто подобное с «великим режиссером» произошло бы не во Франции (цивилизованной), а на его родине (отсталой): не дали открыть гроб, бросили бы могилу до следующего дня не зарыв (хороша профилактика чумных эпидемий) и т. д. Был бы это просто символ судьбы покойного или дань средневековым традициям или проявление непорядочности со стороны родственников?
Отнюдь! Уверен, что закипел бы в головах близких и дальних бульон ненависти к бесчеловечному режиму, проклятия стране и варварской дикости.
Вот этот феномен и надлежит изучить внимательно. Все происходящее ТАМ (сколь бы «чудовищно» оно ни было) – всего лишь результат деятельности самого индивида. Сам, дурак, виноват. А все, что происходит ЗДЕСЬ (будь хоть во стократ оправдано традициями или обстоятельствами) – это произвол системы. Государство виновно, строй повинен.
Невольно прихожу к выводу, с которым внутренне согласиться не могу: когда ответственность лежит только на индивидууме – все в стране правильно, как бы по-дурацки на самом деле не выглядело. Но если народ, традиционно исповедующий соборность, делегирует свою коллективную ответственность власти, создает некий крепкий общественный строй – все действия государства (даже самые вынужденные и необходимые) постепенно становятся неправильными и сам народ, в конечном счете, оказывается и в собственных глазах, и в глазах окружающего мира плох и неполноценен.

+++++++++++++++

СЛ. Вот, 100% верная  статья.