ansari75

Categories:

Демократический абсурд.


Сразу оговорюсь, животных я люблю, защищать их нужно и все-таки, что-то в этой защите в последнее время пошло не так.

Брижит Бардо попросила российского президента о помощи

Французская киноактриса просит защитить права слонёнка по имени Эколь.

Актриса и зоозащитница опубликовала открытое письмо российскому президенту, в котором потребовала прекратить эксплуатировать животных в цирке и вернуть слонёнка Эколь в зоопарк города Ростова.

Любительница животных уверила, что готова взять на себя расходы по перевозке слонёнка и ветеринарному сопровождению.

История со слонёнком наделала много шума, так как Ростовский зоопарк, сославшись на то, что не имеет возможности содержать слонёнка у себя, передал животное цирку братьев Запашных.

Во всём прогрессивном мире происходит обратный процесс: животных изымают из цирков, так как эксплуатация братьев наших меньших на арене считается негуманной.

В знак осуждения ростовский зоопарк вычеркнули из списка Евроазиатской ассоциации зоопарков и аквариумов (EAZA).

К протесту французской актрисы присоединились российские знаменитости — Ксения Раппопорт, Алексей Смоляков, Александр Ширвиндт и др.

Бойкот объявлен зоопарку Ростова. По какой причине? Зачем просить Путина? Направьте денежки на поддержание Ростовского зоопарка и на прокорм слона, если вы так озабочены его судьбой.

А лучше закроем цирки или оставим в нем только собачек? Но и собачки в обычной жизни не ведут себя так, как на арене цирка.

Но кто сказал вам, что в цирке совершают над животными насилие? Это давно в прошлом. Все цирковые дрессировщики давно и точно знают, что без согласия самого животного никакого номера не получится. Животное исполняет тот номер и поддается дрессировке в том случае, когда все эти приемы совпадают с его возможностями и желанием.

Кто может поручиться, что слоненок не был бы счастлив выступать в цирке, а предпочел бы сидеть за загородкой в небольшом пространстве?

К примеру, разве не насилием над животными являются прихоти их хозяев, устраивающих по собственному образу и подобию животным тот образ жизни, который им кажется прекрасным. Они стригут их по своему усмотрению, одевают их в комбинезоны, сдерживающие движения, устраивают им кафе и курортный отдых.

Давайте будем последовательны. Давайте запретим кастрацию домашних животных, кошек и собак. Запретим держать их в квартире пожизненно, а давать им возможность гулять самим по себе.

Далее, к борцам за права животных должны подключиться вегетарианцы и веганы. Запретить убивать скот себе для еды, дать им свободу и независимость.

Правда, есть представители свободомыслящих граждан нашей цивилизации, которые столь же рьяно, как кто -то животных, защищают растительный мир. Они уверяют всех, что растения слышат нашу речь, лучше растут, если им петь песни и говорить с ними, а в случае, когда начинают косить траву растения распространяют запах. Этот запах — крик о помощи и  предупреждение другим растения об угрозе .Правда, к чему их предупреждать, если они не могут уйти? О молитве с покаянием перед смертью?

А что же будет с этими чувствительными жителями планеты, если растениями заменят животную пищу? Животных оберегать, а растения есть? И это при условии, что питательная ценность растительной пищи очень низкая, ниже, чем животная. Значит, уничтожать растения придется в глобальном масштабе. И генная инженерия не поможет.

Выступает же церковь против эко-зачатия, то есть против пробирок и прочих неестественных путей зачатия. 

Кто поручится, что завтра не найдутся защитники чистоты видов и не потребуют запретить генную модификацию растений, как метод нарушающий их права?

И биологи могут не рассказывать, что животные ради сохранения вида , позволили себя приручить и выделять часть из своего стада в пищу людям. Напрасно дрессировщики будут утверждать, что рабочий союз людей с животными – это не только цирковое представление, но и развитие новой эмоциональной палитры.

Может быть перейдем на синтетическую пищу? Будем питаться химией и выращенным белком? Можно, но вот цена не соответствует затратам. Да и сырье ограниченно. Об этом не стоит забывать. Если перейди всем на синтетическую пищу, то встанет вопрос о нефти и газе. Трудность на лицо.

Европейцы итак уже задумываются о том, что сырье убывает. И на этой волне вводят технологии переработки старых вещей. Но пока демократия будет мешать и этому направлению. Ведь химия и синтетика – это разрушение экологии. Это парниковые эффекты для борьбы за ограничение развития других стран, кроме Европы.

Демократия всеми силами борется за права личности, народа, природы. Но получается не полное освобождение всего мира, а странная ситуация, когда давая свободу одним, вдруг выясняешь, что нужно эту свуободу отменять, или давать ее уже другим. Разрешили одно и выяснили, что ущемили другое. Будем запрещать первое, чтобы освободить второе.

Разрешили свободные браки, но оказалось, что ущемили права женщин. Теперь никакой мужчина не обязан содержать ни ее, ни ее ребенка. 

Возвели в культ семью, но оказалось, что однополые пары семьи лишены. Да и брака тоже. Решили разрешить им и то, и другое, но при этом забыли, что брак разумеет под собой только один вид союза – деторождение. А семья – воспитание этот плод союза.

Однополые не могут иметь детей. Соответственно, какой же это брак? Какая это семья? В головах законная путаница. Назовите однополый союз иначе, обозначьте его словом, соответствующим сути. Но нет, нельзя. Пропадет важная особенность: возможность усыновления детей. Ведь усыновляют пары, состоящие в браке. А какие это пары, однополые или естественно разнополые, уже не важно.

Ладно, решили и постановили. Свобода есть свобода. Но позвольте, а права детей? Их спросили, хотят ли они жить с двумя мужчинами? Хотят ли они иметь мамой папу? Не порядок. Издержки демократии. Как решить? Да никак. Заставить граждан молчать и обвинять протестующих в нетолерантности и фашизме.

Есть люди различные по цвету кожи. Мало того, что теперь этот цвет нельзя называть вслух и по факту. Так еще и произведения культуры теперь нужно менять в угоду цветной толерантности. А если тебе вдруг вспомнится старое слов «негр» в Америке, то будешь отвечать за ущемление чьих-то прав. 

Мало ли что вся литература и театр до начала двадцатого века имела в своих сюжетах моногенное белое население. Ничего страшного. Потесним историю и факты, внедрим на сценах чернокожих артистов на ролях белых героев.

Мигранты имеют право въехать в чужую страну, но они не обязаны принимать ее культуру. Они свободны в выборе.

Абсурд множит абсурд, но он затемняет главное в этой демократической игре в свободу, потому что в этом мире царит одна единственная свобода, свобода предпринимательства и получения прибыли. Именно свобода извлечения прибыли из всего, что вдруг заинтересует пресыщенного богача или скучающего обывателя.

Почему Брижит Бардо борется против убийства животных ради меха? Да потому что вина не на гражданах, желающих в холод носить меховые шубы, а на дельцах, учуявших прибыль и пустивших некогда ограниченную роскошь на поток.

Почему убиваются животные в возрасте нескольких месяцев? А потому что торговцы хотят получить прибыть, рекламируя качества и пищевые достоинства именно молодых животных.

Когда-то считалось, что мясо молодых животных не должно попадать в пищу человеку в больших количествах. Оно вредно. Но это было время рационализма и умеренности.

Почему узаконоли однополые браки? Да потому что усыновление детей приносит хорошие доходы, особенно, если это ребенок от одного из пары однополых,  купленный у суррогатной матери.

В одном доме во время пожара спасли 250 человек жильцов и 180 домашних животных.

Причина? Мода и доход заводчиков, приучающих людей к новым породам домашних питомцев как к чему-то исключительно престижному.

Капитал стремится не к умеренности, а к как можно большему распростаранению того, что несет ему выгоду. Но одновременно, его выгода становится своего рода красным флагом для толпы, непонимающей , что любая свобода связана с отвественностью, а не с твоими желаниями. Капитал, может быть, и понял в какую ловушку он заводит сам себя, потокая желаниям толпы,но и остановить этот процесс не может, потому что это ему выгодно.

Нынешние свобода и демократия на самом деле очередная иллюзия и того, и другого, потому что создана капиталом для самого себя и собственной свободе обогащения на пороках и преступлениях личностии.

Когда-то древнегреческий философ Платон в своем трактате «Государство» разбирая все формы правления, демократию оценил как самую низкую и несправедливую систему власти.

Демократия (δημοκρατία) — еще менее совершенная, и справедливая и, одновременно, несправедливая власть большинства. Демократия это равноправие всех имущих мужчин, при котором не имеют значения их личные качества. (544c);

«Человеку оказывается почёт, лишь бы он обнаружил своё расположение к толпе» (т.3, с.345) (и здесь речь о толпе, а не о народе).
 

«Его хвастливые речи... в битве с бережливым началом... одержат верх и с бесчестьем, как изгнанницу, вытолкнут вон стыдливость, обозвав её глупостью, а рассудительность назовут недостатком мужества и выбросят её, закидав грязью... Опорожнив и очистив душу юноши, ...они затем низведут туда... наглость, разнузданность, распутство и бесстыдство, увенчивая их венками и прославляя в смягчённых выражениях: наглость они будут называть просвещённостью, разнузданность – свободою,  распутство – великолепием, бесстыдство – мужеством» (с.348).
«Если кто-нибудь ему скажет..., что одни вожделения надо развивать и уважать, другие же пресекать и подчинять. В ответ он будет отрицательно качать головой и говорить, что все вожделения одинаковы и заслуживают равного уважения» (с.349).
«Изо дня в день такой человек живёт, угождая первому налетевшему на него желанию... В его жизни нет порядка, в ней не царит необходимость» (с.349).
«В демократическом государстве только и слышишь, как свобода прекрасна и что лишь в таком государстве стоит жить...» (с.350).
«Когда же во главе государства, где демократический строй и жажда свободы, доведётся встать дурным виночерпиям, государство это сверх должного опьяняется свободой в неразбавленном виде, а своих должностных лиц карает, если те недостаточно снисходительны и не предоставляют всем полной свободы...» (с.350).
«...там не станут почитать и бояться родителей (всё под предлогом свободы!), переселенец уравняется с коренным гражданином, а гражданин – с переселенцем; то же самое будет происходить и с чужеземцами» (с.351).

«Душа граждан делается крайне чувствительной, даже по мелочам: всё принудительное вызывает у них возмущение как нечто недопустимое. А кончат они... тем, что перестанут считаться даже с законами – писаными и неписаными, – чтобы уже вообще ни у кого и ни в чём не было над ними власти» (с.352).

«Какая болезнь... подтачивает демократию и порабощает её. Этой болезнью я считал появление особого рода людей, праздных и расточительных... Их мы уподобили трутням...» (с.352).
«При демократическом строе они, за редкими исключениями, чуть ли не стоят во главе: самые ядовитые из трутней произносят речи и действуют. ...При таком государственном строе, всем, за исключением немногого, распоряжаются подобные люди» (с.353).

Узнаете нашу власть во всей ее красе?

Чем нынешняя  демократия отличается от той, которую обрисовал Платон? Только тем, что он открыто ее осудил, а мы  делаем ей реверансы и считаем ее  особенностью современного образа жизни и нашим великим достоянием.

Нынешняя демократи есть плоть от плоти капитализма. Это он ввел и свободу личности, и демократию в интересах свободного обогащения без норм морали, без законов нравственных и рациональных.

И методы управления народов свободой и демократией на самом деле крайне тоталитарны и насильственны. Любой абсурд может быть возведен в ранг свободы и защиты прав, если он выгоден власти и если способствует хаосу и дезориентации в обществе.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic