Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

Дарвин и "духовные скрепы"

Стоило России объявить православие частью русской души и культурным наследием, объявить РПЦ духовной скрепой, без которой не будет России, начать строительство церквей и введение ОПК в школы, как тут же возродились «обезьяньи процессы» и накат по всем пунктам на теорию эволюции Дарвина.
Стоит спросить себя : А почему Дарвин? Ведь эволюцией начали заниматься еще древние греки: Анаксимандр ,Ксенофан, пифагорийцы , Платон. А у Эмпидокла можно найти даже начатки теории естественного отбора. Но самым известным из эволюционистов, признанным всеми биологами мира, был Ж.- Б.Ламарк. В своей основной работе «Философия зоологии» Ламарк изложил основы своей эволюционной теории. Он писал: «Все живые тела происходят одни от других, при этом не путём последовательного развития из предшествующих зародышей», а имеют множество ветвей и отклонений на уровне видов и родов. Ламарком был предложен и сам термин «биология» в его современном смысле. Но, и это важно, Ж.-Б. Ламарк был верующим в Бога,но не теистом, а деистом. Иными словами, он признавал Творца Создателем всего живого, но не считал Его Богом из христианской Троицы. Вот здесь и лежат основные причины неприятия ученых натурфилософов, начиная от Джордано Бруно, церковью. Все они – деисты, а потому церковью объявлялись еретиками и чуть ли не сатанистами.
Но прошло время и Ламарк, как и Джордано Бруно не вызывают у верующих никаких эмоций. Не трогают церковники и генетиков. Никто не воюет ни с Вейсманом, ни с Морганом, ни с Менделем, который был вообще-то монахом, хотя их открытия весьма и весьма критичны по отношению к креационизму. Но потому и занимался генетикой монах, что она, устанавливая генотип вида, ничего не говорит о его возможной эволюции. Именно по этой причине выводы таких ученых как Вейсман и Морган вообще отрицали возможность совершенствования человеческого вида в условиях совершенствования социальной среды, его окружающей. В советской науке эти ученые признавались метафизиками и идеалистами, что, в сущности, верно, если исходить не из их научных исследований, а из выводов, которые они делали. Иными словами, генетика не враг христианству, хоть и является продолжением эволюционных теорий в биологии. Так почему же все-таки Дарвин?
Посмотрим на теорию эволюции в изложении Дарвина. Его основной труд называется: «Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь» (On the Origin of Species by Means of Natural Selection, or the Preservation of Favoured Races in the Struggle for Life)». Именно в этом труде, в учении о естественном отборе, заложено то, что стало косвенным подтверждением атеизма и марксизма. Природа не создает раз и навсегда законченный вид. В условиях окружающей среды, и это не только природа, но и социально-экономические отношения, сформированные человеческим обществом, меняются первоначальные биологические виды живого мира, а потом и их социальное поведение. Именно из естественного отбора Дарвина родился труд «Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».
А теперь обратимся к началу начал: к войне креационистов и дарвинистов. Отчего вдруг конфликт приобрел столь непримиримый характер? Ведь, по сути, этот конфликт равноценен конфликту Галилея и церкви. И если отрицать очевидное сходство в стадиях развития всех живых существ, то гораздо проще настаивать на очевидном движении солнца с востока на запад. Но если с гелиоцентризмом смирились на удивление быстро, то дарвинизм до сих пор является камнем преткновения, несмотря на то, что иезуиты пытались примирить креационизм и дарвинизм. (Тейяр де Шарден). В чем дело? Неужели человеку так неприятно осознавать себя родственником обезьяны? В принципе, нам такую версию сейчас и преподносят. Плетут чушь о том, что творения столь совершенны и потому должен был быть план для них; что у человека мыслительная духовная деятельность, а у обезьяны – нет. Но все эти доводы хороши для обывателя и никакой доказательной базы не имеют.
Но вот довод одного креоциониста – геолога, доктора наук Лаломова А. мне понравился: он считает, что дарвинисты организовали мировой заговор и подкупили ученый мир, чтобы сделать свою теорию общепринятой, тогда как очевидное говорит о Божественом творении мира.
Браво, Лаломов. Он вник в суть мировоззренческих концепций христианской элиты, в роль мистики в психологическом восприятии ею мира, в суть длительного игнорирования научных данных и развития науки (инквизиция).
Дарвинисты не подкупали мир. Свободу в познании мира и развитии научной мысли дали новые экономические отношения, появление нового класса собственников не из знати и наконец, формирование в недрах этого класса стремления к идеологическому переустройству средневекового сознания, что позволило бы каждому человеку стать свободным в движении к благу. Так возникли тайные общества, и масоны среди них не последние, кто сыграл очень важную роль в освобождении творческих сил человека.

У меня нет задачи искать доказательства теории эволюции. Я не собираюсь опровргать глупость утверждений, что труд Дарвина написан без единого доказательства. Литература по теории эволюции очень обширна. Биология имеет столько фактического материала, подтверждающего эту теорию, что времени и места не хватит на ее анализ. Я хочу обратить внимание на чисто идеологическую причину неприятия Дарвина. И первым идеологическим врагом выступает, конечно, религия.
Религии важна целесообразность, а дарвинизм хоть и не отрицает ее, но видоизменяет настолько, что ни элита, ни церковь не могут удержать за собой право на «отделение овец от козлищ». В то же время дарвинизм препятствует и более древнему принципу власти: происхождение ее от богов, с помощью богов и воплощением богов.
А ведь все тайные общества, начиная от тамплиеров и прочих крестоносцев, побывавших на Востоке и столкнувшихся с древними традициями и культами, а затем масонов, непременно включают в свою идеологию оккультизм и эзотерику древних Египта (Гермес Трисмегист), Иерусалима (строитель Хирам) и т.д. и т.п. В отличие от правящей элиты королевских родов, выводящих свои корни от Христа (Меровинги), масоны и иллюминаты выводят свои корни от посвященных в духовные тайнознания древних богов от Ирана до Нила. Различие интересов, но единая классовая сущность и тех, и других ищет оправдание себе в мистике. И как в таком случае быть с дарвинизмом?
Дело не в обезьяньем предке человека, а дело в сути самого христианства, основанного на принципе грехопадения и искупления от первородного греха. Если правы эволюционисты, то человек никогда не был в Раю, никогда не съедал запретный плод, потому что «первородный грех» должен был быть заложен в него первобытным инстинктом, как любому живому существу: познание мира через опыт и приспособляемость к этому миру ради выживания. Знаменитое древо познания добра и зла – это неизбежное следование принципу эволюции.
От чего, в таком случае, Христос искупил человека? Какой первородный грех смыл своей жертвенной кровью? Более того, о каком избранничестве, вначале еврейском, потом христианском, может идти речь? Да, можно оставить Бога как Творца мира, да, ни квантовая физика, ни теория относительности, ни расширяющаяся вселенная, ни генетика идее Бога не противоречат. Каждый играет на своем поле и каждый вправе верить и в Бога, и в науку. Но вот дарвинизм в корне и полностью изменяет все представления мировых монотеистических религий. Верить в Бога это не значит априори быть христианином. Дарвинизм отрицает именно христианское учение о Боге, а не веру в Бога или богов вообще, хотя и в этом вопросе он очень многим испортил их способы и методы управления человеком, особенно всякого рода тайным обществам, основанным на превосходстве избранных. И хотя Дарвину приплетают социал-дарвинизм и пытаются представить его учение некой основой расовых теорий и фашизма, эти попытки равноценны попыткам обвинять метеоролога в разрушениях, причиненных бурей, которую он предсказал. Естественный отбор – это биология, а социал-дарвинизм – это философская концепция, продиктованная желанием властьимущих обосновать свое право на эксплуатацию. И если есть что-то научное, то именно учение о естественном отборе, показывающее, как социальная среда и право собственности формируют этих самых социал-дарвинистов.

На заре XXI в. в эйфории от крушения великого социалистического проекта идеологи капитализма и частной собственности не заметили, что вместе с СССР разрушили и его созидающую силу, разрушили творческое начало, объединяющее людей и заставляющее их трудиться и жить ради будущего. Пришлось спешно изобретать новые идеологии. Но ни либерализм, ни свобода предпринимательства, ни суверенитет «сколько хотите» странным образом не способствовали ни расцвету творческих и производительных сил общества. Но вот нашлись «духовные скрепы» в лице РПЦ. Православие отряхнули от вековой пыли и попытались сделать главной идеологической составляющей общества. И тут же обнаружили, что давно забытые на Западе противоречия креационизма и биологии, устраненные творческими изысканиями Тейяра де Шардена и сглаженные генетиками, сторонящимися социально-классовых проблем, в нашем, абсолютно атеистическом обществе вдруг обрели остроту американских «обезьяньих процессов». Учение об Искупительной Жертве Христа могло разбиться о теорию Дарвина. Ведь именно ее учили в школе. И от большого ума не нашли ничего лучшего как ополчиться на эволюцию в пункте происхождения человека от обезьяны.
Все эти «страсти по Дарвину» не имеют никакой цены в свете научной истины. Нет нужды доказывать или опровергать то, что имеет массу научной доказательной литературы. Важнее другое: именно нападки на Дарвина показывают, как мало у людей пишущих настоящего понимания и христианства, и веры в Бога. Можно переворачивать причинно-следственную связь с ног на голову, утверждать как Лаломов, что дарвинисты подкупили мир, но куда деться от науки и истории вообще? Куда отнести древних греков и Ламарка? Ведь Дарвин писал свой труд не на пустом месте. Он не был одиноким скитальцам по эволюции. Но именно ненависть к Дарвину как нельзя лучше изобличает сущность самих критиков. Им нестерпимо то, что следует из учения о естественном отборе: невозможность перевоспитать человека молитвами и колокольным звоном, невозможность утвердить божественность абсолютной власти, невозможность остановить развитие социально-экономических отношений в обществе, формирующих человека не в меньшей степени, чем условия естественной среды обитания.

Может быть на какой-то момент и удастся зомбировать толпу. Но уж лучше бы идеологи «духовных скреп» вообще не заостряли внимание на этом вопросе, а то ведь от обезьян легко перейти к самому смыслу христианства (Грехопадение и Искупительная жертва)
Tags: Дарвин, Лаломов., естественный отбор, теория эводюции
Subscribe

  • Киров читающий. 1960-е годы

    Широко известно устойчивое утверждение, что «СССР был самой читающей страной мира». Конечно, все далеко не так однозначно, как бы…

  • Песня года

    После войны в европейских странах стали появляться различные песенные фестивали. Среди первых - фестиваль итальянской песни в…

  • Выставка знакомых вещей

    Отношение к стране Советов сейчас у всех разное, но большинство наших жителей были рождены именно в ней. В чем-то это была…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments