ansari75

Category:

Туда, где свобода.

Итак, человек, проживший 9 лет в солнечной Марбелье и очень этим довольный, всё бросает и возвращается в Москву. И чувствует необходимость объяснить свой поступок. И пишет из самолёта "Стамбул - Москва" (прямых рейсов нынче нет): "Ну что... мы сбежали из дурдома..." Почему же из дурдома? Потому что:

"Не заметить, что мир изменился - уже невозможно. Не заметить, что каждый изменился - тоже нельзя... Испанцы просто выключили мозг, включили телевизор и стали роботами. Те беззаботные, лёгкие, весёлые и говорливые товарищи вдруг стали Mui pesado - очень тяжёлыми, очень испуганными, очень злыми и совершенно одинаковыми... В них было что-то раздолбайское, что-то лёгкое, было много веселья и вина каждый день... И вот всё это исчезло. Словно это прямо как вымыли из всей страны большой стерильной тряпкой с хлоркой. Жизнь в Марбелье превратилась в грустное существование, когда ты каждый день должен подстраиваться под эту "новую нормальность" - я не знаю, почему испанцы с радостью приняли это выражение и как они смогли так легко адаптироваться - потому что, на мой взгляд, это НЕнормальность.

Ненормально, когда все в 35-градусную жару в масках всегда и везде!

Ненормально, когда вместо того чтобы дышать йодированным воздухом у моря и гулять как можно больше - ты должен надеть синтетическую тряпку на лицо...

Ненормально, когда на тебя кидаются люди разного возраста и, тыча тебе в лицо пальцем, орут Mascarilla!!! (маска). Ненормально, когда в ресторане при входе у тебя переписывают данные паспорта и телефон, чтобы если вдруг ковид - всех сразу найти и запереть по домам...

А по логике вещей ненормально, когда люди считают свободой наплевательское отношение к власти и своим соотечественникам. Дело ведь не в масках только, а в предложении заботиться о других. 

Да, маски – тяжело, особенно в жару, но не смертельно и не столь разорительно для кошелька, как штраф.

Но самое главное и первое из первых - маски это не для тебя, а для других, кого ты встречаешь. 

Европа вновь продемонстрировала свою способность к адаптации в интересах всего общества. Разумная необходимость, взаимопонимание и дисциплинированность – это элементы высшего уровня развития личности и ее восприятия мира, как своей заботы и сферы ответственности.

Но вот свобода, основанная на законе своеволию, это не свобода, а анархия, которая, хоть и предполагалась матерью порядка, по сути, мать управляемой толпы.

Наше время, время ухода из обществ высоких идеалов, готовности на самопожертвование, готовности на труд ради всеобщего блага, готовности бороться за права народов, прибывающих в нищете и обездоленных грабежом их стран и войнами за доходы по их эксплуатации.

Наше время – время личной безответственности, рождающей хаос и неуправляемость, потому что интересы каждого сталкиваются с интересами других и идут ради собственной победы на самоуничтожение.

Свободолюбивые богатые русские решили, что Европа – это общество рабов и ринулись назад в «свободную», а вернее безответственную и пофигистскую Россию. Здесь они вольны жить только для себя, вне общепринятых норм и постановлений правительства.

Интересно, как они воспримут новые распоряжения наших властей?

С 28 сентября всем пожилым людям старше 65 лет снова рекомендуется оставаться дома. Соответствующий указ подписал мэр Москвы Сергей Собянин.

Рекомендуется перевести работников (исполнителей по гражданско-правовым договорам) на дистанционный режим работы, в том числе в приоритетном порядке работников старше 65 лет, а также граждан, имеющих заболевания, перечень которых определён Департаментом здравоохранения города Москвы, — гласит указ мэра.

Также сохраняются требования к использованию масок и перчаток. Носить их нужно при посещении магазинов, в транспорте, на вокзалах и в других общественных местах.

Администрация президента, федеральное правительство и мэрия Москвы обсуждают возобновления карантина в случае резкого роста числа заболевших COVID-19. 

И что будут делать свободолюбивые богатые возвращенцы?  Устраивать цветную революцию по примеру Белоруссии и выходить на площади уже не под лозунгами Навального и борьбы с коррупцией, а под лозунгами Тихановской - за свободу и нового президента?

Ведь по сути, прожив девять или двадцать лет в Европейской стране, ты явно бежишь оттуда не из-за масочного режима и дисциплинированности жителей. Живут, как правило,  там только те, кто имеет там свой бизнес. И вот этот бизнес внезапно скукожился. Уже невозможно хвалиться доходом и жить припеваючи без усилий и больших налогов. 

Но всегда человек должен руководствоваться не только эмоциями: хочу – не хочу, но и здравым смыслом.

Да, в России не требуют пока носить маски на улицах и в парках. Но в России и смертности не было равной той, которая поразила Европу. В России медицинские учреждения работали с полной нагрузкой, но тем не менее потребность в полевых госпиталях, как это было в Испании, Италии и Швеции потребовались только в Дагестане.

Иными словами, не столь богатая как Европа Россия, оказалась гораздо более подготовленной в области здравоохранения, чем Европа. Она не успела завершить оптимизацию и потратить деньги, сэкономленные на медицине на свои цели по улучшения инвестиционного микроклимата, как это делала Европа.

Соответственно, нужно ругать не законопослушных европейцев и проявлять собственный стадный инстинкт непослушания, а задумываться о том, что не все то золото, что блестит. Иными словами, высокий западный уровень жизни достигался совсем незаметными обществу мерами по сокращению расходов на здравоохранения. Знаменитая оптимизация всеевропейского масштаба позволила Европе открыть массу кафе, содержать инфраструктуру, удобную для жизни и туризма, но совершенно забыть о больницах и амбулаториях. 

За это теперь и расплачиваются европейцы, смиренно восприняв маски как акт жертвенности ради всеобщего блага.

Пандемия заставила европейский мир пробудиться от благонамеренной праздности и легкомысленного «раздолбайства».

Рано или поздно подобное непременно случается. Нельзя всю жизнь пить есть и веселится, угобжая плоть и забывая о духе. Рано или поздно придется столкнуться не с личными трудностями, а с испытанием уже для всего образа жизни и мысли в масштабе общества. И вот тогда высокий уровень культуры и привычка к исполнению гражданского долга заставит человека отказаться от каких-то сиюминутных радостей в пользу общего требования ради своих соотечественников.

Обратите внимание на тот контингент, который упорно считает себя свободными от исполнения долга и обязанность быть ответственным ради других, составляют люди низкой социальной ответственности. Они могут быть не бедными и даже не люмпенами, но они имеют в основе своей только эгоистический инстинкт безответственности, который понимается ими как свобода.

Мне искренне жаль, что в России по факту создано безответственное общество граждан с низкой социальной ответственностью

Не будет чем-то исключительным, если именно эти люди выйдут на митинги по типу белорусских или украинских, потому что у них подобно собаке Павлова уже сформирован условный рефлекс агрессии на слова «свобода» и «личные права». 

Европейские антимасочные митинги устраивают тот же самый контингент, состоящий из люмпенов и молодежи, привыкшей к вольнице и асоциальному поведению.

В России эту массу люмпенов с толстыми кошельками и молодежь без образования и знаний хорошо дополняют православные ортодоксы, люди, для которых христианство – не любовь к ближнему, не жертвенность и смирение, а суеверия,  обряд и доход. 

Почему основную массу протестующих в нынешних ситуациях, будь то пандемия или цветная революция, составляют молодежь и средний класс мелких лавочников?

Да потому что это именно тот слой, который несмотря на свои достижения в айтитехнологиях и креативности или в бизнесе, не воспитан был на высоких идеалах прошлых веков.

Это та молодежь, которая считает всю классическую литературу ненужной и устаревшей, для кого осовремениваются старые пьесы и переснимаются фильмы, чтобы устранить из них все идеальное и возвышенное, свести благородство к пародии, а чувства к вульгарной доступности. 

Да, прошлое во многом стало для нас чужим, особенно в социальных аспектах свободы личности и упрощённости взаимоотношений. Но главное для чего всегда сохранялась классика – это ее идеализм, глубина и трагичность чувств, способность на самопожертвование и высокие стремления духа, ищущего блага не для себя, а для всего мира и ближнего.

Классика сохраняла главную и единственную заповедь христианства: возлюби Господа Бога своего и возлюби ближнего как самого себя, где Богом был весь мир и его будущее а любовью – труд на его благо, а ближний – это те, кто рядом с тобой, кто страдает и будет страдать всегда, потому что кроме бедности и нищеты, устранимых со временем, есть еще благородство и возвышенность чувств, требующие не жертвы, а милости к ближнему.

Но именно милость стала совершенно непонятна нынешним молодым людям. Нравственная ответственность за свое поведение , за результаты бездумных митингов в толпе слепцов ни в ком не пробуждается. 

Что ждет такой мир? Что даст ему свобода хаоса и личных амбиций? 

Мир никогда не бывает в одном цвете. То, что в одном случае личное право, в другом – общеее разрушение.

Нынешнее право – это право на свободу, но свободу, которая дается рабам: вседозволенность и безответственность на самом низком уровне социальной лестницы.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic