ansari75

Categories:

Новый революционный класс

 или переход наемного работника в средний класс.

Странным образом во всех наших электронных СМИ присутствует одна тема по Белоруссии: выступления оппозиции, речи оппозиционеров, угрозы в адрес Лукашенко, постоянное внимание к Тихановской и ее речам и поездкам, но даже те, кто как бы выступает за поддержку Лукашенко уже привычно повторяют: он не тот президент, он должен все-таки уйти. 

Но почему? Постоянно действующая власть всегда удобнее, чем бесконечные смены ее. Это поняли еще древние, внедрив на смену демократии и пожизненной монархии, монархию выборную. Да, в период солдатских императоров это стало ее отрицательным моментом, но тем не менее, несменяемость власти обеспечивает стабильность государству и дает ему устойчивое развитие.

И если в европейских странах и США смена эта регулярно производится, то это как раз пример выборной монархии,  потому что к власти приходят не представители разных классов  или слоев общества, а приходят только разные лица, одного и тоже корпоративного монарха, что собой представляет капитализм, и состоящий из кланов и семейств, нашедших консенсус. Это пример демократии в узком кругу единомышленников.

И здесь возникает один насущный вопрос: где тот класс, которые должен понимать нужды народа и бороться не за призрак капиталистической свободы и демократии, а за подлинную демократию и народную собственность.

Недавно один из членов КПРФ сделал акцент на то, что в связи с исчезновением промышленных производств и привычного рабочего класса, революционной силой может стать креативный класс и так называемые айтишники.

Вот и посмотрим пристальнее на этот новые революционные силы.

Итак, в 2018 году Лукашенко говорил в интервью российским СМИ:

— И вот мне один американец, который долго работает уже в IT-сфере, говорит: «Вы знаете, как о вас говорят в мире?» Я думаю: «Ну, сейчас опять гадость какую-нибудь скажет». Он говорит: «Знаете, если хочешь что-то сделать в этой айтишной сфере, то поезжай в Америку, если ты хочешь сделать что-то сложное — поезжай в Индию, но если ты хочешь создать что-то и сделать невозможное — поезжай в Беларусь».
И мы потихоньку шли к этим блокчейнам, криптовалютам, дошли до них. И остановились. Я пригласил айтишников: они все плачутся там, в средствах массовой информации, вплоть до оппозиционных, что-то им не хватает. Я собрал их и спрашиваю: ну, вы же яйцеголовые, умные все, чего вы плачете, с чем вы пришли? Смотрят на меня. Вот я вам, говорю, даю полгода срок, напишите все, что вы хотите, что вам сегодня мешает работать в Беларуси.

— И пришли к тому, что они сегодня финансируют образование из своих денег. Они видят, что завтра у них людей не хватит — продвинутых молодых людей. Хорошо, это был очередной приход, распишите, 55 вузов у нас государственных. В частные не хотят. Я им: «Вы что, вы же частники!» — «Не-не-не, нам в государственные». Говорю, ладно, расписывайте. Они принесли мне список всех вузов, технических, радиотехнических, даже педвузов, и написали: 2 тысячи, 1 тысяча, 500, 300 человек — расписали, где сколько можно подготовить. Несколько месяцев работали. Потом сказали: «Мы на это даем деньги, свои личные из кармана даем деньги, чтобы подготовить. Более того, мы еще пойдем туда лекции читать». Счастье, чего мне быть против. И я принял их предложения и только спрашиваю, что еще надо. Я иду и им помогаю.

Мы работали на подряде, на субподряде, где-то что-то создавали. К белорусам едут — дешево, сердито. И мы для этих компаний определенные продукты создавали. Сейчас мы начали создавать в целом продукт. Вот как трактор — здесь создали и продали. И мы хотим не только часть какую-то этого продукта создавать, допустим, для «Майкрософта» или «Моторолы» какой-то и так далее. Мы хотим продавать целым, создав продукт. Он гораздо дороже, и эффект мы уже видим какой.

И вот эти самые оберегаемые и лелеемые будущие строители коммунизма вдруг оказались всего-навсего мещанской жадной сворой. Это они поддержали Бабарико, устроили информационный террор, вышли на улицы, и стали угрожать массовым отъездом из Белоруссии, когда западные компании стали уходить из страны. И Лукашенко очень точно охарактеризовал их:

"... это похоже на какой-то элемент мелкобуржуазной революции. У нас появились буржуйчики, богатые люди, айтишники, которых я создал вот этими ручищами, им предоставив условия такие, какие нигде не могут предоставить лучше", так как ранее именно о белорусских специалистах в области компьютерных технологий очень "забеспокоились" в соседствующей с Белоруссией Украине.

Украина уже готовит для белорусских «буржуйчиков» заманчивые условия, приглашает их переселяться семьями под ее крыло.

Владимир Зеленский поделился своей мечтой, написав в телеграмм-канале: "Харьков часто называют студенческой и научной столицей. Наша задача - сделать регион еще и столицей оборонной промышленности, машиностроения и IT, своеобразной украинской Кремниевой долиной".

Вот и заботятся они о том, чтобы белорусские айтишники создали им эту долину.

Нечто подобное сотворили в СССР, когда создав искусственное диссидентство, заставили интеллигенцию массово поддержать перестройку. А затем именно интеллигенция высокого уровня оказалась в рядах приватизаторов и первой волны эмигрантов в США. Америка и Европа, страдающие от недостатка творческих кадров и даже обычных трудящихся с качественным образованием, постарались как можно больше «мозгов» увести из России в 90-е годы, да и продолжают делать это и теперь.

Что мы получим от поражения Лукашенко? Укрепление Запада за счет грабежа очередного благополучного соседа. А это никак не приведет к революции.

Пусть лучше Запад задохнется сейчас в своем кризисе, чем получит подпитку Беларусью.

Похоже, что все теории левого движения должны быть возвращены к первоисточнику, к Марксу и Ленину, а лидеры левых не должны пытаться доказать, что пролетарии теперь у нас все наемные работники, от банкиров и топ-менеджеров с генеральными директорами до самых революционных айтишников.

С каких это пор закоренелые индивидуалисты и позиционирующие себя новым будущим креативщики стали защитниками народных масс?

Очень полезно проанализировать опыт Белоруссии и посмотреть в правде в глаза: никогда новые пролетарии от элиты не станут революционерами.

Это в прошлые века интеллектуальная элита могла сострадать народу и понимать его нужды, организовывая политические партии в его защиту.

В наше время наша нынешняя интеллектуальная элита давно забыла такие понятия, как честь, совесть, сострадание и главное, благородство.

Эти идеалы умерли вместе с культурой высокой философии и высокого стремления к духовным вершинам.

Все эти креативщики — очень развращенны себялюбием и преклонением перед технологическими знаниями слой. Народ для них существует только как источник получения прибыли для личного потребления.

Ведь креативщики, по сути, не наемные работники, а эксплуататоры, которые получают прибыль от эксплуатации человеческих страстей, глупости, наивности, порока, жадности, обжорства, снобизма и прочих мерзостей свободной от долга и совести личности. Им не нужен народ, а им нужна толпа невежественных потребителей. Они живут отбросами низменных интересов и на этом делают себе доход.

Всегда нужно учиться на примерах других стран. Ведь выступления в Гонконге чистой воды один в один белорусские протесты свободолюбивой студенческой элиты и айтишников. Какие же из них революционеры, если кроме собственных интересов они не видят никого вокруг? Голос разума им недоступен, потому что они слышат только голос цифры.

На самом деле креативный слой – это тот слой, который окончательно уничтожит свободное человечество в угоду капиталу, но никогда не пойдет войной против этого капитала.

И причина довольно проста: креативщики давно уже находятся вне глобальных человеческих ценностей. Ни какие благородные мысли, как когда-то у интеллигенции и студентов –разночинцев, не посещают их. Они связаны с иллюзорным миром фантазий, потворствующих самым низменным человеческим интересам. А значит никакие принципы морали, нравственности, любви, и сострадания не волнуют их.

Эти особенности мы можем ясно увидеть во всех сферах некогда духовной культуры, а ныне культуры по зарабатыванию лайков, имиджа и денег через новые технологии и новые свободы, которые и есть залог их обогащения.

Михалков в своем «Бесогоне» ополчился на Грефа, стремящегося уничтожить образование. Но он не понял того, что Греф стремится создать новое образование, образование по воспитанию креативного класса и айтишников путем выделения средств на особо продвинутые технологии и воспитание тех, кто их будет совершенствовать и развивать. То есть Греф пытается сделать то, что сделал Лукашенко в Белоруссии: создать технологический прорыв через креативную элиту и айтишников высокого уровня.

Недавно немного иначе, чем Греф высказал мысль о создании новых систем образования зампред ВТБ Вадим Кулик 

«Стать айтишниками придется всем. Теперь это как знание английского и математики»

«Очень скоро окажется, что просто айтишником быть бессмысленно. Все переходит на стык ИТ и какой-то базовой специальности. Нужен сплав компетенций, чтобы справляться со сложными задачами будущего».

Первый и главный тренд — углубленная персонализация. Мы начинаем понимать интересы и взаимодействовать не с большими группами людей, не с сегментами, а с каждым отдельным человеком. Второй тренд — поведенческий: люди любят общаться. Растет значение речи, голоса, коммуникации. Третий тренд — желание, чтобы информация поступала в максимально удобном объеме и виде. А удобное как правило означает визуальное.

Очень быстро будут развиваться связанные с высокопроизводительными, сложными вычислениями и оптимизацией алгоритмов области. Еще одна бурно развивающаяся специальность — это дата-саентисты — те, кто формирует логику, визуализирует ее и превращает либо в дополненную реальность, либо в удобный дашборд или в какое-то еще визуальное сообщение. Третья специальность — дизайнеры интерфейсов — те, кто соединяет эти два мира.

Но очень скоро окажется, что просто айтишником быть бессмысленно. Все переходит на стык ИТ и какой-то базовой специальности. Таких людей называют Т-shaped — это те, у кого две специальности или больше. Нужен сплав нескольких компетенций, чтобы справляться со сложными задачами будущего.

Поэтому, вероятнее всего, два образования (одно из которых — в области ИТ) со временем станет базовым критерием образованного человека.

Вот этот подход по превращению уникальной «штучной» компетенции в массовую и дает возможность создавать продукт будущего, а не продукт сегодняшнего дня.

И вы думаете, что сейчас всех и каждого будут обучать новым айти технологиям и превратят наше школьное в высшее техническое?

Это вряд ли. Идет переход на отбор технически способных ребят для их обучения в спецшколах, чтобы они как раз и осуществляли для банкиров и капиталистов все те функции, которые так красочно расписывает зампред ВТБ Кулик.

Это ведь все то же самое, что в простоте душевной ясно и четко изложил Греф. Тех же щей, но пожиже налей.

Масса народа останется полуграмотными потребителями и ни в какую креативную элиту он не войдет и айтишниками нового поколения он не станет.

Конечно, рано или поздно произойдет расслоение и в этих элитных слоях. Но даже если и произойдет, креативный класс должен быть просвещен нравственными ценностями, благородством и идеалами истинной любви к человечеству.

Будет ли это так или мир превратится в набор атомов и молекул с хаотичными желаниями и поведением, покажет время.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic