Анна (ansari75) wrote,
Анна
ansari75

О русской лени (продолжение)

Но у слова «лень» есть еще синоним – « безынициативность», когда под инициативой понимается капиталистическая предприимчивость. Либералы очень любят обвинять бывших советских граждан именно в отсутствии предприимчивости, которая позволяла бы им заняться бизнесом и разбогатеть по советам Хакамады. Но коль скоро предприимчивость требует вполне определенных черт характера, а не просто отсутствия лени, то из социально-экономического качества лень переходит в понятие нравственное. Это уже не бездеятельные, привыкшие к государственной опеке совки, как утверждают новые либералы, а высоконравственные, честные люди, попавшие в условия тотального обмана и воровства, не пожелавшие перешагивать через свои нравственные принципы. Это они оказались выброшенными из новой жизни. Это их объявили лентяями, привыкшими жить на всем готовом.
Есть законы этики, есть мораль. То, и другое обусловлено определенными историческими этапами в развитии обществ, связано с социально-экономическим положением слоев или классов. По Гегелю мораль — это сфера реальной свободы, в которой субъективная воля полагает себя также и как объективная воля, свободная не только в себе, но и для себя; нравственность – это сфера практической свободы, возвышающейся над субъективным мнением и желанием.
Гегелевское понимание морали и нравственности позволяет разделить эти два понятия по отношению к нормативной регуляции общества, т.е. право, обычаи, традиции. И если мораль меняется в соответствии с изменением юридических и этических норм общества, то нравственность имеет более устойчивое и уходящее вглубь человеческой природы, состояние.
Нравственность – это не только традиция и обычай, религиозные каноны и культурные требования. Нравственные нормы формировались в древнем обществе людей в соответствии с необходимостью выживания, самозащиты, процветания. Нравственные понятия – это не абстракция, а жесткие нормы, позволяющие человеку жить и укреплять свой род, племя, народ. Альтруизм и коллективное начало всегда преобладали в нравственных поступках. Самый исчерпывающий принцип нравственности дан в Евангелии: поступай с другими так, как бы ты хотел, чтобы поступали с тобой. Нравственность – это категорический императив Канта, это то, что именуется совестью. И какое отношение она имеет к лени русской натуры? Самое непосредственное.

К примеру, сожительство помещика с крепостной, адюльтер, лишение детей средств к существованию, продажа крепостных с разлучением семьи моралью того времени не осуждалось. Но мезальянс, развод с нелюбимым мужем ради настоящей любви, считалось аморальным. Убийство на дуэли считалось всего лишь благородной защитой своей чести, а отказ от дуэли навсегда изгонял «гуманиста» из рядов офицерства с унизительным клеймом труса. Но в понимании общечеловеческой нравственности все обстояло равным образом наоборот.

Дворянское достоинство имело и ряд таких особенностей в этике, которые закреплялись законодательно, и не позволяли представителям этого класса стать капиталистами. Судный процент, расчетливость в ущерб чести и совести, целенаправленное разорение конкурента и даже сам способ получения прибыли через торговлю откупами, через винные акцизы и т.п. был в высшей степени унизителен для дворян, а в ряде случаев и невозможен в рамках существовавшего законодательства. Ведь что такое купец или мужик-откупщик, ростовщик из мещан или торговец – это податное сословие. Дворянин, освобожденный от подати, должен был заниматься либо собственным поместьем, либо государственной гражданской или военной службой на жалованье. Все это приводило к специфике при формировании духовно-нравственного облика дворянства.

Но, отвлекаясь от классовой морали, можно с уверенностью сказать, что ограничения на занятие бизнесом, формировали в русском дворянстве высоконравственный дух, дух чести, благородства и достоинства. Ведь не секрет, что капиталистическое предпринимательство или частная инициатива, имеют целью накопление и прибыль, и рано или поздно, вступят в конфликт с дворянской моралью, а глубже, и с нравственностью.

Не случайно с приходом эпохи капитализма европейские общества обрели свободу от многих условностей, традиций и правовых ограничений, которые мешали своими принципами развитию товарно-денежных отношений. Целый класс сошел в небытие вместе с их идеологией, этикой и эстетикой. Безусловно, это было прогрессом, но лишь в той степени, в которой позволяли осуществить экономический прогресс. Но не все страны успели погрузиться в новые духовные взаимоотношения между свободными гражданами. В России класс помещиков до самой революции играл заметную роль и в экономике, и в культуре. Классовая помещичья мораль постепенно трансформировалась в возвышающие душу нравственные принципы, которые не позволяли очень многим из представителей этого класса сделаться бизнесменами-предпринимателями. Пока поместья давали доход, пока по табели о рангах они получали государственные должности, они были свободны от капитализма и его морали.
То же самое произошло и с советскими гражданами. Просвещенные, приобщенные к высокой культуре, огражденные государственным законодательством от корыстного накопительства и эгоистического потребительства, они до некоторой степени наследовали героям русской классической литературы, идеалистам и романтикам. Какая уж капиталистическая предприимчивость, если нужно постоянно быть на чеку и с партнерами, и с поставщиками, и с покупателями, чтобы не обманули, чтобы не смошенничали, чтобы не украли. Да и самим нужно уметь на рубль получить десять-двадцать рублей прибыли; меньше заплатить работнику, оштрафовать его; где возможно, снизить себестоимость товара за счет снижения качества и при этом сделать вид, что все идет по лучшим стандартам ГОСТа.

Я не собираюсь разбирать тонкости капиталистического производства и торговли. Не собираюсь считать тех или иных представителей бизнеса безнравственными или аморальными. Не в них дело, а в самой системе, которая налагает на человека нравственные пытки, которые он не готов терпеть.
Чистая совесть – самая лучшая подушка. Генрик Ибсен
Я знаю в жизни только два действительных несчастья: угрызения совести и болезнь. Лев Николаевич Толстой
Самое главное украшение — чистая совесть. Цицерон Марк Туллий
Чистая совесть ни лжи не боится, ни слухов, ни сплетен. Овидий
Чистая совесть — есть постоянный праздник. Сенека Ауций Анней (Младший)
Чистую совесть иметь — не знать за собой прегрешений.

Откуда и почему такое обилие пословиц и крылатых выражений о совести? Да потому что нравственная чистота или совесть являются настолько гармоничным и комфортным состоянием души, дают такой внутренний покой, что очень для многих потерять его означает гораздо большее зло и несчастье, чем остаться бедным. Заработать на жизнь без роскоши и излишеств человек может всегда. Но потерять душевную чистоту, а с ней покой, ради богатства, которое как бы дает свободу, но, по сути, делает тебя рабом твоей безнравственности – это гораздо болезненнее, и тяжелее, чем труд и скромность. «Богачу - дураку и с казной не спится. Бобыль гол как сокол, поет, веселится». (И.С.Никитин). Многие считают, что дело в затраченных тобой усилиях и трудах, по зарабатыванию капитала. И людям просто лень их применить. Нет, дело здесь не в усилиях, а в совести и нравственной чистоте.
Совесть или нравственность, в отличие от узко - классовой морали, естественное состояние человека. Человек, живущий в гармонии со своей душой, не лентяй и не бездельник. Всего-навсего, он отказывается от борьбы за блага любой ценой. Именно неравный обмен: совесть на блага, как того требуют условия капиталистической конкуренции, заставляло русских помещиков отказываться от превращения поэтического вишневого сада в безликий дачный поселок, серый и скучный, но дающий денежную выгоду, а позднее советские граждане не захотели становиться дельцами типа Мавроди.( Кстати, первую финансовую пирамиду построил еще в позапрошлом веке в Америке некий Понци. И на Западе эти пирамиды именуются «Схема Понци». Так что наш Мавроди наглый плагиатор. Даже на мошенничество своей изобретательности не хватило). Ведь совесть – это не только сострадание, это прежде всего – честность. Но помещиков «понимают», а советских граждан обзывают «совками», удивляясь тому, что для многих совесть оказалась важнее, чем деньги в банке.
Складывается впечатление, что сейчас все усилия нынешних либералов направлены именно на стремление внушить людям, что совесть – это рудимент. Когда-то Гитлер освобождал свой народ от «химеры совести». Но его ошибкой было то, что он слишком прямолинейно трактовал идеи нового мира. Сейчас тот же самый процесс по освобождению от совести ведется совсем иными методами. Людям просто внушается что бедность – это порок. И порок этот обусловлен твоей собственной ленью, твоей национальной (русской) ленью, твоей идеологической (совок) ленью. Даже зарплаты, которые платятся нашим гражданам, имеют определенную воспитательную градацию. Если ты трудишься ради общества (учитель, врач, инженер, научный сотрудник), трудишься честно и по своей специальности, то твоя зарплата будет самой нищенской и мизерной, чтобы ты забыл о культуре, досуге, свободе. Ведь что такое маленькая зарплата? Это не просто недостаток денег на повседневные нужды. Это постоянное стремление ускорить время, чтобы дожить, наконец, до аванса или зарплаты, чтобы потом опять стремиться дожить до следующего денежного числа. Если называть вещи своими именами, то подобная методика – нравственное и духовное убийство. У человека отбирают жизнь не изнуряющим трудом, не болезнями и наказаниями, а вычеркиванием времени от зарплаты до зарплаты. И тут же тебе предлагают выход: заняться бизнесом или работать на бизнес, где тебе не оставят уже времени не просто ожиданием зарплаты, но ежеминутной заботой об этом бизнесе или двенадцатичасовым рабочим днем ради этого бизнеса. Жизнь превращается в каторгу без просвета для глубоких чувств и творческих мыслей. А взамен общество развлекают бесплатными Днями городов с концертами попсы, ярморочным балаганом, именуемым флеш-мобами или интерактивными спектаклями, бесчисленными фестивалями еды, кулинарными поединками, воспеванием ресторанного отдыха для гурманов. И все это на фоне вечного припева о русской лени и о безынициативном совке.

Исследование пути развития России убеждает нас в том, что к моменту Октябрьской революции страна еще не освободилась ни экономически, ни духовно от феодальных отношений. Правы были Маркс и Энгельс, считавшие, что в России капитализма как такового нет. И хотя Ленин в своей работе «Развитие капитализма в России», пытался доказать обратное, он исходил все-таки из экономической составляющей. Да, капитализм экономически начал формироваться, но юридически и, главное, нравственно, законы капиталистического предпринимательства, свобода личности, формирующая крайний индивидуализм, не проникли в суть взаимоотношений между личностями внутри общества. Ленина прав оказался в другом. Он понял, что неполное развитие капитализма в России дает ей возможность перейти к обществу, объединенному общим трудом и благом для всех, т.е. к социализму.
Попытайтесь сейчас убедить хоть кого-то из европейцев в нравственной необходимости социализма, в отказе от личной свободы ради общего блага. Он не только не поймет вас, он восстанет против самой идеи ущемления его собственного индивидуального образа жизни, его мыслей, его личного труда, которые будут заменены общим благом. Европеец до мозга костей индивидуалист. На этом зиждется его свобода, его творчество, его труд. Он может жить без роскоши, с умеренными средствами, но лишь бы не была ущемлена его личная свобода. И в этой приверженности к индивидуализму он не замечает, как теряет свою нравственную сущность, как становится одинок и бессилен в борьбе со злом.
Не индивидуальность, а индивидуализм как свобода от стесняющих тебя нравственных и социальных норм, как свобода от традиций и ограничений в личностной оценке этических норм есть прямое следствие развития капитализма. И прогресс как таковой к этому процессу не имеет никакого отношения. Казалось бы, общество, нарушающее нравственные принципы человеческого общежития, устраняющее «химеру совести» неминуемо должно погибнуть. Но причина устойчивости капиталистического общества в том, что освобождены от совести и нравственности лишь те, кто является в этом обществе элитой, т.е. тем классом, для которого это общество существует. Народ, граждане – это всего лишь эксплуатируемая масса, над которой тяготеет юридический карающий закон. Индивидуализм личности в таком обществе – это иллюзия, самообман. Личность превращается в изолированный объект манипуляций, хотя полагает, что она абсолютно свободна и ни от кого не зависима. Это способ разобщения людей, которые в силу иллюзорной свободы становятся безвольными и неспособными на самозащиту через объединение и понимание общественных интересов. Все эти права человека, толерантность, ЛГБТИ, ювенальная юстиция есть всего лишь попытка еще больше разъединить собственных граждан, сыграть на противоречиях между индивидами, связав их юридическим законом, заменяющим нравственность и духовность.

Но наша психология формировалась на понятиях сословной чести, общинного коллективизма, жертвования личным благом ради общего. Нам предстоит по капли выдавливать из себя, нет, не раба, как писал Чехов, а коллективиста и гуманиста в лучших традициях высокой духовности. Именно к этому и стремятся наши либералы: воспитать, лишенного внутреннего нравственного регулятора, индивидуалиста.
Вот пишет Александр Артемов: « Не так давно немецкий фонд имени Фридриха Ноймана опубликовал результаты социологического опроса российских граждан. Эти результаты вызвали недоумение среди российской либеральной интеллигенции. Рафинированные интеллигенты не вполне поняли, как могут совмещаться в массовом сознании ожидания государственного контроля за ценами (96% респондентов), государственного планирования и распределения (60%), государственного контроля за средствами массовой информации (70%), допустимости превышения полномочий службами безопасности в чрезвычайных ситуациях (54%) с желательностью демократической формы правления в России (57%). А мне вот непонятно, что тут может быть неясного. Граждане России, по моему скромному мнению, свои предпочтения выразили вполне определенно. И отнюдь не противоречиво.»
Да, этот опрос, как нельзя лучше, подтверждает и рисует коренное отличие русского народа от западного. Капитализм для русского – это уничтожение его души, его нравственности и чистоты.



Tags: индивидуализм, капитализм, классы, мораль, нравственность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments