ansari75

Category:

Россия и будущее

У 100 олигархов денег в 2,2 раза больше, чем у всей России


Несмотря на декларации Путина о борьбе с бедностью, имущественное расслоение растет.

Впереди всех депутат Сахалинской облдумы Дмитрий Пашов — Forbes насчитал у него 6 млрд. 226,14 млн. рублей. Как утверждает издание, депутат является владельцем ООО «Монерон» — крупного добытчика краба с выручкой 7,97 млрд. рублей по итогам 2019 года. Неплохо, правда?

Немного отстал по размеру состояния — 5 млрд. 477,6 млн. рублей — депутат законодательного собрания Камчатского края Игорь Евтушок, совладелец «Океанрыбфлота», крупной рыбопромышленной компании на Камчатке.

В тройку вошел и зампред заксобрания Челябинской области Константин Струков — 5 млрд. 54,69 млн. рублей. Он президент УК «Южуралзолото группа компаний».

На четвертом месте — член Совета Федерации от Камчатского края, cовладелец «Океанрыбфлота» Валерий Пономарев: у него «скромные» 2 млрд 799,42 млн руб.

Пятерку замыкает депутат Магаданской областной думы Александр Басанский — 2 млрд. 735,76 млн. рублей. По версии Forbes, он основной владелец Колымского производственно-коммерческого концерна «Арбат», который занимается добычей драгоценных металлов, производством ювелирных изделий и торговлей ими.

Здесь впору замереть от восхищения. Чтобы порадоваться за соотечественников, у которых бизнес процветает, а дела идут в гору, несмотря на кризис.

Увы, в списке Forbes всего 100 таких счастливчиков на 144,5 млн. населения России. И подавляющая часть этого населения движется — в плане успехов и роста благосостояния — ровно в противоположном направлении.

18 сентября Росстат сообщил, что число россиян с доходами ниже прожиточного минимума во втором квартале 2020 года (на него пришелся основной удар пандемического кризиса) достигло 19,9 млн. человек — 13,5% от общей численности населения. По сравнению с первым кварталом, бедных стало больше на 1,3 млн. человек.

Ранее сообщалось, что реальные располагаемые доходы россиян во втором квартале упали сразу на 8% в годовом выражении, что стало рекордом в XXI веке. Наибольший вклад, кстати, внесло падение доходов от предпринимательской деятельности на 41% к первому кварталу.

На этом мрачном фоне лопающиеся от денег госчиновники и законодатели выглядят, как минимум, странно. Почему имущественное расслоение в России растет рекордными темпами, куда оно заведет страну?

— На Западе, чтобы стать состоятельным человеком, необязательно иметь связи с государством — они появляются потом, — отмечает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Там практически все представители сверхбогатых, начиная от Илона Маска или Билла Гейтса — то, что англичане называют self-made man. Люди, которые сделали себя сами.

___________________

Ой ли, свежо предание. Наши физтеховцы тоже делают себе состояние в Америке. И вэтом случае не нужно быть гением, которым ни Билл Гейтс, ни Илон Маск, априори не являются. 

Они умелые игроки и умелые креативщики, которые смогли привлечь инвесторов к своим проектам.

Нашим людям по сей день с помощью борцов с коррупцией типа Алексей Навальный, вешают лапшу на уши, что западный капиталист создает и себя, и свой капитал сам. Вот и едут сотни тысяч потенциальных игроков, чтобы включиться в этот сказочный способ производства капитала из своих талантов.

Но в России ситуация особая — богатыми здесь не становятся, а назначаются. Богатство у нас — результат особых отношений с государством. Отсюда и стремление сверхбогатых закрепить себя в этом статусе. Скажем, избраться в региональный парламент, чтобы эти связи сохранялись и развивались.

Замечу также, что у нас крупные предприятия только формально частные, а де-факто находятся под контролем власть имущих. Те же крабы на Дальнем Востоке: попробуйте прийти в этот бизнес со стороны — гарантированно ничего не выйдет. Поскольку там все зарегулировано — и под предлогом природоохранного законодательства, и без него.

Отсюда и резкое имущественное расслоение в России. В описанной ситуации традиционного среднего класса попросту не возникает. Человек либо всю жизнь работает на скромных работах по найму, либо попадает в очень узкий круг граждан, которые через государство делают себя состоятельными людьми.

На деле, наши состоятельные люди откусывают куски государственных пряников. Я это называю «властный капитал».

Хотелось бы посмотреть, как из ничего, на пустом месте промышленности, сельского хозяйства, нищих НИИ создать себе инвестора даже на самые дерзкие проекты? Ведь откусывание «государственного пряника» это все тот же капитализм, только создающий рабочие места не в своей родной стране, а только  пользующийся ее ресурсами и богатством.

И напрасно автор хочет нарисовать картину черного передела в родном отечестве. Он бы лучше поинтересовался связями европейского истеблишмента и вопросами , куда исчезла европейская аристократия?

Создать себя самому в условиях капитализма в соответствии со своими способностями и талантами, совершенно невозможно. Создается руками инвесторов тот, кто предложил беспроигрышный метод обогащения.

Да и то, все эти проекты бывают миллиардными, но не всегда на средства частных инвесторов.

Тот же Илон Маск,  или творцы «зеленой энергетики» черпали и черпают ресурсы из госбюджета. Но казна дает им средства не ради конечного успеха, а ради временного отвлечения масс от насущных проблем и ради сиюминуной выгоды от занятости населения.

Нужно иметь в виду и то, что физтехи бегут на Запад и в Америку, потому что там больше инвесторов и больше средств они вкладывают, увеличивая капитализацию нового предприятия.

Но те же физтехи не понимают, что наши инвесторы с одной стороны не столь богаты, а с другой сами желают вложиться не в родную экономику, а в чужую, богатую.

Замкнутый круг: я ищу инвесторов там, где их много и обогащаю их еще больше, а там, где их мало и они не столь богаты, я увожу  от них идеи и тем самым оставляю инвесторов без объекта их инвестиций и делаю их еще беднее.

Зарегулированность же нашего бизнеса — это не особый путь. Это результат того, что все наши предприятия в основном добывающие, то есть работают и богатеют на природных ресурсах. Дай им волю, так не только крабов, но и леса, и самой воды у нас в России не останется.

Приносить прибыль на свободно развивающихся идеях может только созидающий бизнес, то есть тот, что является промышленным производством. Вот он и имеет право на самостоятельность.

А бизнес на природных ресурсах — это бизнес хищника, которому намордник из законов определен самой судьбой, а не зловредностью чиновничества.

Наша бедность отнюдь не столь плачевна, но и вызвана отнюдь не чиновническими доходами. Она есть следствие отсутствия у нас любых видов производства, которые создавали бы рабочие места и приносили доход для страны, соответственно повышая уровень жизни населения.

Сколько можно говорить о коррупции или о связях, если это пороки всего капиталистического мира. Единственное отличие их от нас в том, что они втягивают капиталы и инвестиции, а мы тратим природные ресурсы и не спешим изменить экономику в сторону созидательной, а не презентативной.

Самое большое зло-  это включение России в мировую экономику на роли сырьевой державы. Ни одно государство, распродающее свои природные ресурсы никогда не создало  высокого уровня жизни для своего населения.

Африка и Азия тому примеры.

— Среднему и малому бизнесу особенно развиваться не дают. Если такой бизнес где-то присутствует, то платит и официальные налоги, и неофициальные — дань чиновникам, контролирующим организациям, силовикам. А если вы платите двойные налоги — какое тут развитие?!

Все верно, но примите во внимание еще и то, что малый и средний бизнес не способен сам обеспечить себя средствами производства. Все они закупаются зарубежом. Перестройка и модернизация какого-нибудь коровника или линии мороженного — это большой расход. Деталь сломалась, а чинить некому и нечем. Но эти детали все забывают, упирая только на налоги.

— Социальная дифференциация при нынешнем авторитарном режиме нарастает, несмотря на декларации Владимира Путина о борьбе с бледностью, — считает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Причем с начала 2000-х ситуация все хуже и хуже. Видимо, социальное расслоение заложено в самой сути режима бонапартистского типа — когда все государственные институты декоративные, когда сформировалось правление 1000 семей, и когда Кремль является выразителем интересов этих кланов.

Напомню, по оценкам аналитиков, состояние 100 российских олигархов превышает объем всех наличных денег в стране в 2,2 раза, и весь бюджет РФ в 1,5 раза. Всего 100 человек имеют больше денег, чем необходимо на содержание всей российской армии, полиции, учителей, врачей, чиновников, дорог, ЖКХ, космоса.

Со стороны кажется, что даже инстинкт самосохранения у системы не работает, если она в такой ситуации плодит бедность. На деле, система заинтересована в маргинализации и обнищании населения, поскольку это укрепляет режим. Всецело занятый борьбой за выживание человек не занимается борьбой с режимом. Такая борьба — удел сытого среднего класса.

— В начале XX века рабочий класс Петрограда и Москвы — который совершил Октябрьскую революцию — был, по сути, тогдашним средним классом: и по уровню образования, и по уровню доходов. Царский режим создал своего могильщика — пролетариат.

Нынешний режим, объективно, тоже вынужден будет создать своего могильщика — креативный класс, людей интеллектуального и научного труда. Средний класс необходим сверхбогатым хотя бы для извлечения прибыли из естественных монополий. И средний класс как раз с режимом готов бороться.

Замечу также, что большинство жителей мира утратили веру в преимущества капитализма. По данным Edelman Trust Barometer, 56% в мире считают, что вреда от капитализма в нынешнем виде больше, чем пользы, а улучшения своей жизни в ближайшие пять лет в развитых странах ждет лишь треть населения. В России, отмечают Edelman Trust Barometer, на улучшение жизни через пять лет надеются только 34% опрошенных.

Все это, на мой взгляд, говорит об одном: нынешняя система в России может жить, но не может размножаться. Ее существование, я считаю, закончится при первой попытке транзита верховной власти: такие вещи не наследуются и не воспроизводятся.

Креативный класс это может быть и кажется чем-то интересным в связи с тем, что пролетариат у нас отсутствует. Но если вспомнить Белоруссию и Украину, то вряд ли этот класс способен создать в России иной путь развития, даже элементарно переделать капитализм в промышленный.

Так и будут ходить по улицам со славянскими свастиками и  требовать царя вместе со свободой и демократией. 

Во всяком случае в Белоруссии  один из креативщиков уже борется за права 

  100 000 айтишников из-за дела Panda Doc , которая ушла  из Белоруссии из-за того, что Лукашенко стал президентом.  Конечно, система документооборота важнее, чем сельское хозяйство и промышленность.

Креативщики плевать хотели на реальность. Виртуальный мир и достижения их креативных идей в нем, в играх, защите данных, в делопроизводстве, конечно, важнее, чем вся жизнь вокруг. Только вот создадут ли они блага для реальных граждан или переключат всех в вирутальность, это вопрос.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic