ansari75

Categories:

Ценность единого языка.

На Украине больше нет русскоязычных школ

На Украине с 1 сентября, вступил в силу принятый в январе закон "О полном общем среднем образовании", согласно которому все русскоязычные школы переходят на обучение на украинском языке.

А немногим ранее Шушкевич выступил с призывом  лишить русский язык в Белоруссии статуса государственного..

Как пояснил политик, он всегда выступал за то, чтобы государственным языком в стране был только белорусский. 

 «Русский язык может употребляться и для документов, и для общения, и для всего, но государственным должен быть белорусский язык», - сказал он.

Почему вдруг так оживились националистические движения в области языков? Неужели демократию и свободу невозможно утвердить в обществе, где народ обязательно должен посещать только школы с государственным языком?

Вопрос о языках – это вопрос о народе, его идентичности, и что самое главное, о его способности на творчество.

Как бы ни казалось парадоксально, но наличие различных языков и даже диалектов тормозит развитие человеческой общности  в ее экономическом социальном и культурном развитии. Язык – это залог превращения племен в единый народ, в отдельную нацию, способную внести вклад в прогресс и развитие всего мира. Язык должен объединять. Вопрос только в том, а существовал ли этот язык исторически как язык культуры и национального самосознания? Если нет, если он был только простонародным и не привлекал к себе творческую элиту, то резкий переход к нему, как государственному, ничего хорошего стране не принесет.

Говорит Погребинский, он  объяснил решение украинских школ набрать «русские классы» 

«На Украине не хватает учителей, способных преподавать точные науки на украинском языке. Из-за этого некоторым педагогам придется доносить знания на суржике, что вряд ли облегчит процесс обучения детей», – заявил газете ВЗГЛЯД киевский политолог Михаил Погребинский, комментируя сообщения о том, что украинские школы не могут отказаться от преподавания на русском языке.

Если в младших классах еще как-то можно обходить требования закона об украинизации, ссылаясь на его не полную ясность, то в отношении старших классов ситуация сложнее. Некоторые школы будут использовать принцип «строгость закона компенсируется необязательностью его исполнения» и находить способы избежать жесткого перехода на украинский язык», – считает Погребинский.

Еще одна проблема заключается в том, что на Украине не хватает учителей, которые могли бы преподавать точные науки на украинском языке. «Если на Западе и в Центре страны эта проблема стоит не так остро, то на Востоке и Юге найти учителя, который способен преподавать физику на украинском – задача очень сложная», – констатировал собеседник.

Итак, что означает создание государственных языков в республиках, в которых никогда не существовало своих национальных языков более, чем просто разговорные. 

То же самое произошло и в Прибалтике.

Рассказывает Юрий Алексеев:

- Когда Латвия после войны вошла в состав СССР, это было такое очень провинциальное хуторское образование. 80% населения - селяне, маленькие фермочки, коровники. Рабочий класс был очень небольшой. Своей науки и инженерии практически не было.

СССР решил развивать здесь высокотехнологичные производства. Для этого нужен персонал. А его нет. Давайте сделаем профессиональные школы, где будем учить рабочих. Сделали. Нужны инженеры. Для подготовки квалифицированного инженера нужно минимум 10 лет – 5 лет в вузе и 5 лет на производстве. А кто их будет учить? Нужны профессора, а их вообще нет. Так их завозили со всего Союза. А потом постепенно готовили местные кадры.

Я учился в Риге в 70-е годы. У нас профессора были русские, а ассистенты, кандидаты наук уже были молодые латыши. Но это же все можно было осуществить, только имея огромную мощь Советского Союза, который может послать сотни высококлассных преподавателей, инженеров, чтобы поднимать промышленность. В начале 90-х квалифицированные специалисты из Латвии разбежались, уехали. Потому что закрыли преподавание на русском языке. С 1993 года в Латвии все обучение в вузах - только на латышском. И высшее образование рухнуло в пропасть.

Национальное государство, может быть и заманчивая вещь. К примеру, как только возникают политические или экономические  проблемы внутри страны, так сразу поднимается вопрос национальной самостоятельности. Так время от времени говорит о независимости испанская Каталония, Фламандия в Бельгии, даже Уэльс или Шотландия в Британии.

Но все их разговоры – временный спуск пара в стране. О разделении единых государств никто всерьез не помышляет, хорошо понимая, что рознь – это шаг к гибели, а не к процветанию.

И только на постсоветском пространстве эти диверсии постоянно в тренде. 

Грузия потеряла Абхазию и Осетию.  Россия – Белоруссию и Украину. И теперь пропасть между ними пытаются расширить с помощью языка. Что будет - нетрудно предугадать. Полный крах не только экономический, но и культурный. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic