ansari75

Category:

Ценность без ценности

Недавно Виктор Мережко давал интервью и в нем он ответил на вопрос журналиста:

— Что вас  тревожит сегодня? 

— Повторю вслед за Гамлетом — то, что связь времен распалась. Спроси любого иностранца об их режиссерах и актерах, они всех знают. А у нашей молодежи вышибло память напрочь. 

Я вчера был в компании (несмотря даже на «самоизоляцию») и спросил у одного молодого человека:

— А вы знаете, кто такой Григорий Чухрай? 

— Понятия не имею. 

— А Мордюкову знаете? 

— Нет. 

— А Бондарчука? 

— Федора? 

— Нет, Сергея Федоровича. 

— Нет, не знаю. 

А парнишка этот, между прочим, учится в университете, ему 18 лет. 

Однажды, в Москве, мне позвонила одна девица из провинции. Она где-то надыбала мой телефон, сказала, что хочет поступать в театральный, на актерский, и ей надо посоветоваться. Приехала к метро «Аэропорт», мы пошли в кафе — симпатичная девочка, а я к женской красоте неравнодушен. Мы сидим, пьем кофе, я говорю: «Представляете, как время летит — уже год, как не стало Янковского». 

— А кто это? 

— Вы хотите поступать в театральный и не знаете, кто такой Янковский? 

— Не знаю. 

— Пошла вон отсюда! 

Я расплатился и ушел из кафе.»

Все-таки не слишком толерантно, а по просту некультурно, поступил В. Мережко.

У меня знакомая тоже не знает Янковского. Ей 22 года. Но почему она должна обязательно знать Янковского?

 Не его, конечно, вина, но снимался он не в столь интересных фильмах, чтобы заинтересовать нынешнюю молодежь. А каналы, на которых демонстрируются советские фильмы они никогда не включают.

Моя мама, например, узнала о Вяльцевой и Вере Холодной только в 70-е годы, хотя ее мать была поклонницей и той, и другой.

Изменилось время и изменились интересы.

Не  вина нашей молодежи, что они смотрят только американские блокбастеры, или мыльные оперы на сотню сериалов, заполонившие экраны всего мира.

 Они ведь и франко-итальянских фильмов не знают. Не ведают, кто такой Витторио Де Сика или Джезеппе Де Сантис. Не знают и американца Стенли Кремера , а Стенли Кубрика может быть и вспомнят  по нашумевшему  фильму  для элитариев «С широко закрытыми глазами».

Если молодежь не знает писателей или режиссеров, то претензии все-таки не к ней, а к нынешнему состоянию нашего общества.  

Теоретически разрыв связи времен  закономерен и неизбежен, в те периоды, когда сменяется парадигма, именуемая целью. Мы ведь тоже не очень хорошо знаем артистов немого кино или режиссеров того времени, как и театральных режиссеров позапрошлого столетия.


Печально, что молодежь не знает своей истории, не знает имен ученых и писателей, художников и композиторов, кто открыл Закон тяготения или Закон сохранения массы вещества. Но в конце концов знания теперь стали не только очень специфическими, но даже не знаниями, в обычном смысле, а методом быть в тренде и уметь завоевать успех.

 Никто не увлекается ни историей, ни литературой, ни живописью. Это вещи, не приносящие человеку ни денег, ни имиджа. Другое дело, заниматься этими вещами, то есть самому петь, плясать, писать книги, рисовать картины без оглядки на прошлые культуры, и при этом получать за это деньги, вот нынешняя особенность знаний. Не из вне, а из себя.

Успех приносят не знания, а удача, случай, знакомые, и, на худой конец, деньги.

Удача приходит к креативным и смелым, к блогерам и фрилансерам. И знания здесь касаются только рынка и спроса, количества  подписчиков и лайков.

Спросите успешного топ-менеджера или банкира, кто такой Джотто и что написал Рабле , кто из греческих философов был материалистом и какие законы диалектики открыл Гегель, они вряд ли вам ответят, как и то, какой страной стала сейчас бывшая колония Танганьика. Но они ответят вам без запинки, где в Италии находится самый большой Аутлет и стоит ли пойти в ресторан «Валенок» или какие цены сейчас на автомобиль бизнес-класса. 

Вы вот не знаете, о чем поет Монеточка и какой самый улетный американский боевик, а молодежь  знает. Правда, способности говорить о ее достоинствах это ей не придает. Она даже не поймет, чего вы от нее хотите. Скажет: прикольная и песни у нее прикольные. И все. Вопрос исчерпан.

Обратите внимание, нынешние дети перестали быть почемучками. 

Их приглашают ими быть, но они не хотят, потому что теперь они Знайки.

Они без запинки ответят вам на любой вопрос о природе, о погоде, о пользе  воды и еды, откуда берутся дети и зачем им нужны планшеты, что птицы – это птицы, а кошки – это кошки. И вопрос, чем они отличаются, какие виды и породы есть, чем питаются и почему летают или мяукают их, абсолютно не интересует. Они не поймут вас. Они же высказали факт того, что птица есть птица, а кошка есть кошка. Что же вам нужно еще?

Но напичканность знаниями, которые их родители принимают за развитость и ум, на самом деле является всего лишь набором стандартных штампов, не требующих ни размышлений, ни углубленного интереса. Детям просто нет нужды что-то придумывать, домысливать, углубляться в разбор того, что они увидели на экране ТВ или планшета. Лишние знания иногда бывают причиной застоя духовного и мыслительного. 

Главное, они знают какие кнопки нужно нажать и как играть в ту или иную игру гораздо лучше, чем знают взрослые. А раз так, то пусть взрослые и учатся и спрашивают природу и мир о том, что им непонятно, а дети знают все и им достаточно.

И таких знающих вы отправляете в школу, а потом, когда они подрастут, пытаете, кто такой Янковский или Сергей Бондарчук. Заставляете их в музыкальной школе учить произведения Чайковского или Люли. А им ни Чайковский, ни Люли, ни  Рамо или Шуберт  давно уже не нужны.

Из знатоков, уверенных в абсолютности собственных знаний с детства, не вырастет восторженный первооткрыватель и мечтатель-идеалист. Из хронически нелюбопытных, забывших слово «почему», не вырастит живых любознательных исследователей и мыслителей, не родится в душе жар от внезапного осознания  жизни , которое пробудилось у героя Бредбери в его повести «Вино из одуванчиков». Не замрут они перед зеркалом, как мальчик Арсений, внезапно осознавший собственное «Я» у Бунина в «Жизнь Арсеньева». Не удивятся красоте мира и непостижимости разнообразия природы.

А потом девушки удивляются, почему молодые люди не романтики, почему они столь скучны и безынициативны, почему не могут предложить подруге ничего кроме прогулки в парке и велосипеда.

Велосипед у нас теперь самый крутой вид отдыха. А что? Имидж. потому что дорогое удовольствие. Ветер в лицо, а значит ни по сторонам смотреть, ни с товарищем разговаривать не надо. Не уронишь себя в чужих глазах. А последующая усталость тем более похвальна молчанием и отдыхом без обмена впечатлениями. Идеальный способ быть на природе с друзьями и не видеть ни природы, ни друзей.

Но и сами девушки ничего лучше кафе придумать не в состоянии и ждут от ребят только одного предложения: А не посидеть ли нам в кафе?

Но и в кафе им скучно. Они же не знают ничего, кроме ТЦ и нынешних брендов. О чем говорить? А не о чем. Работа в описании друг другу как правило сводится к мистеру Бину: «Сижу в углу и смотрю». Учеба – к названию факультета. А говорить о Монеточке или рэпере восточного происхождения вроде бы тоже лишнее. Лучше слушать самому через наушники и молчать. 

Но ни  осуждать, ни оправдывать  молодежь мне  не хочется. Она есть то, что создала система из человеческого общества. Она – наилучшее отражение наших завоеваний в свободе и демократии, наилучшее вложение в будущее без будущего.

Пока потребность в знаниях не станет насущной, пока деньги не придут к людям без образования, квалификации и профессионализма, изменить ситуацию в обществе вряд ли получится. 

Но по законам диалектики рано или поздно так и случится. К сожалению, это может произойти так же как эпидемия коронавируса. Она началась, а медицинских учреждений, больничных палат и специалистов не оказалось. 

Так будет и завтра. Нужда постучится, а ни специалистов, ни просто грамотных людей в обществе не найдется.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic