ansari75

Category:

Эмиграция как новый вид паразитизма.

Каждый пятый россиянин хочет эмигрировать. 

Я приведу три выдержки о жизни за рубежом разных людей, а потом мы попытаемся решить, что же управляет людьми на самом деле

Врач и телеведущий Александр Мясников рассказал, почему решил вернуться из США в Россию.

«Остался бы я там – никто бы там никогда не обратил бы внимания на рядового врача рядового госпиталя»

«Я русская и не хочу становиться европейкой.

Я русская и от того, что я живу сейчас в Нидерландах, я не стану автоматически голландкой, да по правде сказать -я и не собираюсь ей становиться.Мой муж согласен и говорит, что ему как-раз нравится, что я не похожа на голландок. Зато его многочисленные родственницы, тут же приняли меня в свои тесные объятия и пытаются меня перевоспитывать.

Ещё немного о том, стоит ли "валить отсюда"?

И тут нас ожидало много " неожиданностей", о которых нас не предупреждали "пропагандисты Европейской жизни"! Мы не были готовы к более низкому уровню культуры и образованности наших " европейских благодетелей", к их фальшивым улыбкам, к тому, что придется стать "вторым сортом", выполняя работу, на которую на Родине не согласились бы. 

Я убеждена: надо пытаться изменить свою жизнь к лучшему! Надо искать " своë" место и "свою" страну, но лучше- оставить за собой возможность вернуться»

Казалось бы ничего схожего и никаких общих выводов. Но общий вывод есть: каждый их троих уехавших искал для себя лучшего, но ни один не способен полностью стать гражданином той страны, в которую уехал. И это главное при любом раскладе эмиграции.

Почему те ученые и деятели культуры прошлых веков, которые покинули Францию, Германию, и даже очень националистическую Англию, стали русскими выдающимися деятелями? Именно русскими, национальными фигурами истории? Да потому что во-первых, их статус в России поднялся намного выше, чем мог бы быть на родине, и потому, что они согласились стать русскими по традиции, по культуре и по образу жизни. Религия в данном случае не помеха.

Но времена изменились и из всего многообразия эмигрантов, находят свой дом в чужой стране только служители искусства, певцы и музыканты, плюс ученые с именем, вернее , степенью. Потому что их статус в Европе гораздо выше, чем в России. С другой стороны ни один попсовый певец или даже исполнитель джаза не пытается покинуть родину и сделать себе имя заграницей. Это же касается и киноартистов. Их чаще всего в эмиграции постигает разочарование.

Иными словами штучный товар находит в Европе покупателя, а массовый обречен метаться между желаемым и действительным, разочаровываясь и тоскуя.

Обычный человек потому и зовется обыватель, что над ним тяготеет привычка , и он не обладает никакой творческой силой ее изменить.  Бегство  за границу из страны, в которой ты не нашел себе ни хорошей работы, ни редкой профессии, ни радости жизни не может стать спасением. Обыватель везде останется обывателем. И обижаться ему на это не стоит. Ему может повезти где-то, но может повезти и на родине. Но всевозможные крикуны и пошляки, постоянно повторяющие: «надо валить из этой Рашки», сбивают его с толку.

А чтобы не сбивали, он должен раз и всегда зарубить себе на носу или в уме, что жизнь в другой стране нравится вам или нет, требует принятия ее полностью, без возмущения и недовольство, а как факт твоего бытия.

Что значит: «я русская и не хочу становиться европейкой». Тогда резонный вопрос, нет, не о том, зачем ты уехала, а гораздо проще: как ты будешь растить своих детей , и как они останутся русскими? Можно, конечно, учить их своему языку, давать читать свои книги, но никому еще не удавалось совместить приятное с полезным, выключить ребенка из общения с новым миром и при этом дать ему возможность хорошо устроиться в этом мире.

Каждый уезжающий должен понять, что ребенок уже никогда не станет полностью твоим, и ты никогда не передашь ему тех особенностей жизни, впечатлений и чувств, которые очень просто и естественно передаются детям не только от бабушек и дедушек или от вас, родителей, но от самой жизни с людьми своей страны.

Это тяжело, под час гораздо тяжелее, чем научить ребенка своему языку, но с этим нужно смириться.

Вы скажите, что вот русские эмигранты послереволюционной волны сохранили свои школы, свою церковь, свою культуру. Ну, прежде всего они были не единственные, а были огромным русским морем в чужих странах. Один в поле не воин, и они не были одни. Но вот их дети, и тем более внуки уже ничего русского не имели и не имеют, хотя хорошо знают русский язык.

Мне довелось встречать русских разных поколений и статуса. Пришлось общаться и с одним из графов Голицыных, настоящим русским, эмигрантом, и с детьми русских богатых эмигрантов. Так вот, старик был именно представителем русской культуры и менталитета. А вот молодое поколение, хоть и говорящее на русском, правда, не в совершенстве, были французы, душой и телом. Милые, воспитанные, с высшим образованием, но французы. Рассказы  их бабушек или отцов они помнили, но не понимали, как и русские книги. Эти воспоминания их не грели и не рисовали никаких картин, как часто бывает с нами в нашей стране.

Из троих я могу понять только Мясникова. Он выбирал не только  по доходу, но прежде всего по комфорту нравственно-духовному.  И именно комфортность нашей жизни, неоцененная нами самими и не понятая до конца, и есть самое важное достоинство российской действительности.

Кто-то пишет о брендах и «нищебродах», кто-то говорит о бедности и о ее ликвидации, кто-то возмущен хамским поведением нуворишей на курортах, школой и учителями, врачами и чиновниками, но никто не понимает, что возмущаться у нас возмущаются все кому не лень. И критики эти могут быть из любого социального слоя, из любой страты, но все эти критики не понимают, что Европа не потому культурна и спокойна, что все сыты и одеты в брендовые вещи, а потому, что в Европе каждый сверчок знает свой шесток. И молодой человек из низшего слоя не пойдет покупать себе  мерседес –майбах не потому, что не может взять кредит, а потому что знает, что этим не прибавит себе ни имиджа, ни статуса, ни того положения в обществе, которое ему принадлежит в силу рождения, а только нарушит равновесие сословных отношений.

До сих пор в Европе условности определяют твой культурный уровень и твой социальное положение, а не сумка от Луи Витона или Айфон 11 - про. И на этот статус и твое происхождение есть масса указаний. Но у нас никто не обращает внимания на детали, на то, как ты чистишь яблоко, и сколько чая наливаешь в чашку, как держишь нож и почему туфли на высоком каблуке  или золотые украшения не являются повседневной одеждой для улиц.

У нас нет условностей,  и на ваше поведение никто не обращает внимания до тех пор, пока не возникнет конфликт.

Человек с миллионами или артист с наградами может вести себя точно так же как дворник на улице или горничная в гостинице.

У нас в театр или на концерт могут прийти в чем угодно, потому что эти места у нас посещаются не в соответствие с твоим культурным уровнем и пониманием, а по случаю. Так модно, туда идут все. Это наша мотивация и потому у нас в театрах и концертах можно встретить  гардеробщицу, санитарку или таксиста, которым на предприятии выдали льготный билет по разнарядке ради создания дохода сотне провальных театров, во спасение культуры. В Европе в театр  пойдут те же санитарки или гардеробщицы только в том случае, если в свое время они получили хорошее образование, происходили из состоятельного, но разорившегося семейства и имеют любовь к музыке и искусству. И пойдут они, одевшись по мере сил в вечерние наряды, а не в повседневные уличные. Но вот устроить концерт под открытым небом для тысяч слушателей  в джинсах и без знаний, кто такой Массне или Глюк – это пожалуйста, это для народа. А опера в театре –  это для тех, кто ее ценит и понимает.

Европейское общество по сей день жестко дифференцированно. Каждый социальный слой воспроизводит самого себя с редкими перемещениями вверх по социальной лестнице и, соответственно, с приобретением нового социального статуса в поведении и  образе жизни.

Поэтому каждый слой имеет образ жизни ему соответствующий и не засматривается на других.

Европейское общество, это общество уважающее субординацию. И там не возникнет проблем таких как у жителей в Москве на Патриарших прудах. Там каждый знает, где его квартал и почему он и его мотоцикл с подружками не должны появляться и качать свои права в других местах.

Наше же общество перемешано с низу до верху. У нас царит полное социальное равенство и свобода. То, что заработная плата корректирует потребление в этом обществе, не является обязательным требованием для социальной дифференциации.

И наконец, самое тяжелое в европейском обществе – это найти круг общения. Хорошо, если муж или жена из этой страны, но если нет, то даже на работе друзья находятся опять-таки по твоей национальности, стране, образованию. И тогда самый естественный выход и надежда_ собственный муж или жена, приехавшие с тобой и говорящие на твоем языке.

Язык – это тоже проблема для особо чувствительных натур. Всю жизнь говорить с мужем, если он из той страны, с детьми и родней, с соседями и знакомыми на чужом языке – тяжелое испытание. Конечно, чувствительность в этой области дана не каждому. Писатели, например, не могут перестроиться никогда. Остальные же привыкают и не замечают, что их словарный запас так навсегда и остается словарем Людоедки Эллочки, потому что работая в кафе, на заводе или хосписе вести философские разговоры не приходится, а дома с мужем и родней – тем более.

Хороший дом, сытная еда и материальные приобретения – это еще не весь смысл жизни и совсем не оправдание, чтобы искать счастья в чужих странах. Но оказывается, что для 99% населения, тех, кто мечтает «свалить»  из страны – это весомые доводы.

Не случайно все статьи про прелести заграницы или ее дефекты крутятся вокруг одной темы: зарплата и что на нее можно купить. Выигрывает всегда Америка. Там дешевле еда и удовольствия с ней связанные. А для досуга есть интересы на уровне той же еды:

Мы, как и любые туристы, хотели посетить как можно больше мест в этом прекрасном городе (Чикаго).  Первое, куда мы пошли, это был планетарий Адлера, тогда билет туда стоил 11 долларов.

Если идти с ребенком, то на него билет стоил дешевле.

Также мы посещали исторический музей Чикаго. Тогда билеты были по 13 долларов. Чуть позже узнали, что на билете можно было сэкономить, если купить его через интернет.

Там тоже предусмотрены скидки на детей и пенсионеров. Грант-парк – это место, которое должен посетить каждый, вход туда свободный, работает до 11 вечера.

В этом парке расположены парк Миллениум, Букингемский фонтан, аквариум Шедд, Институт искусств и другие достопримечательности города.

Самое интересное, что когда спрашиваешь желающих жить в Америке или посещающих в поездках зоопарки, аквапарки и просто парки , были ли они у себя в стране в подобных «чудо заведениях» все с удивлением спрашивают: «А что там интересного?»

Люди, устремившиеся когда-то в 90-е годы в Турцию на отдых, никогда до этого не бывали на советских курортах. Люди, едущие в Европу , никогда не бывали в Москве или Петербурге. Ни разу не посещали свои зоопарки или исторические музеи, никогда не интересовались планетариями или океанариумами у себя на родине, но зато именно эти объекты они собираются посетить первыми в Европе. 

Вообще, эмиграция в наше время кажется вещью абсолютно иррациональной

  Ехать из своей страны в чужую ради сытной еды и при этом терпеть чисто духовные и интеллектуальные несообразности тем более удивительно, что едут не нищие и не обездоленные, а представители того слоя, который и у себя на родине жил достаточно комфортно. Это касается и представителей Африки и Азии, и особенно представителей нашего родного общества.

Едут в Америку врачи, муж и жена, чтобы работать там на заводе или в интернет магазине. Едут студенты как бы по продолжению обучения, но тут же становятся официантами в кафе или как венец карьеры, установщиками телеантен и т.д. и т.п.

Не обижайтесь, но нынешний эмигрант в большинстве случаев наш он или африканский – паразит.

В своей стране он не хочет ничем интересоваться и списывает отсутствие интереса к отсутствию комфорта и денег. Но тем же самым он будет восторгаться и интересоваться в чужой стране, находить на этот интерес деньги и при этом повторять, что Запад есть Запад, а Россия – «эта Рашка.»

Природная унылость и неспособность чем-то интересоваться в своей стране всегда выдается за бедность и то, что и бизнесмены, и чиновники только и мечтают, чтобы отобрать у них последнее.

Они находят наши условия жизни некомфортными, услуги – примитивными, да еще предоставляемые с грубостью и хамством, тогда как в Европе все чисто, все ухожено, все комфортно и услуги всегда с улыбкой и желаемой фразой: «Чего изволите?»

Российская провинция, российские маленькие города. Кто-то организует эко-арт-деревню. Приезжают туристы. Год-два, а затем всем все надоедает и теряет смысл. 

Новые туристические маршруты, новые места для отдыха. И постоянно одно и то же уныние, скука и жалобы то на дороговизну, то на отсутствие должного комфорта, то просто на неинтересные пейзажи, усадьбы и конные тропы.

Вот Европа! Там интересно все, любая дыра с грязью и неуютом зимой, но зато предложенная гидами летом с изобилием еды и питья.

Отношение к своей стране в российском народе формировалось веками. Вначале аристократы воротили нос от русского мужика и говорили только на французском или английском языке, потом диссиденты-интеллигенты склоняли как хотели убогость советской страны, а теперь уже все население в дружном порыве мечтает свалить из этой страны, даже не понимая, чем достаток еды и питья лучше родного языка, близких тебе по духу и родству людей, твоей культуры и душевного комфорта быть свободным человеком в своей стране, чем критиком чужих несвобод и странностей менталитета – в чужой.

Привычка к безделью, лень неактивного праздного человека? Привычка видеть благо только вдалеке? Чем же влечет нас Запад?

Все дело в том, что Запад давно себя благоустроил, научил самого последнего клошара к уважению и теперь кажется нашим согражданам сияющей мечтой. Конечно, прийти на все готовое и созданное усилиями сотен  поколений, гораздо приятнее, чем заботиться о родной стороне и тратить силы на ее благоустройство.

С Советской системой мирились по той же причине. В ней государство брало на себя роль и создателя комфорта, и создателя развлечений, отдыха, насыщений и модных трендов.

Теперь же все нужно делать самим. А самим , значит напрягать мозги и руки. А это так сложно. Гораздо легче где-то урвать кусок и съехать за развлечениями и удовольствиями в чужую страну.

Вот пишет Хазин  в своём авторском Telegram-канале,: Уже в течение августа Владимир Путин обрушит все устремления той части российского руководства, которая задумала новый виток разграбления национального бюджета. По словам Хазина, будущий распил, намеченный либералами на осень, должен был протекать под эгидой борьбы со второй волной пандемии.

Либералы хотели повторить свой трюк, исполненный ещё весной и летом этого года, когда выделенные из государственной казны деньги так и не дошли до своих законных получателей, при этом, львиная доля этих средств благополучно осела не иностранных счетах или пошла на покупку дорогой недвижимости.

«Много золота вывозится контрабандой, неофициально, на грузовых транспортных самолётах. На бизнес-джетах драгметаллы никто не возит. Оседает металл в основном в Англии и Швейцарии. Именно в этих странах идёт его самое большое накопление», – подытожил Катасонов.

Вот объясните мне, причем здесь либералы или конспирологические связи наших дельцов с западными? Да ведь это начало начал своего отношения к родной стране и ее народу. А дальше по нисходящий это отношение перемещается и в самые низы общества. Грабить нечего, так хоть свалим.

Никакими интересами капитала, интеграцией в западную экономику, Чубайсами и Грефами это не объяснить.

Иррациональная жажда уничтожения своей страны и при этом оголтелый патриотизм в случае , когда задевают лично российский менталитет и российский характер, не поддаются объяснению

Критики в адрес «быдла» никто не приемлет, но при этом быть «быдлом» на самом верху, абсолютно допустимо.

Ведь возмутительно не то, что чиновник назвал народ «быдлом», а то, что этот чиновник, рожденный на российской земле, получивший от нее все блага культуры и знаний, получивший дипломы и должности, тянет отовсюду средства, грабит как на большой дороге свое отечество  и при этом не свечной заводик открывает, а вывозит все в тайные кладовые чужих стран. Быдло, а не либералы, захватившее власть и руководящие посты в бизнесе и есть ахиллесова пята России.

Я не призываю быть патриотами, отказаться от уважения к Европе и ее культуре, мириться с гразью и невежеством только потому, что оно свое, родное. Но ведь желание сделать свою страну лучше и чище должно быть самым главным в любви к родине. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic