ansari75

Category:

Государство вызывали?

Прошли времена самоизоляции, открылись торговые центры, кафе,  прогулки по паркам и площадям, заполнились метро, троллейбусы, автобусы . Все вернулось к привычному и давно ожидаемому  кругу своему. Но круг почему-то оказался уже не кругом, а квадратом, в котором у каждого теперь свой угол мнений.

Неожиданно в постпандемийной радости российские граждане с удивлением обнаружили, что все мечты о собственном « свечном заводике» так и остаются мечтой. По статистическим данным довольно умеренные налоговые поступления от малого бизнеса  в казну за последние месяцы снизились втрое, с 14% в начале года, до 3,5% на конец июля.

Но проблема даже не в этом, а в настроении граждан, не занятых в бизнесе. Отсутствие рабочих мест, отсутствие разумной экономической политики в государстве приводит к тому, что россияне наемного труда с удвоенной силой начинают ненавидеть бизнесменов любого уровня.

Недавно на ОТР поднимался вопрос о судьбе малого бизнеса. И слушатели в СМС, в телефонных звонках единогласно признавали уничтожить этот  бизнес за его ненужностью, потому что в нем нет ничего, кроме  жадности бизнесменов, их стремления только эксплуатировать наемные кадры, от зарплат в конвертах до загрузки двенадцатичасовыми рабочими днями, мошенничать с качеством продукции и совершенно не заботиться о своих работниках.

Сами же бизнесмены валили все свои беды на государство, которое их обирает с помощью налогов. Аренда, налоги, откаты, взятки. И вместе с тем робкие уверения, что без бизнеса нет и вам, потребителям, радости. Это и кафе, и развлечения, и одежда, и еда.

Но слушатели резонно задают вопрос: тогда почему у нас такие маленькие зарплаты, что мы не можем пользоваться этими радостями?

Одним словом, куда ни кинь, всюду клин.

Вот спросить бы у шведских бизнесменов, как им живется с 90% налога на прибыль.

Снова признать, что конфликт бизнеса и наемных работников родился у нас не вчера, а задолго до новых времен, в момент предоставления свободы этому бизнесу во времена царской империи?

Или сказать как экономисты, что у нас капитализм «неправильный»? Или разделить мнение элиты и согласиться, что у нас народ не тот, не европейский, не послушный и не трудолюбивый?

А давай те спросим у всех от экономистов до чиновников, правильное ли у нас государство?

«Ежели мы, русские, вообще имеем довольно смутные понятия об идеалах, лежащих в основе нашей жизни, то особенною безалаберностью отличается наше отношение к одному из них, и самому главному - к государству. Даже люди культуры, как-то: предводители дворянства, члены земских управ и вообще представители так называемых дирижирующих классов, - и те как-то нерешительно и до чрезвычайности разнообразно отвечают на вопрос: что такое государство? Одни смешивают его с отечеством, другие - с законом, третьи - с казною, четвертые - громадное большинство - с начальством. Одни, чтоб отделаться от вопроса, прибегают к наглядным примерам: Швеция - государство. Великобритания - государство, Франция - государство и проч. Другие говорят: "Государство! смешно даже спрашивать, что такое государство!" Третьи таращат глаза, точно их сейчас разбудили. А если, сверх того, предложить еще вопрос: какую роль играет государство в смысле развития и преуспеяния индивидуального человеческого существования? - то ответом на это, просто-напросто, является растерянный вид, сопровождаемый несмысленным бормотанием. Одним словом, из всего видно, что выражение "государство" даже в понятиях массы культурных людей не представляет ничего определенного, а просто принадлежит к числу слов, случайно вошедших в общий разговорный язык и силою привычки укоренившихся в нем

Простолюдин, конечно, знает, что над ним поставлен становой пристав и что в известные сроки он обязан уплачивать подати и повинности; но какую роль во всем этом играет государство - этого он не знает. В этом отношении перед ним вечно стоит какое-то загадочное пространство, в которое он тревожно вперяет взоры, но ничего, кроме станового и повинностей, различить не может.

Затем, что касается уплаты податей и повинностей, то все плательщики на этот счет единодушны. Все уплачивают что нужно, и втайне все-таки думают, что не платить было бы не в пример лучше. Редкий понимает, что своевременное и безнедоимочное очищение окладных листов есть дело государственной важности; большинство же исповедует то мнение, что казна и без того богата.»

На сегодняшний день, если вы заглянете в Википедию, то тоже не найдете ответа на свой вопрос о государстве. «Ни в науке, ни в международном правее не существует единого и общепризнанного определения понятия «государство».

То, что в нашей национальной среде представления о государстве остались на уровне до 17 года, вина не советского периода. В  советский период понятие «государства» тоже существовало, хотя население  относилось к этому государству по -  разному. Для народа оно  было единственным защитником и благодетелем , А для свободомыслящих и мечтающих о свечном заводике граждан было предметом  диктатуры и насилия. 

Новое российское государство, как ни странно, вернулось в представлениях людей к категории чего-то смутного и неясного, совсем как в имперской России до 17 года. И непонимание его роли коренится не в народных массах, а в нем самом и  в умах тех, кто есть бизнесмен или капиталист средней, мелкой или большой руки.

И что интересно, никто в стране, ни одно сословие или класс, чиновничество или наемные работники, церковь или армия не могут сказать по примеру Людовика XIV — «Государство — это я». 

Народ видит в государстве — чиновников.  Чиновники — удобный карман для собственных нужд. А капиталист — ночного сторожа, который защищал бы от воров и врагов, но не лез бы в дела самого капиталиста. Он не любит платить государству налоги, но люит льготы и уверения в том, что он столп общества.

Даже среди наемных работников бытует мнение, что незачем государству платить подоходный налог, особенно эти мысли обуревают тех, кто получает зарплату выше ста тысяч. Цифра получается большая, не похожая на цифру с 20 тысячной зарплаты. Вот и жалко отдать такие деньги какому-то государству.  

Эта вековечная вражда между населением всех статусов и государством ведется у нас из века в век.

Людовик XI, собиравший государство Франция, считается великим деятелем. А Иван Грозный, делавший то же самое, душегубом и тираном. Разгромил прекрасную Новгородскую республику, да еще бояр приводил к одному знаменателю. В ту же категорию попадают и Петр 1, и Сталин, и даже те, кто сейчас пытается сказать, что государство все-таки не враг. 

Как же не считать государство врагом, если стойкая уверенность, что оно только поборы проводит и живет для себя и само по себе, не выветривается их головы населения.

И укрепляют эту уверенность сами же государственные служащие, чиновники всех рангов, рассматривающие это государство как собственный карман. Казнокрадство стало своего рода доходным бизнесом и все чиновники от мала до велика делают на государственной ниве свои частные гешефты, превращая своих отпрысков в великих бизнесменов.

Путаница в понятиях производит путаницу и в практической жизни. Тут мы на каждом шагу встречаемся и с взяточничеством, и с наглейшим обиранием казны, и с полным равнодушием к уплате податей, и, наконец, с особым явлением, известным под именем сепаратизма. И всё — следствие неясности наших представлений о государстве.

Обратитесь к первому попавшемуся на глаза чиновнику-взяточнику и скажите ему, что действия его дискредитируют государство, что по милости его страдает высшая идея правды и справедливости, оберегать которую призван сенат и Государственный совет, — он посмотрит на вас такими удивленными глазами, что вы, наверное, скажете себе:"Да, этот человек берет взятки единственно потому, что он ничего не слыхал ни о государстве, ни о высшей идее правды и справедливости".

Ужели можно предположить, что, поступая таким образом, эти люди (казнокрады) понимали, что они обездоливают и продают то самое государство, которое их приютило, поставило под защиту своих законов и даже дало средства нажиться? Нет, предположить это - значило бы допустить в людях такую нравственную одичалость, которая сделала бы немыслимым существование человеческого общества. Они действовали совершенно простодушно, полагая, что обездоливают совсем не государство, а только казну.»

Приходится убедиться, что со времен Салтыкова-Щедрина мы шагнули не вперед, к вершинам цивилизации, культуры и благополучия, а опустились еще глубже на дно ханжества (религиозного), глупости, невежества и озлобленности, которых не было в предыдущие эпохи. 

Кто-то недавно в своем посте назвал это результатом зависти. Вот, мол, завидуют тем, у кого высокая зарплата, критикуют чиновников, а сами ничего не делают, чтобы подняться на такой уровень.

Но не зависть говорит в людях, а общий уровень культурного бытия. Одни не могут примириться с незаслуженным неравенством. Другие не могут понять,  что свобода – это нечто более связанное с культурой и нравственностью, чем с практикой своеволия, и считают, что раз богатым можно, то нам можно еще больше, чтобы богатые не наглели в своей беспредельной свободе, почему одним  все, а другим –ничего. И это вызывает не зависть, а озлобление и нетерпимое отношение друг к другу. 

Вся наша агрессия устремляется на чужие народы и своего соседа, а все силы души и ума уходят на ничтожные споры по поводу Билла Гейтса или Грефа, будто разговорами на конспирологические темы и уверениями, что я осведомлен, можно что-то изменить.

Грош цена тому знанию, даже конспирологическому, если оно не имеет точки разумного приложения, если оно кроме  переливания из пустого в порожнее и запугивания самих себя ничего под собой не имеет.

Вот вышел на свободу новый политический мыслитель, давний знакомец Чубайса и послушник схиигумена Сергия (Романова) генерал Квачков. И что он говорит?

Каким я вижу будущее России ? Это будет общество русского христианского социализма.

Это будет не то христианство, что сейчас в России существует, слезливое православие. А Церковь Христова, воинствующая на земле. Предстоит заменить и существующее государство и существующую церковь и создать на их месте новое. Политическое устройство: земско-советское, а не коммунистическое.

Если вы думаете, что с подобными идеями можно что-то создать, то глубоко ошибаетесь.

Другой мудрец, некто Сергей  Михеев утверждает, что форма нашего существования — это государство, ( как для черепахи панцирь). Хоть государство и забирает себе все права, хоть и централизует, но мы в нем — не рабы.

Какое государство, почему оно только у нас и в таком концентрированном виде, говорить он не собирается. И невольно приходится возвращаться к вопросу: а знаем ли мы что такое государство и для чего оно?

Рационализм и понимание существующих проблем отсутствуют в полном масштабе.

Почему люди любят говорить о том, что рождается в их фантазиях, а не осознается в ходе изучения вопроса.

Какое православие он пытается утвердить? Черносотенное? Византийское или ранних христианских общин? 

 Проблема не в характере православия, а в его полной бесконтрольности.

Запад давно это понял и загнал церковь в определенные рамки ответственности, контроля и честности.

У нас же в церкви царит то же самое, что и во всей стране. Каждый, кто входит в церковь служителем начинает воспринимать ее казну, как свой карман.

Формально церковнослужители не могут оформить  себе в собственность церковную недвижимость и прочее имущество.  Но вот пользоваться ею к собственному удовольствию, это пожалуйста. Отсюда и мерседес  у игуменьи, мерседес - майбах у архиерея, 35 миллионов в личном шкафу у священника.

Подобный подход к  жизни начинается с непонимания своей ответственности и служения у самых разных представителей населения, от архиерея до сенатора в Совете Федерации.

Естественно, что и народ отвечает власти тем же непониманием и нежеланием не только исполнять законы, но и платить какие бы то ни было пошлины, взносы и недоимки.

Возврата к социалистическому государству нет и не предвидится в ближайшем будущем. А нынешний правовой нигилихм и полное не понимание задач ни в среде высшей власти, ни в народной среде граничит с тем, что мы перестанем быть каким бы то ни было культурным обществом с законами и нормами поведения, с моралью и нравственной ответственностью каждого.

И хотя марксисты считают, что любая форма государства — это диктатура какого-либо класса, мы не пришли даже к этой диктатуре.

У нас каждый живет вне государства и осуществляет свою диктатуру только в вопросах обогащения, мошенничества, фальсификаций и абсолютного правового беспредела, уповая не на закон, а на размер собственного кошелька.

Нет у нас класса, которй бы управлял. У нас есть только классы, которым было бы сподручней красть и ни за что не отвечать.



 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic