ansari75

Category:

Слово, произнесенное и написанное.

Иоанна 1:1-2

« В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.»

Полоний.  …Что вы читаете, мой принц?

Гамлет. Слова, слова, слова.

Полоний. В чем суть того, что вы читаете, мой принц?

И люди от века в век ищут эту суть и измышляют массу сложных и недоступных разуму вещей.

Они пишут : Слово у Иоанна –это единственное в мире явление демонстрирующее единство формы и содержания.

А другие пытаются показать, что при единой форме содержание в ней разное, в соответствии с тем, что вкладываем мы в слово. Нечто в духе Протагора: раз люди отличаются друг от друга, то не существует объективной истины и единого видения мира.

Но суть Слова проста: оно не может существовать без человека. Только человек дает слову жизнь и пускает его в мир, какое бы значение ему ни придавал.

Если   представить  Слово  зерном, которое попав в человека, дает ростки различных цветов,  все обретет недосказанность, тайну и иррациональность. Вне зерен и цветов человек – творец, но все же не до такой степени, чтобы лгать и разрушать, придавая словам смысл которого в них нет.

Сократ говорил, что только тупые люди ищут смысл во всём.

Так точно и со Словом. Слово рождает человек, но оно уходя от него, становится самодостаточной вещью, менять смысл которой непозволительно, но оно само, внедряясь в человеческую психику, соизмеряя отношения людей и их эмоции, обрастает новыми и новыми смыслами, но не так уж далеко отстоящими друг от друга. Просто физическое качество очень часто гармонирует с внутренним, человеческим.

Ключ становится то водой, то вещью утилитарной. Это переносные смысловые значения, сходные по действию. Убить можно физически, а можно эмоционально, словом или поступком. Но смысл все равно один и тот же. 

Но человеку очень хочется быть творцом и он  простые слова пытается сделать источником зла и придать им отрицательный смысл, в то время, как оно не значит ровным счетом ничего подобного.

И вот в силу того, что человек – творец слова, он решил, что слова могут значить все, что угодно по его желанию. Он стал управлять объективностью, ради ощущения своего божественного начала.

Через власть над словом, в свою осознанную речь человек хочет внести не ясность простоты и свет истины, а сложность и запутанность с одной целью – придать вещам иной смысл, чем есть, найти тайну, которой нет, убедить в том, что истина только в его восприятии и его словах.

Так слово «грех» когда-то означал всего лишь ошибку, оплошность. Но идеология религиозного мировосприятия превратила его в страшное слово  , в преступление, хотя и не стало оно синонимом , но человек уже подсознательно пугается этого слова и придает ему самые разные смыслы, соединяя то с наукой, то со свободой, то с собственным желанием и поиском счастья.

Так происходит превращение слова из помощника в средство повелевать и наказывать.

В мире нет жестких противопоставлений между добром и злом, как нет контраста : свет-мрак, звук – тишина, потому что между этими крайними точками всегда есть полутона, полутени и этим создается многообразие мира. 

Став хозяином слова, человек всячески старается именно через слова убедить всех только в том, что есть только зло и только добро, а оттенки — это ложь, не считаясь ни с законами, ни с опытом. Он постоянно пытается найти тайну, которая не дана другим и на этом создает себе целый мир химер и верит в них, забывая о реальности, о ее ясности и простоте.

На этой особенности человека верить в собственную сопричастность тайне и скрытого смысла коренятся все религии, колдовство, магия, гностицизм и конспирология.

В условиях тайны, недосказанности, придания слову магического характера и  символизма очень удобно управлять людьми, пугать их неведомым и погружать в состояние вечного страха перед непонятным и тайным.

Чем чаще общество прибегает к религии или мистике, чем чаще ставит на место истории конспирологию и тайнознание, тем глубже это общество погружается в духовный хаос и противоречия духовно-нравственного состояния.

Из неверно понятых слов, из неверно сделанных ими определений, рождается религиозный фанатизм, классовая ненависть, национальная рознь вплоть до самых крайних ее форм – расизма.

Когда-то был античный мир. Он имел свои достижения культуры. Он имел своих богов и свои ритуалы. Он ушел и остался только историческим фактом.

Но слова того мира, определявшие ту культуру, вдруг создали в новом мире мистическую тайну. И из ясности родился туман, покрывший мраком империю Третьего Рейха. Слова, означавшие богов, стали тайной, и мистический угар превратил разум в монстра. Убедил народ и мир, что есть расы чистые и нечистые, что есть нации полезные и бесполезные. И все эти химерические домыслы основывались на словах, описывавших скрытые тайны бытия.

Пришло наше время. Достижения разума осветили мир, но ненадолго. Конспирология явила людям вместо реальности клубок из темных подозрений, тайных смыслов и полумистических истин, основанных на придании обычным людям и классам ореола хозяев мира.

В таких условиях, когда слова становятся паутиной, уводящей в мир иллюзий, люди становятся бессильными рабами.

Чем важно было советское общество для создания оптимальных условий жизни для человека? Чем оно отличалось от всех предшествующих Форм организации обществ?

Многие полагают, что дело в материальном благополучии, в отсутствии богатых и бедных, в отсутствии эксплуатации.

И это так. Но если б дело было в материальном благополучии, то Америка являла нам гораздо более высокий пример в этих достижениях. Если в отсутствии эксплуатации, то тогда богатые должны считать себя на вершине жизни. Если в отсутствии богатых и бедных, то это далеко не совершенное состояние, потому что труд  по качеству и результату, как результат разницы способностей и наклонностей личности, будучи  мерилом благ,  не позволяет всем и каждому стать полностью равным с другими. 

Самое главное завоевание советского общества – это отсутствие поисков тайных смыслов. Это прямой взгляд на мир в соответствии с его значением и ценностью. Именно Слово отражало один и единственный смысл сказанного, то, что было в нем заключено. А уже отсюда и появилось социальное равенство именно в той форме, в которой до сих пор не могут создать себе другие общества, и результатом неправильности их бытия стали расовые и классовые конфликты. Родились сословия и статусы, родился имидж и позиционирование на основе внешнего, материального, заключенного в вещи, которой ты обладаешь. Придание вещи смысловой нагрузки для оценки личности – это абсолютно неверный шаг, приводящий равное общество в состояние вечной вражды внутри себя. 

Поговорки: вас встречают по одежке, а провожают по уму или по плодам их узнаете их, утеряли значимость именно в силу своей ясности и простоты.

Не материальные лишения в основе новых социальных бурь, а невозможность людям чувствовать себя свободно без рамок статуса, цвета кожи, национальности и уровня образования.

Отсутствие частной собственности на средства производства позволяло в каждом человеке увидеть то, что представлял он сам по себе, а не в соответствии со своей собственностью. Человек стал открыт и видим со всех сторон именно как личность, а не как строчка в списке Форбс.

И, конечно, свободный труд не заключенный в рамки выживания или накопления, стал приносить плоды в соответствии со способностями и талантами личности.

Слово, вышедшее на свет, вне тайных смыслов стало катализатором создания общества без тайных сил, без тайных смыслов и тайных страхов.

Главное завоевание советской страны – это ясность и совершенное соответствие слов и дел, приводящее к жизненной гармонии.

Мы не знали кто по национальности дети, с которыми мы учились, как и наши родители не задумывались, кто с ними трудится. Ценили по знаниям и труду.

Мы воспринимали честность не как условие не попасть под суд или в тюрьму, а как естественное состояние трудящегося,  получающего вознаграждение за свой труд по его вкладу и его пользе.

Мы не смотрели как на людей второго сорта,  на продавцов или парикмахеров, на колхозников или рабочих. 

Социальная разница ощущалась  только в сфере ваших интересов и уровне  культуры не просто полученной через воспитание, а завоеванной собственным стремлением к ней.

Цели-то у людей, какое бы равенство ни существовало, были все-таки  различны, как и интересы. Но они были прозрачны. И невозможно было ошибиться, встречаясь с людьми, интересен ему Бах, Эйнштейн или румынский мебельный гарнитур с новой моделью жигулей.

Нельзя всех сделать одинаковыми. Но заслуга общества в том, что, оно, позволяя людям жить в соответствии со своими интересами, не камуфлирует их под статус, имидж и прочие способы сокрытия истины.

Как только в обществе находятся люди, системы и группы, которые начинают искать тайные смыслы в простом и ясном, как только внедряется в сознание людей существование абсолютных сил добра и зла, без оттенков и полутонов, как только в слова вкладывается тайный смысл для посвященных, знайте, что эти силы начинают вами манипулировать.

Кто-то может сказать: а как же философия и психология?  Но и философия, и психология это науки рассуждения, а не поисков тайных смыслов. Они просвещают, а не затемняют истину. 

Нас уверяют, что единой истины нет, что поскольку человек есть мера вещей, то и истина всегда будет для него та, которую он видит.

Нас уверяют, что вера сильнее очевидного факта и только вера позволяет постичь тайные смыслы бытия.

Нас уверяют, что слово «Труд», которое было словом почетным, на самом  деле библейское проклятие и все люди труда — рабы, а господа — это те, кто живет плодами труда чужого, а не собственного.

Нас уверяют словами Германа из «Пиковой дамы», что «честность — сказки для бабья», что главное — «миг удачи», а как и какими средствами ты ее завоевал,неважно. Победителей не судят.

Но дело в том, что как бы ни отличались люди между собой в своих мыслях и видении мира, они так или иначе вынуждены выбирать реальный путь, видимый и осознанный не по вере, а по результатам,  путь, который ведет к общей цели. Истины разные, но цель всегда одна. Она ведет к свету, к справедливости, к равенству. А та, которую теперь проповедуют, ведет к позору, бесчестью и  несправедливости. Она не истина. Она — ложь.

Всегда есть труд, приносящий пользу всем, и всегда есть праздность, живущая только для себя.

Если видение смыслов ведет к разделению общества, к сохранению эксплуатации, то как бы ни доказывали ее апологеты капитализма, как бы ни предлагали свое видение истины, она может иметь место, но не может вести к цели. 

Разнородность истин вполне допустима, как индивидуальный взгляд на мир, но стать всеобъемлющей истиной, они не могут. Они всего лишь оттенки и полутона, уводящие во мрак, или ведущие к свету. И именно эти полутона очень любят прятаться за многосмысловыми запутанными умозаключениями, любят тайну и сверзхзнание.

Религия в этом отношении избрала себе путь полутонов. Ее истина не доказуема и не проверяема, но очень удобна и полезна, когда необходимо  сокрыть  несправедливости общества , а значит для успокоения тех, кто этим унижен или оскорблен. Именно потому, что слова в религии не имеют ясности и внутреннего света, в религиях существуют священнослужители в качестве толкователей и слов, и явлений. Это и жрецы древнего мира, и талмудисты-раввины, и священники- толкователи.

Тома исписаны толкованиями, особенно Евангельских текстов и Апокалипсиса.

В настоящее время на смену религии пришли конспирология и восточные методики самовнушения через медитации.

О чем это говорит? О том, что мы обрели невиданные познания в области духа и знания, вернее, тайнознания? Отнюдь. Это свидетельство того, что мы как никогда далеко ушли от ясности в понимании жизни своей и всего мира в целом.

Мы попали в тиски гностицизма, манипуляций и откровенного обмана. Но все эти тайные манипуляции нужны именно сейчас, потому что они призваны развлечь и отвлечь человека от знаний и понимания происходящего.

Тайнознание в наше время это не просто манипуляция через ложные смыслы и сокрытие истина в словах. Это еще и суррогат размышлений. Это замена работы мысли и труда на страх и умозрительную игру, направленную на повышение человеческого себялюбия. Человек, играя в смысловые игры конспирологии, повышает свой статус в глазах слушателей, а слушатели ощущают себя исключительными, приобщенными к тайне и имеющими знания выше знаний простых людей.

Эта игра возможна только через слова и изменение их смыслов. Это ложь под видом правды, основанная на тайном знании и тайных подспудных замыслах, которые конспирологи разоблачают.

Вам говорят: мировой заговор, силы зла, тайное правительство.  Спросите тех, кто говорит: почему же вы знаете об этом? Тайное для того и тайное, чтобы никто не знал. Заговор для того и заговор, чтобы быть скрытым. Но если становится известно и о тайных заговорах и о тайных правителях, то почему их не арестовывают или не выводят на публичную сцену в зале суда, как на Нюрнбергском процессе?

Но ничего не происходит подобного, значит, кому-то нужно вас пугать. 

Вам говорят: молитесь, и Бог даст вам. Только молитвы спасают людей. Спросите у них, как можно знать Бог помог или сам себе? Разве вы не замечали, что ваши эмоции, заключенные в словах, действуют на окружающих? Разве не передается чувство через слова, даже произнесённые в уме, даже на расстоянии? Значит ваша молитва , ваши слова – это ваше воздействие на окружающих, которое может принести и благой результат.

Недавно в одной статье опубликовали такие исследования: подлинная матерная брань может уменьшить боль. А искусственная – нет.

Дело не в брани и не в мате, а дело в соответствующем  восприятии слов. Человек воспринимает не вымысел, а конкретно то слово, которое привык слышать и знать в его определенном  стойком значении, даже в качестве мата. Это как рефлекс собаки Павлова: определенное слово – определенная реакция.

Может быть, и не слишком красивый пример для объяснения силы прямого значения слов, но это так. Мы либо слышим то, что слышим, либо домысливаем и додумываем то, чего в словах нет, и потому бродим в потемках непонимания.  Отсюда наши ложные страхи, наши заблуждения и уступка роли поводыря людям, умеющим манипулировать словами.

Не случайно слова привычные, имеющие для нас значение уже на подсознании, вроде русского мата,  заменяются англицизмами, чтобы мы не сумели распознать их лживость и двусмысленность.

Одно дело, слова научные и связанные с техникой, и совсем другое – слова эмоциональные, определяющие нравственость, связанные с восприятием глубинного смысла происходящего. К ним, может быть и можно привыкнуть и реагировать адекватно чувствами, но это процесс исключительно длительный и возможно, бесплодный.

Ни один русский писатель, уехав в эмиграцию,  не стал писать на чужом языке. И это показатель того, как важно иметь СВОЙ язык, СВОИ, исторически вошедшие в твой лексикон и ставшие частью культуры, СЛОВА.

Излюбленная игра снобов  рисовкой  иностранными словами или молодежи своими жаргонами, лишний раз подтверждает тот факт, что от слов зависит наш внутренний облик, наша честность и разумность. 

Есть и еще один важный момент в жизни Слова. Оно попало в ловушку современных технологий.

Что это значит? А это значит, что каждое Слово создается трудом, чтобы стать не просто звуком, но материальным объектом. Это не мистика. Это реальность.

Что мы знаем о тысячелетиях истории человечества без письменности? Мы имеем предметы быта, рисунки, но мы не знаем ничего о духовных запросах тех людей, об их мыслях, истории, вере. Слова жили в звуках и не имели жизни во времени. Как только люди научились записывать слова, будь то клинопись, иероглифы, буквы, слова обрели материальное бытие, а с ним и вечность. Давать словам облик красоты, стало искусством калиграфии.

Но цифровые технологии лишили человека усилий по созданию этих слов в качестве вещественной реальности. Они сделали слова виртуальной реальностью, как все, что заключено в цифру. Отключите интернет и вы потеряете все ныне живущие слова, фразы, знания и физическое соприкосновение рук со Словом.  Может быть именно в виртуальной реальности слова так модны стали жаогоны, ангицизмы, модные и вульгарные заменители простого и ясного Слова. «Прикид», «лук», «лакшери» и вы уже не видите смысла слова, но видите ту группу людей, которая этими словами щеголяет.

Это нечто похожее на жаргоны 60-х годов прошлого века. Тогда тоже модны были «чуваки», «предки», «баксы» и тоже за ними стояли не смыслы, а имидж и социальный слой.

Но ушло время и бесплодное зерно не дало всхода.

Так будет и сейчас, но прежде чем слой пепла сменится  слоем чернозема, может пройти очень много времени. В социальных сетях эти недоразвитые слова - манкурты станут основой новой культуры без связи. Они вычеркнут из памяти  прошлое, с  его ясностью и словом, пришедшем раньше этого века. И как мы найдем то, что ушло? Оно всегда ранилось в материальном мире фолиантов, клинописных табличках, пергаментных свитках, на стенах храмов и стелах победителей. Но в интернете и тем более в соцсетях нет старых слов, а если и есть в вариантах книг и статей, то далеко не все их читают, и далеко не всегда они хранятся дольше года.

«Рукописи не горят», но они стираются компьютерными установками.

Устное предание недолговечно. Оно не создает долговременного опыта и продвижения вперед без повторения пройденного. Письменность сделала Слово реальностью, дала ему физическое бытие. А мы это бытие Слова теряем. Здесь не мистика и не тайный смысл. Здесь обычное здравомыслие и реальное положение дел. 

Цифровые технологии – это легкость в исполнении, это убыстрение жизни, это дешевизна и хорошая прибыль для тех, кто ими занят.

Нас пугают чипами, цифризацией, дистанционным обучением вместо того, чтобы ясно и прямо сказать: мир в погоне за прибылью и выгодой готов похоронить и будущее, и настоящее в хаосе этой погони. 

Не чипы сами по себе, не дистанционка сама по себе, а чьи-то безумные аппетиты и борьба за капиталы.

Мы не боимся остаться без письменных источников. Мы лишаем своих детей физического контакта со Словом через книгу и письменность. А это так же важно, как и общение с природой.

Слово, написанное твоей рукой – это часть тебя самого, проявленного в каллиграфии, в усилии по преданию ему красоты, в осмыслении его правильности. Жаль, если мы потеряем это Слово.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic