ansari75

Category:

Спящий пробуждается.

Организаторам вечеринок в США начнут отключать воду и электричество

Эрик ГарсеттиФото: Gregg DeGuire / Getty Images

Организаторам вечеринок в американском городе Лос-Анджелес начнут отключать воду и электричество. Мера направлена на соблюдение ограничений из-за пандемии коронавируса и начнет действовать с пятницы, 7 июля. Об этом сообщает Bloomberg.

Инициатива коснется «вопиющих случаев» в жилых домах, на предприятиях и других площадках для массового собрания людей. «Эти домашние вечеринки превратились по сути в ночные клубы на холмах», — сказал мэр города Эрик Гарсетти.

«Все жертвы, на которые мы пошли из-за эпидемии, могут быть сведены на нет теми, кто отказывается верить науке и следовать правилам. Такие люди ставят под угрозу нашу экономику и наше общество», — подчеркнул политик.

Подобные меры были приняты после того, как на вечеринку в особняке по улице Малхолланд-Драйв собрались сотни человек, в то время как ограничение на массовые собрания людей еще действует. Само мероприятие закончилось стрельбой.

По данным на 6 августа, в округе заразились коронавирусом более 197 тысяч человек. Почти 60 процентов новых случаев Covid-19 фиксируют у лиц в возрасте от 18 до 49 лет.

_____________________________

P.S. Ах, как смеялись когда-то советские граждане над ответом  героини Мордюковой в фильме «Брильянтовая рука» на вопрос о распространении лотерейных билетов: «А не будут брать — отключим газ!». 

И все понимали, что это вдвойне смешно, потому что не только несоразмеримы по важности лотерейные билеты и газ, но и невозможность подобного мероприятия, несмотря на царственный вид Мордюковой. 

Однако шутники-режиссеры,  включая эту фразу в душе были уверены, что в советской стране все возможно, а вот в свободной Европе, и тем более в трижды свободных Штатах Америки подобное не могло прийти на ум, даже в качестве шутки.

Но прошло время и оказалось, что не только пришло на ум, но и осуществимо, несмотря на все декларированные свободы. И выяснилось, что штрафы в культурной Европе и Штатах жестче, в  размере и в исполнении,  что закон есть закон для всего населения, кроме крупных капиталистов, столпов общества, что полицейский может застрелить не подчинившегося ему  гражданина  только за то, что тот не положит руки на руль автомобиля и не продемонстрирует послушание, что можно казнить двенадцатилетних подростков  и осуждать на пожизненное заключение девятилетних. 

Но несмотря на жесткость, меры принимаются вполне адекватные, потому что свобода не должна превращаться в хаос и сплошное самовольство, особенно если ты беден или живешь не в том районе.  Это вам не распространение лотерейных билетов. Это нарушение благополучия большинства граждан.

И появились законы против харассмента и первые жертвы-ответчики, которые, так же как и у нас, полагали, что раз они имеют вес и капитал, то им все позволено. И хотя закон против харассмент стал оружием политической борьбы, свое первоначальное значение он не теряет. А первоначально он должен привести теперь уже и знатных и богатых  даже на площадке одного провинциального театра или одного начальственного кабинета к сдержанности и корректному поведению.

У нас самая популярная у молодежи песня: Звук поставлю на всю. Пусть соседи не спят. Это молодость моя.

Или « Я протестная натура за рулем.»

Но европейский и американский истеблишмент решил, что пришло время ставить плебс на место. Время свободы, развлечений и неумеренного потребления  прошло. Настало время думать о будущем.

И пандемия коронавируса лишь обозначила эти требования особенно четко.

В самом деле, для чего живет нынешний человек? Для того, чтобы меньше трудиться, больше зарабатывать и «получать от жизни все». 

Осуществилась мечта человечества стать потребителями на том же уровни, на котором очень долгое время  это могли сделать только богатые.

Но к удивлению творцов материального изобилия для всех, развлечений и удовольствий для всех, свобода стала переходить в отказ от всяких норм, правил и порядка.

Пока не было карантинов и изоляций, туристический бизнес прикрывал суть нового поколения во всем мире. Туристы из разных стран сновали по планете, создавая движение капиталов и загружая работой местное население , и все были счастливы. Туристы – праздношатанием и пустым препровождением жизни у бассейнов, у барных стоек и за столиками кафе, а местное население заработком и  пополнениям  банковских счетов  на черный день. И никто не задумывался  чего он ищет и чего хочет от жизни на самом деле.

Но вдруг объявилась пандемия, а с ней – изоляция. Сиди дома, смотри на родню или экран ТВ и жди.

И люди вдруг увидели, что у них нет ничего, ни в мыслях, ни в желаниях, ни в целях  и мечте, а только сплошная пустота незанятого ничем времени. И эта пустота, а не карантин напугала их до такой степени, что стали плодиться теории заговоров,  поднялись протесты против карантина и требования на свободу передвижения. Но время шло,  и пустота стала удушающей. Современный человек, особенно молодой не смог справиться с уединением тет –а - тет ни с собой, ни с близкими. 

Как только сняли карантинные меры и выпустили людей на улицы, так сразу началось трудно понимаемое движение.

В Москве жители центральных районов вышли живым гордоном против молодежи, желающей развлечься и покататься всю ночь напролет.

Молодые и среднего возраста устремились на юг, на собственные моря толпой больше похожей на обезумевших бизонов, чем на думающих граждан.

Кто никогда не стремился на море, или ездил лишь изредка раз в несколько лет, вдруг решили, что без моря они умрут на месте.

Шашлычные костры стали неотъемлемой частью пост карантинного пейзажа.

Но странно, никто из тех, кто поначалу требовал открытых церквей и вопиял о правах на молитву и причастие, не ринулись в церкви и не заняли дворы, в виду ограничений, но где молитва отлично слышна и дает твоей душе пищу. 

Вот и в Америке засидевшиеся чернокожие решили выйти на улицу, потому что вдруг обнаружили, что жизнь – это не бургеры в изобилии, не джинсы и модные гаджеты,  а  нечто более сложное, чего они лишены. А довольная жизнью молодежь решила танцевать до упаду по всем городам Европы и Америки. 

Ну, нет у нее иного смысла жизни, не научились они тому, что созерцание и размышление – тоже жизнь, что дружеское общение в тишине и труд – это тоже жизнь, что целью могут быть не экстремальный спорт или удовольствия, а что-то более глубокое, что позволит человеку сказать, что жизнь его прожита не зря.

А теперь представьте, что эту вольную молодежь лишат возможности развлекаться и радоваться жизни не внутренне созерцательно, а буйно  внешне и материально.

И не потому, что отключат газ или свет с водой. А просто иссякнет дешевая потребительская корзина добрых дядей бизнесменов.

Есть над чем задуматься. И будут это не черные американцы, говорящие о расизме.

Спящий это  не народ, а само государство, власть, которые вдруг поняли, что счастливую Аркадию накрывают тучи пресыщенного потребительского хаоса. 

И государство  начинает думать, и думы эти не радужные.

Пирог съеден не только у нас. 

Европейцы хотят прежних доходов, но не хотят туристических толп и мигрантов.

Американцы думают, что расизм – причина нестабильности и крушат памятники. 

Что же остается миру?  И на повестку дня выходят религия и национализм, эти извечные палочки-выручалочки правящих систем и династий.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic