ansari75

Categories:

Почему мы думаем, что вандалы только в Америке.

Нам бесконечно долго и старательно демонстрируют акты сноса памятнитков  генералам и правителям, богатым аристократам и неприклонных законников по сохранению неравенства, нищеты и расизма.

Правда, представляют нам этих новых Робеспьеров только с отрицательной стороны, как вандалов и непочитателей истории, хотя эта история сохранила нам память только об эксплуататорах. 

Ничего страшного нет в том, что какого-нибудь белого расиста -юриста или генерала, воевавшего за сохранение рабства снесут. В истории он останется лишь на страницах как один из тех, кто продвигал бесчеловечное рабство или крепостничество в качестве наилучшего метода по добыванию себе богатства и славы. А публика на улицах забудет о нем думать. Хотя она итак мало задумывается над тем, кто вознесен на пьедестал из бронзы и мрамора .

Вот только такие как Ленин никогда не будут забыты Эьто-то и раздражает власть имущих. Именно с теми, кто боролся за народное счастье и увековечен самим народом новые власти пытаются расправиться.

Но в отличие от чернокожих американцев и европейской молодежи, делают они это потихоньку, тихой сапой, уничтожая не только названия городов и улиц, но и тайно возводя на пъедесталы тех, кто был ненавистен народу и память о которых они стерли из своей души.

Есть и еще одна особенность в ползучем реваншизме. Пользуясь обычными для эпох требованиями о перестройке кварталов, о прокладке новых улиц и новых районах, нынешняя власть делает все, что только возможно, уничтожая память о советской эпохе не только в названиях, но и путем сноса памятников архитектуры. 

Краснопресненскую набережную хотят изуродовать

ГК "Ташир", скандально известный своим домом-монстром на Мичуринском и избиением жителей, протестующих против этой стройки, продолжает уродовать Москву.

На днях были опубликованы эскизы монструозного апартаментно-офисного центра из двух зданий высотой в 30 и 70 метров общей площадью в 94 тысячи кв м, который вскоре может погубить Краснопресненскую набережную Москвы своим ужасным видом. Все, с кем я обсуждала этот проект, удивляются его уродству. Кто-то говорит, что здания похожи на сарай, кто-то – на мангал. Но общий вывод один – очередной ташировский монстр разрушит не только историческую панораму, но и закроет жителям Пресни вид на небо, а также приведет к транспортному коллапсу вблизи Белого дома.

Кстати про историю. Строительство планируется на участке, где расположен объект культурного наследия «Электрическая станция фабрики «Трехгорная мануфактура», 1925–1928 гг., арх. М. Бабицкий, инж. А. Сорокин, Н. Лавров, 1954–1955 гг., арх. З. Розенфельд». Участок непосредственно граничит с ансамблем «Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры», ХIХ – нач. ХХ вв., арх. Н.И. Финисов, В.Г. Залесский, А.Н. Милюков, С. Коновалов и др.». Исторически эти участки составляли единый фабричный комплекс и возводились как единый ансамбль.

Чтобы получить разрешение на строительство, «Ташир» провел «независимую» экспертизу по уменьшению охранной зоны земельного участка. Памятник архитектуры пока не снесен из-за отсутствия «эксперта», готового подписаться под уничтожением объекта культурного наследия в квартале от Белого дома.

В августе прошлого года ГЗК приняла решение «согласиться с застройкой территории по адресу Пресненский вал, вл. 27”, установив следующие показатели: предельная высота застройки — 120 м., общая площадь — 410 тыс. кв. м (150 тыс. кв. м — офисная, 260 тыс. кв. м — жилая, в том числе 20 тыс. м по реновации). Застройщиком названа компания ПИК, известная особым расположением к себе со стороны мэрии.Кто не знает, по этому адресу расположен Машиностроительный завод Памяти революции 1905 года. Завод появился в начале 1880-х годов как железнодорожные мастерские при вокзале, который сейчас называется Белорусским, а ранее был Смоленским, Брестским, некоторое время — Александровским, это название перешло к мастерским. Современное название завода хранит память о одном из ключевых событий нашей истории — Декабрьском восстании 1905 года, сигналом к началу которого стал гудок Александровских мастерских.

На территории завода большая часть корпусов — исторические, добротной дореволюционной архитектуры. Одно из зданий, которое занимает архитектурное бюро, было тщательно отреставрировано. А возвышение, оформленное со стороны улицы подпорной стенкой, представляет собой не что иное, как сохранившийся с XVIII века фрагмент Камер-Коллежского вала, служившего границей города.

Ценность промышленной архитектуры признана и государством в лице Мосгорнаследия: в мае 2019 года четыре корпуса завода получили статус “выявленного ОКН” по заявке активиста Архнадзора. Очевидно, что это знаковое место и для района, и для города, да и для всей страны. Но только не для ГЗК. ТЭПы настолько завышены, что для их достижения придется снести практически все исторические здания. Об этом можно судить и по предварительным планам ПИКа.

О том, что ПИК не церемонится с историческими зданиями, можно судить по тотальной застройке территории завода “Борец” (бывшего Густава Листа), в Марьиной роще. Из всех корпусов оставлены только фасадная стенка с датой и надписью «Борец», водонапорная башня и одноэтажный модельный цех, причем всем им грозит передвижка на новое место: ПИК начал проектировать свои коробки, как будто никакой застройки не существовало.Совершенно очевидно, что ТЭПы, предложенные ПИКом для участка на Пресненском валу, строились по тому же принципу, как будто вместо завода — пустырь. И отражают исключительно желание застройщика выжать из территории как можно больше коммерческих метров. Плотность застройки зашкаливает: 48 тыс. кв. м / га. Такая плотная застройка тянет за собой клубок проблем: необходимость прокладывать новые коммуникации, резкий рост нагрузки на инфраструктуру района, увеличение трафика на перегруженных без того Грузинском валу и площади Тверской заставы, и т. д. И все эти проблемы достаются горожанам, в отличие от прибыли, которую делят застройщик и чиновники мэрии.

Совершенно очевидно, что непоправимый урон будет нанесен ансамблю площади Тверской заставы: 120 метровой высоты бетонные коробки станут фоном Белорусского вокзала. Хотя часть помещений сдается, завод — действующее предприятие, до недавнего времени выполнявшее и оборонные заказы. Это отнюдь не “депрессивное место” и не прибежище асоциальных элементов, как любят представлять московские власти бывшие промзоны, оправдывая их застройку “человейниками”.

Возникает закономерный вопрос: зачем понадобилось разрушать действующее предприятие с квалифицированными кадрами и налаженными производственными связями? Только ради того, чтобы владелец ПИКа стал еще богаче? Или причина в чем-то ином?Эпидемия коронавируса показала, что скопление большого числа людей в одном месте может быть опасным для их здоровья и даже жизни. Отсюда однозначный вывод: не нужно провоцировать этого скопления, не нужно строить гигантские ЖК и офисные центры. ТЭПы нового строительства (в первую очередь, плотность застройки) надо снижать, причем кардинально, в разы. Тогда можно будет сохранить и здоровье людей, и историю. Вот только дойдет ли это простое решение до ГЗК или она продолжит втайне от горожан обслуживать шкурные интересы застройщиков?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic