ansari75

Categories:

Живите в радости.

Ах, когда же, ах, когда же это случится, когда же откроют границы и мы устремимся в любимую Анталию, Римини, Ниццу или на Золотые пески, каждый в соответствии с собственным кошельком.

«В Ассоциации туроператоров , рассказали, куда в первую очередь смогут улететь наши граждане. Ведь только по предварительным подсчетам примерно 1,5 миллиона россиян не смогли из-за коронавируса поехать в отпуск по заранее купленным путевкам. В основном речь идет как раз о зарубежных поездках. 

В международном топе поисков билетов с вылетами после 15 июля — Турция, Испания, Италия, Узбекистан, США, Греция, Черногория, Таиланд, Кыргызстан и Франция, — объясняет PR-директор метапоисковика авиабилетов Яниc Дзенис.»

Мы обрели свободу передвижения,  и теперь большинство из нас решили, что нет лучше жизни, чем жизнь в путешествии на моря и океаны. Некоторые даже переселяются в Таиланд, на Бали или Майорку и шлют оттуда занимательные рассказы об успехах своих блогерских трудов или, в самом деле, трудятся на «удаленке», к примеру, медицинским специалистом по компьютерной диагностике.

Но большинство все-таки едет на отдых и исключительно на море. Как давно  вкус моря стал нашим гражданам столь упоителен, трудно сказать, но только они считают, что без моря отдыхать просто невозможно, особенно детям. А когда им напоминаешь про собственное Черное море и про далекие времена советской власти, когда отдых был хорош и в пионерских лагерях, и в пансионатах, и в санаториях, и в домах отдыха, лишь бы был чистый воздух покой и простор, то они недоуменно пожимают плечами и считают тебя либо нищебродом, либо лжецом.

Но жители чужих морей далеко не всегда рады туристам, даже если те несут им живые деньги.

Жители Венеции протестуют против туристов

По данным за прошлый год, Венецию посетили около 16 млн гостей.

Эколог Джейн да Мосто считает, это слишком много.

"Такой турпоток вредит Венеции, поэтому нужно существенно сократить рейсы круизных судов. Кроме того, большое скопление туристов мешает жить там многим обычным гражданам Италии, которые хотели бы поселиться в Венеции, но не могут найти здесь жилье, так как его предпочитают сдавать приезжим", — считает эксперт

Но российские любители европейского отдыха уверены, что выгода победит рационализм и с нетерпением ждут открытия границ.

Откуда же столь внезапно охватившая обывателя страсть к заграничным поездкам и чужим морям? Неужели все граждане РФ, стабильно озабоченные низкими зарплатами и ростом цен, одномоментно стали богачами и снобами, решив ради собственного удовольствия раскошелиться на не слишком дешевый отдых?

Нет, богаче они не стали, и отдых для большинства оборачивается кредитами и отказом от ремонтов квартир и прочих дел насущных. 

Неужели этот отдых того стоит? Неужели провести десять дней в турецкой гостинице, пусть и пятизвездочной, лежать у бассейна, есть и пить, чтобы нагнать лишних 7 кг веса чудеснее, чем побродить по родным просторам?

Человек управляем, и капиталистическая выгода понимает эту особенность человека очень хорошо. И управляем он не только в вопросах моды, но прежде всего в вопросах позиционирования собственной личности, как личности, которой доступно нечто некогда элитарное.

На это нацелены бренды (не вещи, а именно бренды), на это нацелены зрелища и, конечно, путешествия.

Один журналист заметил, что после развала СССР мы приобрели полные полки еды и путешествия по всему миру.

Но и то, и другое всего лишь иллюзия благополучия, которое  усердно поддерживают те, кто ничем не может заменить это  суррогатное счастье на подлинное духовное, рожденное трудом  по осуществлению своих идеалов. Впрочем, о трудах, идеалах и целях никто не думает, потому что главное в подобном увлечении – это  способ приблизиться к элите и ее роскоши.

Не случайно путешествия и рестораны стали занимать такое значимое место в жизни обывателей. Именно в вариантах гастрономических блюд и в возможности праздно бродить по городам, любуясь новизной или стариной, и состоит давняя привилегия аристократии, привилегия, даваемая богатством.

Когда-то десерты из апельсинов в карамели, обеды из дичи, вина и устриц были доступны только королям и вельможам, а теперь  стали обычным удовольствием для  среднего  европейца и россиянина. То, что было для королей, стало для всех. «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит буржуй», когда-то писал Маяковский. Но для буржуя может быть и наступил последний день, ибо его излишества стали доступны очень многим, далеко не буржуям.

Правда, некоторые особенности аристократического быта, как, например, охота на лис в Англии, теннис или обеды из дичи, не стали доступны всем и каждому, но остались элитарным развлечением. Поэтому наши нувориши в азарте завоевания статуса элиты так усердно увлекаются охотой, не слишком заботясь о сохранении живой природы и редких пород животных, но и вольерной охотой не брезгуют , коль нет иного,  гордятся трофеями (чем у там гордиться, если убил животное почти что в условиях стойловой фермы или с вертолета) и развлекают  детей большим теннисом. 

Простой обыватель тоже хочет приобщиться отдыху элит, а благодаря спросу,  в последнее время вместе с едой стали доступны простым гражданам удовольствия морского отдыха и путешествий.

Так совершается прогресс  в денежном обороте, и прогресс в духовно-нравственном приобщении граждан к праздности и развлечениям. Он призван он дать развлечения большинству за его деньги, одновременно, удовлетворяя амбициям обывателей и обогащая тех, кто эти развлечения предоставляет.

Еда – всего лишь симулякр достатка, а путешествия и в самом деле элитарность, доступная далеко не каждому, но заманчивая и единственная, заменяющая человеку высокую мечту.

Люди, особенно богатые, никогда не умеют себя развлекать, но когда развлечения были просты , то традиционная жизнь и привычки разнились только количеством. Количеством еды и питья, одежды и комнатами в доме.  Разница между аристократами и простым народом заключалась  в статусе (сословии) и его привилегиях, включающих максимум доступности к благам.  Народ же жил и традицией и привычкой. И разница между аристократами и простым народом никого не смущала.

Сословный статус постепенно перерос в сословное пользование благами не только материальными, но и культурными. И недоступность исключительных видов образования как привилегии высшего слоя общества: музыка, живопись, путешествия, театры и концерты , стала позиционировать культуру как нечто элитарное . так и остались в сознании большинства как разновидность элитарности.

В советское время власти, понимая разницу между культурой и невежеством, стали усиленно пропагандировать все то, что когда-то принадлежало элите. Ни в одной европейской стране нет такого количества музыкальных и художественных школ, как было в Советском Союзе. Нигде не было столько театров и филармоний, концертов выездных для народа как в советское время. Развлечения пытались прививать развивающие, поднимающие культуру и духовное совершенство.

Даже дичь продавали в магазинах Центросоюза

Так же обстояли дела и с отдыхом. Но то были блага доступные всем. Завидовать и подражать было некому. Было б только желание, а желание, как ни странно, если не постегивается мыслью о недосягаемости и принадлежности особому статусу, не становится навязчивым и страстным. 

Теперь же вновь оказалось, что богатые имеют больше, чем простые. И роскошь вместе с праздностью  богатых стала манить простых граждан, поселяя в их умах уверенность, что праздность, бездумное потребление и есть высший смысл жизни.

«Мы мчались на всех парах по направлению из Кенигсберга в Вержболово. Вот Вёлау, вот Инстербург, вот Гумбинен… скоро, теперь скоро!

Все трое были представителями русской культурности: один, Василий Иваныч, ехал из Парижа; другой, Павел Матвеич, – из Ниццы; третий, Сергей Федорыч, – из Баден-Бадена, в соответствующие города: Навозный, Соломенный и Непросыхающий.

Спутники мои, за исключением Сергея Федорыча, были, очевидно, истыми представителями и ревнителями интересов русской культурности, из числа тех, которые помнили времена, когда еще существовали культурные люди, "не позволявшие себе на ногу наступить". Теперь, когда наступание на ноги, за всесословным его распространением, приобрело уже до такой степени обычный характер, что никого не заставляет даже краснеть, домашнее дело этих господ, то есть защита интересов культурности, до такой степени упростилось, что они увидели перед собою пропасть праздного времени, которое и решились наполнить бесцельным шатанием по бесчисленным заграничным stations de sante,[458] где праздность находит для себя хоть то оправдание, что доставляет занятие и хлеб бесконечному сонмищу комиссионеров, пактрэгеров и динстманов.»

Что изменилось с того времени? Разве что превращение всего населения в культурных людей, защита интересов которых как раз и требует праздности и бесцельного шатания по миру.

Бесцельное шатание под гордым флагом культурности и отдыха с той лишь разницей, что праздношатающиеся прошлых веков были патриотами и с восторгом вспоминали блюда своей русской кухни и хулили чужие, теперь же принято хвалить все чужое и хаить собственное. Доходит до того, что убогое европейское блюдо позиционируется как блюдо французской или итальянской кухни, только этим заслуживающее внимания , а свое похожее как бы остается неизвестным автору кулинарных рецептов.

Вот только в одном у граждан стародавних и нынешних полный консенсус. Это вопросы свободы, но свободы, понятой чисто в российском духе.

«– Насмотрелся-таки я на ихнюю свободу, и в ресторанах побывал, и в театрах везде был, даже в палату депутатов однажды пробрался – никакой свободы нет! В ресторан коли ты до пяти часов пришел, ни за что тебе обедать не подадут! после восьми – тоже! Обедай между пятью и восемью! В театр взял билет – так уж не прогневайся! ни шевельнуться, ни ноги протянуть – сиди, как приговоренный! Во время представления – жара, в антрактах – сквозной ветер. Свобода!

– Да, посидишь в тисках – запросишь простору! А впрочем, правду надо сказать: бестии эти француженки, можно для них и в тисках посидеть! Насчет это лямуру или ляшозу…

– Как вам сказать! ведь и насчет лямуру они больше у нас распоясываются. Знают, что денег у русских много, – ну, и откалывают. А в Париже и половины тех штук не выделывают, что у нас.»

Что правда, то правда. Все эти режиссеры-новаторы и авангардисты, наскучившие своим гражданам, едут к нам устраивать театр без правил и смысла. Зато с вызовом и апломбом, в качестве нового прочтения.

Праздность привлекает, потому что люди по большому счету ленивы и не любознательны. Они ведутся на то, что им предлагают в качестве писка моды или улетного кайфа, будь то падение в пропасть на канате или каталонский Порт Авентура, превращаясь по уровню интересов в наивных детей.

Но нужно все-таки признать, что не только подражание богатым рождает праздность. Праздность и лень могут быть следствием безысходности и бедности, отсутствием в обществе целей, требующих талантов, знаний и труда во благо страны. Вот и остается только развлекать себя путешествиями да едой.

Это и есть высшие завоевания нашей нынешней системы: полки с едой и путешествия по миру.

Что ж, будем ждать открытия границ, чтобы поехать на теплый морской песок и окунуться в теплое средиземное море.

При всем уважении к собственным курортам и зонам отдыха, приходится признать, что Черноморское побережье – это все-таки даже не Турция. 

 Но не только дело в климате. Почему-то все отечественное гораздо дороже, чем заграничное, будь то еда, вещи или отдых.

Мишустин предложил спонсировать желающих отдыхать на наших курортах. Это мудрое решение.

Может быть и привлечет дотация в 10-15 тыс. наших граждан на наши моря. Но кроме условия дешевизны собственных курортов есть еще условие статуса. Пока мы не скажем себе, что позиционировать себя элитой только за счет отдыха в Европе,  наивное и даже оскорбительное желание, что важна не страна, а то, что ты можешь получить от отдыха и путешествий, пока мы не научимся любить и уважать свое, мы будем считать себя средним классом или элитой только по тому, где мы отдыхаем.  

Но судя по недавнему выступлению Захаровой в связи с необходимостью вывозить наших граждан из Европы и Азии, наши представители власти сами убеждают нас, что путешествия, развлечения и еда существуют не для всех, а только для тех, кто может их купить не в ущерб себе.

Соответственно и молодежь начинает полагать, что смысл жизни – это праздность богатых, это развлечения и статус. Отсюда мечта ее – материальное благополучие и еще раз материальное благополучие.

Впрочем, праздность может быть не только результатом богатства.

«Дома-то у мужика стены голые, у другого и печка-то к вечеру выстыла, а в кабак он придет - там и светло, и тепло, и людно, и хозяин ласковый - таково весело косушечками постукивает. Ну, и выходит, что хоть мы и не маленькие, а в нашем сословии одно что-нибудь: либо в кабак иди, либо, ежели себя соблюсти хочешь, запрись дома да и сиди в четырех стенах, словно чумной.»

Хорошо, что в наше время не только кабаками развлекают народ, хотя и ими тоже.  Наши путешествия и моря – это единственное, что может найти человек для разнообразия своей жизни и впечатлений, которыми будет питаться весь год.

 
 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic