ansari75

Categories:

С мечтой по жизни.

Или как попасть в средний класс

(Картинка толерантная, без портрета и надписи «Анкл Бенс»)

«Из домохозяек в разработчики: как я без знаний и бюджета запустила свой блог и начала на нем зарабатывать.

Бывали случаи, что домохозяйка начинала публиковать рецепты на своем сайте и просто без всякого SEO-продвижения выходила на 3 000 уникальных посетителей в сутки.»

Чудеса, они, конечно, бывают и не только в представлениях верующих православных. На вере в чудеса построен наш новый мир рационализма, столь же основательно, как и мир старый,  религиозный. В старом ждали благ от молитв и Бога, в новом – от случая и внезапного успеха, который  принесет тебе  миллион на блюдечке с голубой каемочкой.

Вот только в этом новом мире  не сообщается, насколько тебе хватит этого миллиона и не был ли он хорошо разыгранной иллюзией, на которой реально обогатился кто-то другой.  

Но люди верят, даже те, кто считает себя разумными, потому что никто из них никогда не думает, реально ли, возможно ли из ничего получить  больше, чем ничего. А если что-то получается, то значит  за этим «ничего» есть кое-кто в чьи планы как раз и входит ваша вера в  игру, в которой вам показывают миллион. Только  не предупреждают, что все-таки невозможно прожить  в игре всю жизнь и стать успешным. Это и есть главная психологическая ловушка капитализма: вера в достижимость успеха с миллионом без знаний, без квалификации, без стартового капитала. Хорошо отрежиссированный «Миллионер из трущоб»

Но почему-то в Америке именно как раз и вышли на улицы те афроамериканские поклонники капитализма, которым постоянно внушали, что успех доступен каждому,  как и улыбка удачи может быть подарена каждому, но они почему-то  оказались люмпенами и сбродом, как отзываются о них успешные. 

Но вернемся к нашей реальности.

На ОТР сообщили, что у нас на бирже труда увеличилось число безработных всего на один млн. А если учесть всех, кто работал без оформления, то можно добавить еще полтора  миллиона. То есть у нас самая низкая безработица и к концу года она рассосется, потому что у нас намечается подъем экономики. 

Мы находимся на 6-м месте по ВВП, а на пятом – Германия. Экономика Германии рухнула на 25% а у нас все так хорошо, что мы можем занять это пятое место в мире  из-за того, что Германия будет выходить из рецессии медленнее, чем мы.

А теперь давайте рассуждать.

что же у нас за такая удивительная экономика, которая почти не понесла потерь? 

А удивительного ничего нет. Европейские экономики были и остались экономиками промышленного производства и производства потребительских товаров. Туризм , торговля, кафе и услуги, хоть и являются  важными статьями дохода государства, тем не менее, касаются лишь достатка среднестатистического гражданина страны. Это тот огород, на котором всегда паслась мелкая буржуазия, считающая себя благополучной, респектабельной основой любого буржуазного общества. Мелкий и средний бизнес создал слой благополучных потребителей, которых любят именовать средним классом.

Средний класс, столп процветания и утверждения истинности капиталистического рынка и конкуренции. Но пандемия и карантин показали, что по сути, никакой средний класс капитализму не нужен. Это своего рода человеческое хобби по прокормлению самих себя своими силами в условиях процветания крупного бизнеса

Когда европейские экономисты прикинули, что им выгоднее, сохранять среднюю буржуазию, с ее уверенностью в собственную значимость, или крупные экономические отрасли, то выбрали именно отрасли промышленности, а не торгово-развлекательный сектор услуг.

Почему? Д а потому что эпидемия без карантина грозила массовой заболеваемостью, что коснулось бы и рабочих отраслей, даже строительных и транспортных. 

А карантин сохранял главную рабочую силу, ставя под удар мелкий и средний бизнес. И этот бизнес принесли в жертву.

Он, конечно, почуял, кем стал для крупных корпораций, но не сумел, да и не смог протестовать. Он смирился в надежде, что все вернется на круги своя.

Только наши российские, менее благонравные и не столь респектабельные буржуа из народа вскипели конспирологической волной и стали в отместку властям массово нарушать самоизоляцию, чтобы утвердить у соратников и сподвижников по мелкому бизнесу и самозанятых миф об отсутствии эпидемии. Конечно, гораздо удобнее обвинить невидимые силы зла и Билла Гейтса с Соросом, чем открыто признать несостоятельность самой капиталистической альтернативы зарабатывать себе на хлеб частным маломощным бизнесом, находящимся постоянно под угрозой разорения. Ведь разорение мелкого и среднего бизнеса перманентно и не столь явно, как одномоментное закрытие его во всем государстве с последующими массовыми банкротствами.

Вот  и помогают бюджеты стран ЕС сектору услуг, решив не топить его окончательно.

Если бы так воспеваемый мелкий и средний бизнес составлял  повсеместно  значительную статью дохода, то пандемия привела бы к разрушению всех экономик и всемирному голоду. Но именно потому, что основа роста благосостояния общества – это все-таки промышленные производства и мировая торговля, а не мелкий бизнес туристическо- кулинарного досуга, не производство шляпок и джинсов, не спектакли и не музеи, а нечто более значимое и конкретное, то решение ввести карантин было ущербом прежде всего именно для этой мелкой сошки, для производительных непроизводственных услуг и ширпотреба. Но вот кадры для работы на крупных серьезных предприятиях, требующих квалификации, образования и знаний, карантин сохранил, не превратив страны в лазареты. В лазаретах ведь тоже не работают, но в лазаретах еще тратятся на лекарства.

Крупный капитал рискнул сферой услуг и мелким бизнесом. Он принес в жертву так лелемый недавно и воспеваемый средний класс. 

У нас мелкий и средний бизнес понес потери, но в общем и целом наша экономика и в самом деле оказалась устойчивей западной. Чудеса? Нисколько.

Мы на плаву,  потому что мы имеем газ и нефть, добычу которых, как и транспортировку по трубам, не останавливали ни на минуту. Мы имеем строительство, которое тоже не было остановлено. Мы имеем сельское хозяйство, взявшее курс на импортозамещении, что оно и делает успешно, но не в денежном исчислении для потребителя. 

Мы заняли в мировой экономике давно предназначенное нам место, еще со времен царизма. И наше падение в большей степени не наше, а мировое, из-за сокращения потребности в нефти и газе, как и других видов сырья.

Иными словами, основа капитализма –это  крупные концерны, корпорации и компании.

А мелкий и средний бизнес – это  возможность населению без заботы со стороны государства просуществовать за свой собственный счет.

Весь завлекательный рассказ о частном капиталистическом хозяйстве, о конкуренции и рынке, способной обогатить и расцветить потребительским изобилием нашу страну и поднять уровень жизни народ, оказался все-таки мифом. 

У нас по-старинке представляют государство и его роль в экономике неким монстром, который вернет нас в СССР. На  все лады ругают государственное управление, пишут о том, что в государстве будут процветать взятки и коррупция. Но по сути, иного не дано. 

Когда на том же ОТР после экологической катастрофы в Норильске спрашивали экономистов, стоит ли переводить предприятия в гос. управление, то они отвечали, что это единственный выход. А когда спрашивали частников-предпринимателей, то они горой стояли за частный бизнес.

Врачи –хозяева частных клиник при обсуждении новых мер, введенных государством для государственных поликлиник, касающихся времени, отведенного на пациента, в один голос утверждают, что вот в частной клинике у врача – полная свобода. 

 Это в государственной поликлинике врач не имеет права голоса.Частник  же очень уважает врача и интересуется тем, сколько ему времени нужно на осмотр. Поэтому в частных клиниках царит компетентность, внимание и комфорт. Правильно, потому что свои убытки частник переложит на пациента и его кошелек. Но даже в этом случае он так или иначе избавится от нерасторопного врача, тратящего время (и деньги) на долгий осмотр.

И не нужно валить вину то на Советский Союз, то на отсутствие квалификации у врачей, то на время приема или заполнение бумаг. Нужно увеличивать число поликлиник, число врачей специалистов и тогда время не станет главным показателем в лечении. Частник увеличивает стоимость и позволяет врачу сокращать количество больных за рабочее время. И тем самым он перекладывает весь негатив, то есть всю массу больных на государственные поликлиники. Отсюда такая загруженность врачей в гос. медицине и комфорт в частном секторе. Но причина не в том, что частник лучше государства, а в том, что частник хитрее и расчетливее государства в интересах своей выгоды. Мелкий и частный бизнес процветает там, где государство берет на себя основную заботу о населении и его рабочих местах, когда платит наемному работнику, который не один и не два, как у частника, но массовый труженик производства. 

Если мы взглянем на картину нашего экономического процветания, то увидим, как мало этот частник на самом деле значит для экономики крупного капитала.  Ведь олигархическую собственность, захваченную бандитскими и мошенническими путями, нельзя отнести к свободно конкурирующим отраслям. Все, что находится в руках олигархов, корпораций и трастовых компаний не является уже той свободно развивающейся и совершенствующейся в конкурентной борьбе и выхода на рынки, системой частного капиталистического производства. Это уже система государства в государстве, при которой номинальное государство с народными массами становятся заложниками бандитского государства крупных частников –монополистов. Так стоит ли сохранять частную собственность в руках крупных донов Карлеоне? 

Все радетели частной собственности при опросе пытались припомнить Илона Маска, который представляет частный бизнес, а значит, у частника есть шанс более высокий, чем у государства. Но почему никто не вспомнил, что частное предприятие Илона Маска с небольшими частными инвестициями, получало кредиты от государства, и по факту он творил и строил на государственные деньги.

Весь же мелкий и средний бизнес – это своего рода кустарщина, ремесленничество, торговля, которые процветали и процветают со времен разделения труда. Они были и будут источником небольшого дохода, с которым пока государства не могут сравнять зарплаты наемных сотрудников, но для топ-менеджеров не только равняют, но и увеличивают гораздо значительней, чем может сделать частник для самого себя. 

Этот род бизнеса, так раскручиваемый всеми пропагандистами и защитниками капитала, так рекламируемый для обывателя, особенно в Штатах, является всего лишь освобождением государства от необходимости создавать рабочие места и платить зарплаты. От вложений в инфраструктуру городом, кварталов, поселков. Это освобождение от бесплатной медицины, бесплатного качественного образования, от вложений в науку и культуру. Сами зарабатывайте и сами себя кормите.

Это обман, с помощью которого капитал снимает в обществе напряжение от угроз нищеты и гарантирует тому же бизнесу наличие дешевых рабочих рук для возможности одним иметь, а другим трудиться с заведомо неравными результатами для материального положения.

Частнособственническая модель общества, по сути,  иллюзия процветания и достатка, потому что позволяет небольшому числу граждан присваивать себе то, что производит общество.

Как показала пандемия и протестные движения афроамериканцев, на деле это система делит общество почти поровну на живущих в достатке и люмпенов. Это нехорошее деление. Но оно показательно, в том отношении, что никогда 50% населения не разбогатеют, хотя внутри этих 50% и происходит перемещение снизу вверх, как и вверху тех, кто пока процветает сверху вниз.

Пока жизнь течет мирно, люди не понимают, что они в большинстве своем находятся все в том же положении, в котором находится человечество с самых давних времен: бедные в большинстве и богатые в меньшинстве. Просто бедные никогда не верят с собственную безысходность и надеются на шанс, на чудо, на выигрыш. И вот эта мысль об удаче и удерживает их от признания того, что быть наемным работником у государства проще и стабильней. 

Капитализм может быть и был вначале единой системой, но давно уже разделил функции между крупным капиталом и всем остальным народом.

Народ кормится сам по себе, капитал богатеет сам по себе. Когда пандемия отключила мелкий и средний бизнес от обслуживания самих себя на должном уровне, то разорились не только частники,  разорился весь народ, потому что он получит теперь дырку от бублика, о которой раньше думал как о развлечениях, вещах и еде.  Нет услуг, кормивших всех, нет низкой стоимости этих услуг, значит, нет сытой жизни для всего народа.

Крупный капитал сам просится, чтобы его превратили в народную собственность, которая и будет источником рабочих мест и даст  стабильный уровнень жизни. А мелкий и средний бизнес так и останется создателем услуг и развлечений для благополучия большинства.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic