ansari75

Category:

Удивительные особенности веры.

СТАЛИН БЫЛ ПОСТРИЖЕН В МОНАШЕСТВО

Булгаков Николай:

В этом году мне довелось встретиться с человеком, о котором давно слышал от протоиерея Валериана Кречетова. Батюшка поведал мне с его слов историческое свидетельство особой важности для понимания нашей истории, силы Божией, личности человека, о котором в последнее время больше всего говорится и пишется. Хотелось, конечно, узнать об этом свидетельстве как можно подробнее из первых уст. Но всё не получалось. И вот наконец наша беседа состоялась. И день для нее выпал весьма знаменательный — 5 марта. 65 лет со дня кончины этого человека — Иосифа Виссарионовича Сталина.

— У меня фамилия простая — Иванов, — рассказывает мой собеседник. — И отчество — Иванович.

Родился в Прохладном на Кавказе в 1939 году. Окончил Новочеркасский политехнический институт, геолого-разведочный факультет, и Азово-Черноморскую академию в Зернограде. Все шахты Украины пролазил, сделал в Донецке геологический музей. Приехал в Москву, работал в Министерстве сельского хозяйства, изобретал…

О том, что я говорил отцу Валериану, мне рассказал мой первый духовник, Патриарх Алексий II. Мы с ним дружили…

— А как получилось, что вы подружились?

— Я делал печки. Каждую печку я изобретаю, каждая — по особому проекту. Для потомства сделал альбом — вставлял фотографию печки, а рядом — её чертеж. Я вам покажу…

Смотрю — все печки разные, красивые, с каминами и без них.

— Мне отец Валериан рассказывал, — говорю, — как вы с ним обдумывали усовершенствовать русскую печку — чтобы как можно экономичнее, компактнее была.

— И вот Патриарху сделал, — продолжает Александр Иванович, — Ю.М. Лужкову, помощникам Путина… Всего — 500 штук. Кому Патриарх говорил, я делал. Он их много заказывал. И я никогда денег не просил. Ну, мол, чаю дадите… Это очень нравилось ему и этим людям. В основном — священнослужителям. И он хорошо ко мне относился.

Я не забыл, как на Рождество нам, детям, в то трудное время люди давали конфеты, а кто и рубль. Как радостно у меня было на душе. Не от конфет — с какой радостью я матери их приносил. И сам стал делать людям так, как мне делали. И вот так мы подружились с Патриархом Алексием. Да просто делали добрые дела: он свои делал добрые дела, а я — что мог делать, тоже добрые.

Главный вопрос у Патриарха всегда был — состояние дела. «Как, — говорит, — у нас, Александр, дела?» Я говорю: «Дела наши таковы…»

Принимал как сына. Говорил: «Я отдохновение получаю с тобой. Приходи». И я через лес бежал к нему. Я ничего у него не просил. А получал очень много. От Бога — через него.

— А как у вас зашел разговор о Сталине?

— У нас разговоры были в отношении веры, истины. Я сторонник веры, которая проявляется в делах. Верующий — это добро делающий. А он говорит: «А ещё ходи в храм. Ты же, — говорит, — ходишь в гости». Я говорю: «Хожу». — «А Бог, что же, меньше тех, к кому ты ходишь?» Я говорю: «Нет». — «Ну, тогда, — говорит, — ходи к Богу».

— Замечательно Патриарх сказал!

— Я такого придумать не могу…

А когда Патриарх начинал эту свою повесть, то спросил: «Знаешь ли ты, как спаслась наша страна?» Я говорю: «Нет». — «Я расскажу тебе — узнаешь. Запомни! Как любит Господь нашу землю… Я, — говорит, — живу этим». И рассказал.

Это было в 1941 году. Немцы стояли в сорока километрах от Москвы. И было так, что уже всё правительство уезжало из Москвы. И явился ангел Иосифу Виссарионовичу. И сказал: «Постригись. И ты спасешь и Москву, и весь мiр. Вызови Патриарха Сергия». В 41-м он ещё не был Патриархом, но ангел уже тогда назвал его Патриархом.

И спросил Иосиф Виссарионович: «Если постригусь, какое имя у меня будет?» Ангел сказал: «Имя твоё будет — Георгий».

И снится сон митрополиту Сергию, и ангел говорит ему: «Пойди, постриги его. И когда спросит, какое имя будет, скажи — Георгий». И митрополит Сергий уже ожидал звонка, вызова.

Когда Патриарх пришёл, Сталин спросил его: «А какая служба будет моя как монаха?» Тот ответил, что так же будет служить, как раньше. Только будет скромно одеваться, не объедаться, не опиваться — только то, что нужно для жизни.

— А монашество будет тайной, — говорю.

— А это тайна и есть, — подтверждает Александр Иванович. — И я никому ничего об этом не говорил. Разве только вот полюбил протоиерея Валериана и ему кое-что сказал, и вот вы приехали… Вот так было дело. Вот так Сталин принял постриг, и всё оказалось правдой. Господи, слава Тебе, что Ты даешь нам спасение!

— А вы знаете, — говорю, — люди уже слышали про это.

— Ну, естественно. Мiр не без добрых людей.

— Надо это обнародовать. Людям надо это знать, это будет им полезно.

— Думаю, что да. Потому что это очень повлияло на освобождение нашей страны, на то, каким был о нас Божий Промысл.

— Иначе не победили бы?

— Нет. Немцы были прямо под Москвой. И настолько Иосиф Виссарионович верил, что Господь поможет, что всё правительство отправил в Самару, а сам остался в Москве. Восстановил патриаршество — в 41-м году, первые выборы — в 43-м, это уже сама Церковь готовилась два года. Избран был Патриарх Сергий. Дальше, в 45-м, — Алексий I. Сталин открыл церкви. Освободил священников. Эти факты говорят о его работе — без него ничего б не делалось, и пальцем бы никто не пошевелил. И это еще не всё. Он оказал помощь материальную в восстановлении храмов, и очень значительную.

— А когда Патриарх вам сказал о его постриге? — Это он перед смертью сказал. Он мне две вещи сказал. Как мы победили — и еще: остерегайся младостарцев. Они грядут, и будут у власти, и будут молиться. Вот их больше всего бойся. Делай своё дело, делай добро людям, но гляди, кто в Церкви сейчас. Если торгует, лесом промышляет или ещё чем-нибудь, то не подходи к ним близко. Не забывай, что Иисус Христос кнутом повыгонял торговцев из храма.

«Русская Народная линия», 22 ноября 2018 г.

Байка протоиерея Булгакова, которую прислала наша постоянная читатель Елена, ничем не подтверждена, но духоскрепна до чрезвычайности. Её источник, к сожалению, пока неизвестен. Протоиерей Николай сослался на некоего гражданина Иванова, который, в свою очередь, сослался на покойного патриарха Алексия II, но и тот не мог быть свидетелем благочестивой истории. И даже услышать её от патриарха Сергия не имел возможности — владыка скончался 15 мая 1944 года в Москве. На тот момент 15-летний алтарник Алёша Ридигер помогал своему отцу — дьякону Коппельской Николаевской церкви в оккупированном немцами Таллине.

Историю Церкви Алексий II знал хорошо и потому вряд ли стал бы заявлять о восстановлении патриаршества в 1941 году. Восстановление его Сталин предложил церковным иерархам 4 сентября 1943 года и уже 8-го местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий (Симанский) был избран предстоятелем Русской Православной Церкви.

Зато печник Иванов мог этого и не знать, и потому, возможно, историю о постриге Сталина именно он и выдумал. Прикрывшись именем покойного Алексия II, благо тот из могилы не восстанет и вруна не обличит. Разве что на том свете, куда Иванов отправился 27 апреля 2020 года.

Будь постриг правдой, патриарх имел все возможности поведать о сенсации при жизни. Являйся же она тщательно хранимой церковной тайной, не стал бы пробалтываться кому попало.

Поскольку протоиерей огласил сказку до смерти печника и тот её не опроверг, варианта два. Либо автор Иванов, а Булгаков ему поверил, либо решил присочинить сам батюшка. Который до прихода в Церковь работал сотрудником «Комсомольской правды» и «Литературной газеты», а значит в курсе: сомнительные статейки желательно подстраховывать свидетельскими показаниями. Ну и уговорил старичка.



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic