ansari75

Category:

Какого цвета классовая борьба

После того, как в городах США произошли массовые столкновения с полицией из-за гибели в Миннеаполисе невооруженного афроамериканца Джорджа Флойда, в американском городе Атланта вспыхнули протесты после того, как полицейский застрелил афроамериканца во время задержания.

Странные аналогии проводит время и история.

Еще совсем недавно наши новорожденные капиталистические мыслители, политики и бизнесмены в один голос сокрушались о бесславной кончине Российской империи, которая произошла из-за быдла. А как еще назвать этих варваров крестьян, рабочих, солдат и матросов, крушивших поместья, памятники, церкви и все, что не столько было ими облюбовано как доступ к богатству, столько как возможность излить накопившуюся ненависть к этому богатству, подлежащему уничтожению. Только хитренькие и умненькие прилипалы ухитрялись под шумок разгрома былой роскошной жизни элиты натащить в свои закрома под охраной случайного мандата, а чаще разбойничьим правом шайки, сокровища особняков и поместий.

Простой народ ничего не тащил. Он громил и презирал то, чем пользовались помещики и капиталисты, отрицая всю культуру в целом и не разделяя ее на высокую, народную, или сибаритствующую исключительную.

«Окоянный дни» Бунина стали настольной книгой многих и многих новорусских интеллигентов, а образ Шарикова они попытались прочно приклеить к народной массе.

Они сочувствовали Блоку и приводили в пример, как может безумствовать толпа, если сожгла усадьбу этого бледного юноши со взором, устремленным в лицо Прекрасной Даме.

И, конечно, во всем винили большевиков, которые возбудили народ глупыми обещаниями, а на самом деле мечтали только о власти.

Такие нехорошие подстрекатели и террористы эти большевики. Правда, кое с кем по этому вопросу пришлось поспорить: народ ли громил и разорял, или большевики, прикинувшись народом.

Даже в разорении церквей и атеизме виноваты вдруг стали большевики, а не народ, с удовольствием сбрасывающий колокола с колоколен и наотрез отказавшийся содержать попов и их храмы.

Дилемма, ничего не скажешь: народ или большевики. Кто же все-таки начинал революцию, и с какой целью. Ведь и после революции и Гражданской войны народ не вернулся в церкви и не пожалел ни одного памятника царям и вельможам. И неприязнь вместе с обретенной свободой на полную независимость от условностей и традиций оказалась в нем настолько востребованной и желанной, что тем же самым большевикам пришлось уже самим защищать и храмы, и усадьбы, и монументы и требовать от населения культуры поведения и уважения традиций.

Сброшенных с корабля современности классиков вернули на полки библиотек и школьные программы. Вернули правила поведения, открыли оперные театры и концертные залы. Школы перевели на классическую программу, а дни недели – в соответствие с традицией. 

Вели законы и заставили всех граждан всех возрастов и сословий приняться за ликвидацию грамотности.

А ведь судя по поведению толпы, она бы и дальше продолжала жить в соответствии не с законом и культурой, а своими собственными представлениями о личной свободе, с невежеством матом и презрением к культуре.

Можно, конечно, обходя большевиков сказать словами Пушкина : «бунт бессмысленный и беспощадный», если бы не одно «но». А это «но» совершенно неожиданно и отчетливо сказалось сегодня.

И «но» это доказывает, что из ничего не бывает ничего. И если где-то что-то прибавится, то у кого-то что-то убавится.

Народ всегда составляет ту часть общества, у которой постоянно что-то убавляется, пока это убавление не дорастёт до огромного кома потерь в области культуры, просвещения, наличия работы и образования, медицинской помощи и условий жизни.

Вот пишут нынешние эссеры, либералы и кадеты образца 1017 года, пишут новые «Окаянные дни» но с прежним припевом: бунт бессмысленный и беспощадный.

На фоне убийства чернокожего уголовника Флойда, у многих афроамериканцев сорвало крышу. Они устроили такие погромы, что есть пусть и небольшие, но опасения того, что Америка может полноценно быть втянутой в гражданскую войну. Обстрел Белого дома в 1993 в Москве даже рядом не стоит по сравнению с тем, что происходит в ряде городов США. Афроамериканцы на полном серьёзе выдвигают требования превосходства своей расы над "белой". Вот их основные требования, согласно публикациям американцев:

Вот 8 требований к белым людям:

1. Белые люди, если у вас нет потомков, завещайте свою собственность черной или коричневой семье.

2. Если вы наследуете имущество, которое намереваетесь продать после принятия, отдайте его черной или коричневой семье. Вы обязательно заработаете эти деньги каким-нибудь другим белым привилегированным способом.

3. Если вы застройщик, постройте комфортабельный комплекс в черном или коричневом разрушенном районе и позвольте чернокожим и коричневым людям жить в нем бесплатно.

4. Если вы являетесь владельцем недвижимости, отдайте свой дом черной или коричневой семье.

5. Если кто-то из людей, которым вы собираетесь оставить свою собственность, являются расистами, измените завещание в пользу черной или коричневой семьи.

6. Пересмотрите свой ежемесячный бюджет, чтобы вы могли регулярно жертвовать черным фондам.

7. Тот, кто допускает, что в его присутствии плохо говорят о черных, должен быть уволен, даже если он босс.

8. Посвятите себя двум вещам: борьбе с белым превосходством, где и как вы можете (если, например, занимаетесь вязанием, вяжите шарфы для черно-коричневых детей) и финансированию черно-коричневых людей.

Большая часть протестующих - маргинальное быдло, живущее за счёт "угнетающего" их государства

Маргинальное быдло (именно они и протестуют, нормальные люди всех рас работают и приносят пользу государству), паразитирующее за счёт пособий и компенсаций за прошлые гонения, требует де-факто, установления расизма по отношению, внимание, к белому населению. Я отношусь ко всем народам нормально, да и большая часть афроамериканцев - нормальные люди, которые оказались заложниками таких "собратьев". Теперь может случиться и обратный эффект: только недавно получившие спокойную жизнь люди африканской расы теперь снова рискуют стать жертвами погромов на почве своей национальности. А все из-за идиотов, которые, ни дня ни работая, могут только портить чужое имущество. Таких надо депортировать куда подальше, ведь они рассадник криминала.»

Вот так, ясно и понятно: «маргинальное быдло, паразитирующее за счет пособий.» Неужели они такими родились и такими уже обречены быть в силу своей ленивой и быдлятской специфики, совсем как Шариков, унаследовавший гипофиз от алкоголика и маргинала Глеба Чугункина?

Нет, друзья мои, так не пойдет.

Никогда и нигде люди не родятся быдлом и маргиналами. Такими они становятся под мудрым руководством капиталистической системы, считающей, что легче держать массу народа в невежестве и бескультурье, но для их же смирения платить им пособие и предоставлять возможность есть и одеваться.

Американские бездомные белые или черные часто имеют и хорошие сотовые телефоны, и велосипеды, палатки и вожделенные по сию пору джинсы. Но они не имеют возможности работать и зарабатывать на дом, на семью, на учебу. Они надеются и верят, что рано или поздно удача улыбнется и им.

Но бывает так, что даже вера в удачу становится призывом к действию совсем не того характера, как хотелось бы.

Бунт всегда страшен, и всегда чреват погромами и хаосом. Но он не возникает сам собой. Он имеет такую же объективную причину, как и любые действия человека.

Никто не знает, что послужит моментом вспышки, никто не может с уверенностью доказать, что те или иные круги в элите включили бунт в свой заговорческий план. Никто не может сказать, на какие деньги и с чьей подачи все-таки вспыхнул порох. Конспирология плохой помощник для объяснения происходящего в тех условиях, когда противоречия объективно накопились.

Разве не такими же бунтами начиналась революция в России? Именно в России, что на месте бесправного и погрязшего в невежестве и безработице большинства оказались не черные афроамериканцы, а русский мужик-крестьянин.

В американских условиях классовый антагонизм обрел черты расового конфликта. Но в его основе лежат все-таки классовые противоречия.

Закончится чем-то разумным и революционным переделом общества новые события или все вернется на круги своя, заставив белых еще тщательней и больше говорить о толерантности, убирая памятники и оперы, это в конце концов, не главное.

Главное здесь то, что при любых условиях, даже в условиях процветающего потребительства, конфликт между теми, кто имеет доступ к благам цивилизации не только в материальном плане, но в плане культуры, образования, приличной работы и достойного отдыха с одной стороны и массой обделенных и невежественных, далеких от самореализации  пусть маргиналов или деклассированных элементов с другой,  рано или поздно перерастет в бунт. 

Не могут часть людей находиться в положении изгоев и заведомо быть позиционированными как скот. Раз в стране количество таких людей велико, значит общество ущербно и должно задуматься о своем будущем. Цвет кожи – это только предлог. А на самом деле все требования афро-американцев показатель того, насколько низко на социальной лестнице стоят многие и многие из граждан этой казалось бы богатой, но нищей духовно страны.

При всех недостатках нашей системы все-таки у нас сохраняется еще возможность учиться, лечиться, искать себя и реализовываться творчески.

Как только мы потеряем одну из этих составляющих, прежде всего доступное образование, так мы вернемся к ситуации обреченности человека на состояние маргинала уже в силу своего рождения.

Вот здесь-то и таится ошибка, которую озвучивает не понимая ее смысла  Греф, или нам ее озвучивают намерено, имея в виду его, но  ошибка системная и давно себя дискредитировавшая.

Ошибка эта в уверенности, что образованными и культурными людьми трудно управлять. Но на данном этапе, как бы в шутку или в серьез, сама жизнь  нам пример того, что именно образованность и ум являются гарантом правильного развития общества и комфортной жизни в нем.

И шутку эту сыграла с нами пандемия коронавируса. Все граждане, кто внял рекомендациям, на поверку оказываются людьми культурными, образованными и достаточно разумными, чтобы отделить вал конспирологической глупости от рационального зерна, не паниковать и не протестовать против того, чего еще нет.

Самые маргинальные слои являются самыми неуправляемыми и пофигистски безразличными даже к судьбе своих соотечественников. Их личная свобода сродни их личному невежеству и эгоизму, но не разумному рассуждению и разумному же протесту.

Потеря доступа к свободному получению образования равного и высокого по уровню для всех, грозит не потерей управляемости обществом, как думают, а его сегрегацией, которая рано или поздно перейдет в бунт или революцию.

Образование для всех полноценное и формирующее культурные запросы вместе с пониманием роли труда, и возможностью самого труда , было и остается первоначальной целью любой системы, желающей процветать, а не гибнуть в огне бунтов и революций.

Так что требования у африканцев не столь уж африканские. Устраните цвет кожи и вы увидите, что это те же обделенные системой угнетенные классы, которые всегда были вынуждены отстаивать свои права бунтами или революциями.



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic