ansari75

Categories:

Нетерпимость, принимаемая за гигиену.

Странные выводы возникают в головах у тех, кто хочет защитить, а возможно и возродить то, что давно отжило свой век и было вызвано отнюдь не мыслями о гигиене или защите от инфекции, но совершенно откровенно было направлено на отделение своих от чужих, то есть имело в основе фанатизм и отрицание единства человечества. Своего рода духовный расизм. 

Стефан С. ПОЛЕЗНАЯ СТРОГОСТЬ. Ритуальные правила и запреты старообрядцев с точки зрения гигиены и карантина при эпидемиях

Старообрядцы унаследовали от практики дониконовской Церкви Московской Руси многочисленные ритуальные правила, регламентирующие поведение христиан при контакте с внешним (в религиозном смысле) миром - еретиками и сферой нечистого. В Большом Потребнике Патриарха Филарета (1620-е гг.) содержится чин воссоединения с Церковью для бывших в общении с еретиками и вместе с ними евших и пивших.

Эпидемии приходили в Московское царство из чужеземных государств, поэтому такая мера как изоляция от соместных трапез являлась не только религиозной, но и противоэпидемиологической.

"Аще арменин испиет из сосуда, таковому сосуду (сиречь чаше или иной какой) молитвы не давати, но разбити", - заповедует “Кирилова Книга” (лист 369). "Всякаго ядущаго со еретики, или пиющаго, или дружбы деющаго, и любви единения, сиречь со арменином, или со яковитом, или мосулманином, или с павликианом, или иже суть прочии таковии, иже суть патерфи, и богомили, таковаго анафема", - приводит Большой Потребника правило Зонары 112. "Иже со арменином кто яст, или с павликиянином, или со инем еретиком каковем любо: аще паче любовь имеет кто с таковым, сему глаголем, да оставится. Того ради приходит ко церкви чисте. Аще неведением се сотворил есть, да освятит его иерей, дав ему заповедь малу от запрещения. Аще ли не послушает наказания, но хощет с ними ясти и пити, таковыи со християны да не яст, и в церкви да не приемлется, но отвращатися всякому християнину, яко от идолослужителя”, - заповедует тот же Зонара (Зонар) в правиле 76.

На том же основании православные в Московии не принимали в свои дома чужестранцев-еретиков, потенциальных разносчиков инфекций: “Аще кто приходит к вам, и сего учения не приносит, не приемлете его в дом, и радоватися ему не глаголите. Глаголяй бо ему радоватися, сообщается делом его злым [2 Иоан., 1:10-11]. Толкование [на апостольскую заповедь]. Тех, кому пишет послание, апостол предостерегает, чтобы они приходящаго к ним без сего исповедания (учения Христова) не только не принимали под кров свой, но и не удостоивали приветствия, потому что приветствие от нас должно быть делаемо только тем, кои единонравны и единоверны с нами. Ибо кому мы должны молить благополучия, как не единонравным и единоверным с нами? Если же будем приветствовать нечестивых, что прилично только в отношении к единонравным и единоверным; то этим самым показываем, что мы в общении с ними, и что они уже увлекли нас в свое нечестие" (блаж. Феофилакт Болгарский, Толкования на 2 послание св. апостола Иоанна Богослова).

В Московии были распостранены авторитерные тексты — святительские послания и поучения, - осуждавшие паломничества и путешествия в чужие земли.

"А иже се рехъ: идоутъ въ стороноу в Ероусалимъ къ святымъ, а дроугымъ азъ бороню, не велю ити: сде велю добромоу емоу быти. Ныне дроугое уставихъ: есть ли ми, владыко, въ томъ грехъ? – Велми, рече, добро твориши: да того деля идетъ, абы порозну (праздну) ходяче ясти и пити; а то ино зло борони, рече" (Вопрошание Кюриково епископу Новгородскому Нифонту и другим - цитируется по Кормчей XIII в.).

"О благоверные христиане русские! Кто по многим землям плавает, тот во многие беды попадает и веру христианскую теряет. Я же, рабище Божий Афанасий, исстрадался по вере христианской", - свидетельствует о себе знаменитый Афанасий Никитин, путешествие которого продолжалось с 1466-го по 1472 г. На обратном пути, не доезжая Смоленска, Афанасий Никитин умер.

В Большом Потребнике имеется также чин переосвящения храма, если в него войдет еретик (“неверный”) или заскочет пес.

Вообще московиты, как и византийцы, были брезгливы. В перечне “вин латинян” (как бы сказали в наше время, отступлений католиков) были следующие: "Скверно ядение же, и вся пищи повелевают ясти без страха... и со псы в церковь ходити... и гипсы и волки ясти. И ина многа неподобная беззаконный сей устави, со единомысленники своими римляны. И сих ради отвержени и прокляти... Давленину ядят, и звероядину, и мертвечину, и кровь, и медведину, и выдры, и желвы, и еще и тех сквернейша и скареднейша. Но о сем обличает их святых апостол правило, 63" (Деяния Московского Собора 1621 г.).

К примеру, употребление в пищу медвежатины ("мечка" - по Зонару) может привести к заболеванию трихинеллезом и смерти. Мясо хищных животных, питающихся мертвечиной, является смертельно опасным для человека, поэтому пищевые запреты на скверноядие были вполне обоснованы и с медицинской точки зрения.

В Потребнике есть и чины освящения колодцев и посуды, в которые попало что-то нечистое (дохлая мышь и т.п.). Такие сосуды предварительно омывались, а из колодцев вычерпывалось 40 ведер воды.

Многочисленные земные поклоны до Никоновой реформы творили на коврики, чтоб руками и челом не касаться земли. Старообрядцы превратили их в “подручники”, к которым для удобства пришивали ручки, делали их нарядными - из лоскутов разного цвета.

Безпоповцы, руководствуясь дораскольной логикой о ритуальной чистоте, пошли дальше. Так, посуда у староверов разделяется на христианскую, для оглашенных, мирскую, стряпильную, поганую и очень поганую. Из христианской едят христиане, из мирской - отступники и некрещеные, в стряпильной готовят (в нее не лазят мирскими ложками), в поганой стирают, моют, кормят скотину, в очень поганую — испражняются. Не ставят чистую посуду на землю или на пол, но только на скатерть. Всегда закрывают или убирают посуду в шкаф или сундук, ссылаясь на пример из Патерика, где рассказывается о старце, которому в пустыне явился зловонный бес и сказал, что купается в непокровенных сосудах, и пьющие из них христиане после этого болеют.

Старообрядцы закрывают сосуды, даже если в них нет содержимого. И это хорошая гегиеническая мера: в такой сосуд не попадут мышь или муха.

Постельное белье староверы застилают по принципу “голова к голове”, “ноги к ногам” и накрывают покрывалом, чтобы не “испоганили” кошки. В доме держат только кошек, чтобы ловили мышей, и певчих птиц, собаки же живут во дворе и в дом их не пускают.

После стирки в поганом сосуде, белье окатывают чистой водой. После бани также окатываются из чистой посуды.

После прикосновения к нечистому обязательно моются руки.

Для традиционных староверов обязательна еженедельная помывка в бане и генеральная, влажная уборка дома.

Безпоповцы-феодосеевцы в своих правилах о ритуальной чистоте дошли до того, что разделяют пауков, попавших в сосуд, на более нечистых (которые бегают по земле) и менее нечистых (которые живут на потолке).

Так же феодосеевцы “отмаливают” брашна, купленные на торжище (продукты, купленные в миру, - на рынке или в магазине).

Ревностные безпоповцы-спасовцы и иночествующие странники только через подол одежды или руками, одетыми в варежки (перчатки), брались за дверные ручки и другие предметы, к которым могли прикасаться “мирские” (очень похоже на нынешнее правило о ношении перчаток вне дома во время эпидемии!).

Уже в послереформенные времена — например, в XVIII веке — богатые люди нередко пристраивали к простецам-старообрядцам во время эпидемий своих детей, заметив, что старообрядцы много меньше болеют, чем прочее население Российской империи. Оба московских центра старообрядчества - Преображенский богадельный дом (безпоповский-феодосеевский) и Рогожский богодельный дом (беглопоповский) - появились в 1771 г., когда в Москве бушевала чума. Старообрядцы ухаживали за свой счет за больными, лечили, кормили, одевали их, а почивших хоронили.

Так что не лишены основания слова некоторых современных старообрядческих лидеров, что древлеправославие сохранило весьма полезные для современной медицины навыки и традиции. Жаль, что во время реального испытания эпидемией почти уже и не нашлось живых носителей, примеров тщательного исполнения таких традиций...

_________________________

P.S. Странно, что иудеев обвиняют в том, что свои для них только единоверцы, а все чужие народы — гои, презираемые и не подлежащие соблюдению норм морали, существующей внутри иудеев.

"Аще арменин испиет из сосуда, таковому сосуду (сиречь чаше или иной какой) молитвы не давати, но разбити" 

Оригинальная антиэпидемиологическая мера. Неужели армяне, иные по православной вере, чем старообрядцы, были носителями заразы?

В таком случае гораздо практичнее традиции у мумсульман. Если твоей одежды коснулось нечистое животное, свяинья или собака, то одежду нужно мыть песком, а потом семь раз стирать в воде.

Да и гигиена у мусульман хотя бы разумная: войти в мечеть можно только после омовения ног, рук и лица. 

А если мы посмотрим на иудейские традиции кошерности, то тогда староверы окажутся просто эпигонами.

Ничего разумного, кроме запретов, ведущих к оскудению мысли и чувства, к фанатизму и мракобесию, найти в обрядах всех аврамических религий трудно.

Но нам почему-то вместо разумности и уважения к старине преподносят какие-то дикие нормы отживших ценностей неприятия чужого и непохожего на тебя по вере и обычаям человека.

С другой стороны, чем больше узнаем мы о старинных давно живущих замкнутым узким кругом религиозно зашоренных общин, тем больше убеждаешься, что религия — это не только опиум, но и начало фашизма, начало неприятия инакомыслия и иноплеменности.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic