ansari75

Время пандемий или монастыри просят помощи

Время пандемий, катастроф или масштабных военных действий становятся временем пересмотра мировоззренческих доктрин, временем переоценки ценностей и установления истины, а иногда и временем создания новых более масштабных и глобальных иллюзий.

Прозрение наступает и сейчас. Но прозрение это становится в то же время и реальным представлением о том идеале, который мы искали в православии.

 Взглянем на сегодняшнюю реальность. А реальность такова, что если народ остался без зарплат, то и вера его оскудела.

Вы думаете почему церковники по сей день раздувают слухи о том, что никакой пандемии нет, что это намерено приписывают цифры инфицированных сами врачи. И предъявляют справку о том, что они якобы информированы о заражении. Но даже наивный школьник всегда спросит: а есть у вас на руках результат? Нет? Так кто вас заставляет подписывать? Наместник? Или вы думаете, что показав пустую справку, все поверят в миф о приписках?

Нет, дело гораздо прозаичней: ценой собственного здоровья монахам нужно зарабатывать. Иначе в инете появится вот такой пост: 

Катерлезский Свято-Георгиевский монастырь просит помощи.

Монахи самой известной обители Тверской области просят о помощи

Николо-Сольбинский женский монастырь Переславльская епахия РПЦ МП

Просим вас откликнуться на наши насущные нужды и помочь по возможности.

Затраты на продукты питания.

Оплата бензина, содержание и ремонт автотранспорта.

Заработные платы постоянных сотрудников.

Обращаюсь к вам с просьбой о помощи Свято-Знаменскому женскому монастырю г. Гороховца Владимирской области. Помочь можно как деньгами, так и продуктами, а так же вещами.

Монастыри просят помощи. Причем не один какой-нибудь в сельской глухомани, а вполне себе приличные, даже богатые столичные монастыри. К примеру, Данилов монастырь разослал своим прихожанам просьбы о посильной помощи деньгами и даже продуктами. Правда, пока он обращается конфиденциально к тем, кто известен братии в качестве прихожанина. Но тем не менее, положение у него не их лучших

В середине апреля, перед страстной неделей, он рассчитал всех своих наемных приходящих работников от бухгалтера-кассира, до певчих и свечниц. Певчие, правда, те, что поют на молебнах, монастырю на Страстной неделе и на Светлой седмице не нужны. Но тем не менее, их рассчитали полностью, с увольнением по  трудовым книжкам. Но сокращения не помогли. Он закрыт для прихожан, и теперь монастырь остался без денег.

Кто виноват? А виноват неверный расчет власти, решившей, что религия так важна людям, что сама себя может прокормить. И вместо того, чтобы сделать православие государственной религией и платить и монахам, и попам казенное содержание, оно решило, что правы антисоветчики, что в советское время церкви закрывало государство, а не сами церковники, не получавшие нужного дохода, чтобы содержать храм и священника. 

Ах, как развернулись попы и, радующиеся росту православных святынь и монастырей, государевы чиновники. Вот готовая идеология. Дай только свободу в исповедании веры и все пойдет отлично.

Но не пошло. Пошло только там, где помогали спонсоры, или  само государство, занятое выделением бюджетных средств на реставрацию и общие программы по охмурению доверчивого населения: ежегодное принесение Благодатного огня, привоз мощей и святынь с Афонских гор или дальних иудейских равнин.

Да, граждане потоком лились к святынькам, мчались во все монастыри подавать записки и жертвовать свои скудные заработки на молитвы и свечи. Но граждане без обязательного налога, это все равно, что ливень в жаркий день. Пролился, а там – уже и сухо. Иссяк поток, пересохли ручейки. Грянула эпидемия и карантин высушил остатки влаги.

Более того, упорство в требовании не закрывать храмы обернулось не всплеском всенародной веры в Христа, а некоторым прозрением и отрезвлением, когда болеть и умирать стали и священники, и молитвенники-монахи.

Подобный итог в деле фанатизма заставил даже некоторых вопреки порядочности, любви к ближнему и уважению к почившим, писать, что это якобы наказание за интриги, себялюбие и служение в «сергианской церкви».

Но увы, вирус не стал разбираться, кто «сергианец» а кто верный православный старой закалки. Так что старообрядцам из Рогожской общины  пришлось кривить душой и скрывать случаи заражения.

К сожалению, из Рогожского поселка в Москве - духовного центра Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) - доносятся тревожные вести. Возможно, там, в довольно компактном и замкнутом пространстве, есть заразившиеся короновирусом COVID-19.

«Я думаю, что на Рогожском надо ввести жёсткий карантин, - написал 27 апреля чтец Даниил Солонников, известный и потомственный рогожанин, врач по профессии. – Давать всё необходимое волонтерам, чтобы они передавали. Там эпидемия!»

Надо отметить, что во время Великого поста, когда в Москве стремительно распространялась короновирусная инфекция, на Рогожском господствовали настроения бравады, самонадеянности, убеждённости, что “истинно верующим” эпидемия не грозит. Редактор одного из популярных среди рогожских прихожан интернет-изданий даже побуждал их почаще приходить на службы, но сам при этом предусмотрительно помолился Пасху дома.

О. Алексей Михеев, настоятель одного из подмосковных старообрядческих храмов, подтвердил в соцсетях, что на Рогожском действительно возникла какая-то эпидемия: «Уважаемые православные христиане! Сообщаю вам, что знаю лично, а не понаслышке, потому что служил на Рогожском на Светлой неделе. В Рогожском приходе действительно люди болеют, или переболели гриппом. А симптомы гриппа очень сходны с симптомами короновируса. И никакой паники нет. И если один Соколовский попал под подозрение, не значит, что пол Рогожского заразились. У зараженного короновирусом сразу высокая температура, потом пневмония. И дома не усидишь, когда дышать нечем, сразу скорую вызовешь. Вот только места для лечения не везде есть».

Оставим на совести старообрядцев утверждения, что у них у всех всего лишь ОРВИ. Тот факт, что заболевших достаточно много, говорит  не в их пользу. Гриппом они так никогда не болели.

На самом деле не имеет никакого значения, болеют монахи или нет. Ситуация, поставившая весь мир в положение: спасай себя сам, оказалась совсем не в пользу церкви.

Своими силами без притока прихожан и без их щедрости власти монастыри и храмы не выживут. 

Попытки заниматься сельским хозяйством по монастырям наивны и несостоятельны. Еще раз именно монастыри демонстрируют закон: без эксплуатации наемного труда выжить можно только при социализме и при коллективном хозяйстве. А монастырь – колхоз. Он в этой области дилетант и не располагает наемным трудом в достаточной степени.

Ни один монастырь еще в прошлые века не жил своим трудом, но только трудом приписных крестьян. А таковых сейчас не может найти даже метр помещик Михалков.

Однако, пандемия длится всего месяц, а монастыри без средств к существованию. Что за притча? Ведь поток паломников не иссякал последние годы. Где же деньги, где накопления на черный день?

Государство, рассчитало на идеологию и возложило способы заработка средств православной церковью на прихожан и на сотрудничество теневых структур в деле дележа бюджетных средств между патриархией и чиновниками.

И зараза коррупции проникла глубоко в ту часть общества, которая по сути должна была бы воспитывать нравственность в населении, но в силу устаревших методов контроля и ответственности, превратилась в систему по размаху коррупции спорящей с чиновничеством.

Почему богатый монастырь остается без средств? А потому что существует особая система по изъятию его денежного капитала.

Многие, наверное, удивляются частому переходу одних иереев на места других, множащемуся епископату и дроблению епархий на мелкие уделы. А удивляться не следует. Это никак не связано с улучшением администрирования или заботой о приходах.

Это система по отъему денег у того или иного епархиального или приходского центра. Взятки платятся взятками. Но не в них соль. За взятку тебя охарактеризуют так, как следует, поставят в список достойных. А вот основная мзда за место пойдет уже тогда, когда новый настоятель, епископ или архимандрит усядется на место.

Он в первые же месяцы обчистит местную казну так, что приход или епархия еще долго будут выбираться из долгов.

Так произошло и в том монастыре, который самый столичный, самый крутой, но и внезапно и самый нищий. Он недавно расплатился своими деньгами за нового наместника. Кто проверит?

В одной епархии в советский период менялся архиерей. Он приехал и ничего не взял для Москвы. Если и платил за место, то личными деньгами. После его смерти на его счету, на сберкнижках не оказалось никаких десятков тысяч. Всю его ценность составляли панагии и кресты. А двухкомнатную квартиру он делил с престарелой мамой.

Приехал новый. Этот даже удвоил и утроил казну епархии. Средства он имел свои, потому что в период перестройки умело вложился в московский бизнес. Уезжая, он оставил в кассе несколько миллионов рублей.

Приехал вновь назначенный. Думаете, удвоил или утроил наследство? Ничуть не бывало.  Миллионы улетели в Москву в первый же месяц. Но зато он сидит на месте крепко, а епархия не вылезает из долгов.

Как ей закрыть храмы на Пасху? Не только на зарплату денег не будет, но и за коммуналку не расплатиться. Не случайно же патриарх обращался к правительству с просьбой отменить церкви коммунальные платежи.

Вот такой расклад в денежных проблемах РПЦ МП.

Пандемия прекратила поток денежных средств от населения. Прекратились реставрации и стройки. 

И как результат мы имеем только один давно известный факт: религия без власти и ее поддержки не живет. Более того, нравы портятся не от безнравственных людей, а от системы, когда безнравственность становится обязательной нормой жизни.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic