ansari75

Categories:

Ханс Бергстрем- Правда о «шведской модели».

Неортодоксальный ответ страны на вирус.


Ханс Бергстрем-профессор политических наук в Гетеборгском университете и член Королевской шведской академии инженерных наук. А также бывший главный редактор ведущей шведской ежедневной газеты Dagens Nyheter.

Увидел статью Ханса Бергстрема-Мрачная правда о «шведской модели» (ссылка в конце заметки), В ней он излагает свою точку зрения на то, что руководство Швеции отказалась от национального карантина и предложило другой способ борьбы с COVID-19. Содержание этой статьи мне показались достаточно аргументированными и поэтому я хотел бы кратко изложить ее суть в своей заметке.

Неортодоксальный ответ страны на коронавирус популярен в Швеции и заслужил похвалу в некоторых странах за рубежом. Но это также способствовало высокой смертности от вируса.

В Стокгольме бары и рестораны заполнены людьми, наслаждающимися весенним солнцем после зимы. Школы и спортивные залы открыты. Шведские чиновники предлагали рекомендации в области общественного здравоохранения, но ввели лишь несколько ограничений. Официальное руководство не рекомендует людям носить маски.

На ранних стадиях пандемии правительство и большинство комментаторов с гордостью приняли эту «шведскую модель», заявив, что она основана на уникально высоком уровне «доверия» шведов к институтам власти и друг к другу. Премьер-министр Стефан Лёфвен призвал к самодисциплине шведов, ожидая, что они будут действовать ответственно, не требуя указаний властей.

На практике основная задача борьбы со вспышкой болезни была возложена на одного человека: государственного эпидемиолога Андерса Тегнелла в Национальном институте общественного здравоохранения. Тегнелл подошел к кризису со своим собственным твердым убеждением в отношении вируса, полагая, что он не будет распространяться из Китая, а отдельные случаи поступающие из-за границы удастся купировать на раннем этапе.

Поэтому тысячам шведских семей, возвращающихся с катания на лыжах в конце февраля в итальянских Альпах, настоятельно рекомендовалось вернуться на работу и в школу, если у них нет видимых заболеваний, даже если члены семьи были инфицированы.

Рабочие возобновляют работу на заводе Volvo Cars, в Торсланде, Гетеборг, Швеция, в пятницу, 17 апреля 2020 года.

Следует отметить, что выбор политики государственного эпидемиолога подвергся резкой критике со стороны независимых экспертов в Швеции. Около 22 самых известных профессоров в области инфекционных заболеваний и эпидемиологии в стране опубликовали комментарий в Dagens Nyheter, призывающий Тегнелла подать в отставку и призвать правительство принять другой курс действий.

К середине марта правительство вынуждено было занять более жесткую позицию по борьбе с вирусом. С тех пор оно играет в догонялки. С 29 марта Премьер-министр Стефан Лёфвен запретил проведение публичных собраний более 50 человек. С 1 апреля, он запретил посещение домов престарелых, после того как стало ясно, что вирус поразил около половины учреждений Стокгольма для пожилых людей.

Подход Швеции оказался ошибочным по крайней мере по трем причинам.

1. Самодисциплина в шведском обществе оказался не на должном уровне.

2. Шведским властям лишь постепенно стало известно о возможности бессимптомной передачи. Инфицированные люди являются наиболее заразными до того, как у них появляются симптомы.

3. Изменился состав населения Швеции. 25 процентов населения Швеции - 2,6 миллиона человек из общей численности населения 10,2 миллиона человек - не являются этническими шведами. Очень высокий процент заболевших среди иммигрантов из Сомали, Ирака, Сирии и Афганистана.

Сейчас слишком рано делать выводы о "шведской модели". Но можно констатировать, что уровень смертности от COVID-19 в девять раз выше, чем в Финляндии, почти в пять раз выше, чем в Норвегии, и более чем в два раза выше, чем в Дании. Согласитесь очень разительные различия по сравнению с ее северными соседями. Дания, Норвегия и Финляндия на раннем этапе ввели жесткую политику карантина при активном политическом руководстве.

Теперь, когда COVID-19 широко распространен в домах престарелых и других общинах, шведское правительство вынуждено было отступить. Другие, кто может соблазниться «шведской моделью», должны понимать, что ее отличительной чертой является более высокая смертность.


Sergey Grigoriev

_____________________________

P.S. Почему-то Швеция  нашим людям поятоянно предлагается в качестве необыкновенно удачного примера социализма. Даже термин ввели «шведский социализм», «шведская модель». Но есть еще и шведская семья, а теперь вот, в момент всеобщего прозрения, явилась коронавирусная Швеция, далекая от идеала. Правда, у нас некоторые упорно твердят, что вот в Швеции нет никакой самоизоляции и все идет прекрасно. А нет ее потому что и медицины там нет. Даже для небольшого числа заболевших там устраиваются военные полевые палаточные госпитали.

Есть и пить в свое удовольствие в моменты мирового процветания, не так уж сложно и далеко не все, что есть в жизни. А вот иметь будущее — это немного иное, чем шведские модели.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic