ansari75

Category:

Потери и находки

Недавно протодиакон Андрей Кураев писал о том, что церковные иерархи не хотят закрывать храмы из опасения, что потеряют потом часть прихожан. Привыкнуть сидеть у телевизора, успокоятся и не будут каждую неделю ходить в храмы.

Резон в таких опасениях есть.

Люди на первых порах готовы возмущаться, негодовать, кричать, что они не готовы терпеть, что им невмоготу то или иное состояние. Но проходит совсем немного времени и мир сходит в их души. Сила новой привычки оказывается более действенной, чем брожение духовных исканий или недовольства.

Привычка свыше нам дана, замена счастию она. Так сказал когда-то Пушкин и он был прав.

Человек не может привыкнуть только к голоду и боли. С остальным он готов мириться, даже с потерей свободы.

Отчасти на такую силу привычки и смирения с данностью уповают все власти, в том числе и церковные, когда налагают новые негативные законы, вроде увеличения пенсионного возраста, или стремление церкви ограничить свободы личностного характера.

Вначале возмущаются , а потом смиряются. А иногда и достоинства в новых положениях находят.

Наша нынешняя самоизоляция и сидение дома, столь нетерпимые недавно, стали приносить свои положительные плоды.

Теперь по вечерам можно видеть освещенными почти все окна в многоквартирных домах. Еще недавно даже в дни зимних каникул удивляла какая-то безжизненность и необитаемость квартир в больших городах.

Помнится, в детстве многие любили смотреть на освещенные окна больших домов. Особенно радостно было видеть в окнах елки и огоньки на Новый год. Но вот прошло несколько лет после перестройки, стали работать до поздней ночи ТЦ, кафе, рынки, которые в бандитские 90-е закрывались в 6 часов как и в Советское время. И многоквартирные дома превратились в темные глухие будто безлюдные строения. Причины найти было трудно: уехали, гуляют, бросили старые квартиры?

И чудо свершилось в период пандемии. И оказалось, что никто ничего не бросил, никуда не уехал и не проводит ночи в клубах. Все в своих квартирах и дома ожили, засияли огнями и украсили сумрак ночи сиянием.

Открылись и другие прекрасные вещи в самоизоляции. Оказалось, что онлайн оперы, музейные выставки и спектакли, которые вроде бы никого не интересовали, особенно молодежь, не понимающую ни классики, ни опер, не читающую книг и не знающую, чем балет отличается от пьесы на сцене, вдруг стали делиться в соцсетях анонсами и опер, и балетов, и спектаклей драмтеатров вперемежку с выступлениями поп-групп типа Сплин или Би-2.

Считающие себя православными индифферентные граждане, не бывающие в церкви даже на праздники кроме Пасхи, вдруг узнали, что такое служба в православном храме и услышали вместе с песнопениями Евангелие.

В магазинах упали объемы продаж продуктов, но упали и цены, вместо того, чтобы вырасти в разы. 

Люди привыкли и освободившись от суеты вдруг увидели мир в ином свете, и нашли в этом мире много интересного и полезного, чего не видели в бесполезной суете обычных будней.

Молодые женщины впервые стали печь пироги и спрашивать у мам рецепты.

Совсем недавно у них не только не хватало времени, но и казалось как-то несовременно печь или готовить дома ужин.

А ведь в самом деле, люди тратили свою жизнь на пустоту покупок, магазинов, на еду и бездумное брожение по городским улицам и паркам, в уверенности что они делают полезные дела развлекая  себя.

Бывают ситуации, о которых говорят, не было бы это вызвано объективной необходимостью, то следовало бы придумать самим. Так и с самоизоляцией. Бунтовали, но смирившись, обрели новый смысл жизни и новое ее видение.

Временами создавалось впечатление, что время деньги стало ускорителем такой силы, что люди просто стали пролетать по жизни, не успевая осознать, что все-таки есть жизнь.

Началось со школьной программы. Детей заставили не читать и пересказывать прочитанное, а читать на скорость, вне всякой попытки дать им понять прочитанное.

Потом с удивлением заметили, как ускорились ритмы. И даже старинные романсы стали исполнять в темпе presto, сократив время звучания где на одну, где на полторы, а то и две минуты.

Классику, особенно романтическую стали сполнять виртуозы детишки с всевозможных конкурсов типа «Щелкунчик», технично, быстро и без осознания того, что означает тема произведения. 

Танцы, исполнение, чтение — скорость, скорость, скорость главное.

Рабочий день превратился из ежедневного восьми часового в трехдневнй по двенадцать часов. Пришел поздно вечером домой и в постель. Когда зажигать в комнатах свет и ужинать всей семьей? Только и остается умыться и раздеться ко сну.

В театрах в моду вошли осовременивание без связи с действием. И ладно бы только эпоха была нарушена и вместо декопраций столбы или вентили с трубами. Но ведь нелепость и несоответствие внешнего вида внутреннему содержанию расхолаживает зрителя. Вместо драмы или трагедии он воспринимает только вентили и трубы, переживая за героя, но не его арию или монолог, полный чувст, а за его эквилибристику и риск упасть с вершины шаткого строения на этих самых трубах сооруженного.

И проскакивают такие спектакли как плевок из трубочки, быстро, неадекватно словам и не пробуждая эмоций.

И вот все замерло и ты, предоставленный сам себе можешь выбирать прекрасный спектакль из Метрополитен опера с Анной Нетребко или осовременненый «Леди Макбет Мценского уезда» в Мариинке Гергиева.

И главное, ничто не грозит тебе разочарованием и потерей заплаченных за билеты денег.

Чудесное время. Спешить некуда, в домах во всех окнах в сумраке горит свет, на коленях — книга или экран монитора с прекрасной трансляцией хотите «Трубадура», хотите группы Сплин.

Правда, мелкий бизнес уже удрученно подсчитывает убытки, а ушедшие в неоплаченный отпуск, боятся остаться без зарплат навсегда. Но время тяжелое рано или поздно пройдет.

Вот только людям нужно не тратить больше время и жизнь на спешку и суету, не над модернизмом трудиться и не осовременивать то, что вечно, а рассчитывать каждый час жизни и бороться за то, чтобы эти часы не стали пустыми и безнравственными, разменяными на иллюзию, а тратить их на сострадание, сопереживание, на радость взаимопонимания и единства взглядов и мыслей.

Народ должен жить в покое и достатке, но для этого он должен вернуться к социализму, что он и поймет в конце концов, осмыслив свою вынужденную самоизоляцию.

А для того, чтобы он этого не осознал, организуются протесты против реально необходимого фактора.

В столице республики Северная Осетия-Алания Владикавказе несколько сот человек в понедельник вышли на "народный сход" – не согласованную с властями акцию протеста.

Люди протестуют против действий властей республики в условиях эпидемии коронавируса. Они утверждают, что их недостаточно информируют о ситуации. Звучат лозунги против режима "самоизоляции", из-за которого, как утверждается, многие жители республики потеряли работу. Один из лозунгов – отставка главы Северной Осетии Вячеслава Битарова и назначение временного правительства во главе с Виталием Калоевым.

Выйти на акцию протеста призывал оппозиционный общественный деятель Вадим Чельдиев, бывший оперный певец, живущий в Петербурге. Он распространял в соцсетях обращения, в которых, в частности, выступал против режима самоизоляции. Во Владикавказе против него возбудили уголовное дело, обвинив в распространении ложных новостей о коронавирусе. Чельдиева задержали в Петербурге.

Почему певец в оппозиции и почему из Петербурга- загадка природы, как впрочем и другой певец-бард.

 Сергей Шнуров написал в Эхо Москвы:

Посмотрел в окно на пустые улицы и стало интересно. В каком режиме мы сейчас существуем?

Это же не то, что было ещё месяц назад. Если официально, то у нас режим «повышенной готовности к чрезвычайной ситуации». Это не ЧС, но почти. Гибридно, как и всё у нас.

Очень удобная формулировка, снимающая обязательства и позволяющая усилить давление. Гибридная чрезвычайщина — это с одной стороны тотальный контроль и ограничительные меры, нарушение которых грозит штрафами, а с другой никаких серьёзных экономических обязательств перед людьми. Выживай — каждый как может.

Гибридная (друзьям помогаем, остальным делаем вид) помощь в виде более чем скромных налоговых послаблений и смехотворных выплат (тем, кто сможет пройти всю череду объяснений и оформлений) никак не компенсирует потери за тот (пока) месяц, который люди и предприятия ВЫНУЖДЕНО не работали.

Если так ещё месяцок посидеть по домам, многим будет просто нечего и не на что есть.»

Оживились всякого рода конспирологи, особенно оккультного толка. У тех уже давно Апокалипсис и число зверя не сходит с уст и нейдет с ума.

Им, к примеру, очень не нравится идея всеобщей вакцинации. И они уже пугают народ, что под видом прививки им всем вживят чип.

Вот только интересно, как без чипов, учета, контроля и слежки в 60-х годах прошлого века сумели привить весь мир от оспы, даже африканцев и афганцев, живущих в самых удаленных местах, то стоит ли бояться нынешних прививок. Если нужно будет, то уследят и без чипов.

Но нет, чип – это интересно, пугающе и интригующе.

А зачем чип? Чтобы следить. Кому и за кем,  можно не объяснять. У нас последний бомж без телефона, компьютера и подрывных мыслей, с одними мечтами о  куске хлеба, очень боится, что за ним будут следить. 

И тому же самому бомжу не понять, что навязывание ему личной свободы и секретности его личной жизни на само деле есть ничто иное, чем как именно уничтожение его собственной личности. Тайна, которая никому не нужна, но уводящая в сумерки неизвестности его права на жизнь, труд и личную жизнь.

И никто не скажет людям: а почему вы будете голодать? Да потому, что вы ничего не имеете и ничем не распоряжаетесь, даже само государство. Ни наемный работник, ни мелкий бизнесмен на самом деле ничего не имеют, ни свободы, ни собственности, потому что все, от вашего небольшого бизнеса, до государственных финансов находятся в руках крупного бизнеса.

Не карантин и не коронавирус виноваты в бедах народа, а то, что капитализм не привык заботиться о простых гражданах всего мира и тратить лишние средства на них.

И никто даже не подозревают, что любой гражданин нужен капиталу только  как рабочая сила и как потребитель одновременно. 

Вот и пытается он внушить народу, что виновата самоизоляция, чиновники или цены на нефть и, конечно прививки-чипы.

Нарушение конституционных прав юристы нашли в карантине, но почему-то в упор не видят того, что в государстве нарушены права на труд, на социальное обеспечение и уж совершенно вне всяких прав, народ, плативший исправно налоги, оставляется государством, а значит капиталистами, без средств к существованию.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic