ansari75

Category:

Торгуем и молимся

Иногда уверения в необходимости тех или иных действий, уверения, что вера сильней любого кризиса или инфекции бывает сопряжены с материальным интересом сторон. Призыв к неповиновению – это не только идеология, но и скрытая от глас причина материального характера. А раз так, то правильно поступает тот, кто не афишируя тайную составляющую своей заинтересованности, смиряется и принимает правила игры. И тогда уже позднее высказанная правда не будет для него ударом по имиджу.

Когда в ответ на призывы власти к самоизоляции и ограничению служб в храмах с большим числом верующих, наши духовные лидеры тут же закричали:  «все те, кто боится молиться, причащаться, целовать иконы и собираться в храме, чтоб даже духу вашего в храме не было! Без вас обойдемся. Дома сидите», 

А протоиерей Дмитрий Смирнов даже призвал не подчиняться властям.

И всё это громогласное исповедание веры и призывы нарушать меры самоизоляции властей, не закрывать храмы и даже попытки подать в суд на губернаторов, вынесших решение о закрытии храма, оказалось вызвано весьма тривиальной причиной: страх потерять доходы.

«Пожертвования, безусловно, упали серьезнейшим образом. Чтобы было понятно: у нас обычно в пост в воскресные дни приходят человек 800, а причащается 300–400. А сейчас даже на Благовещение было 20 причастников. Кроме того, храм находится в удобном месте, и обычно мимо нас проходит большое количество паломников. Это тоже прекратилось. Мы сейчас устроили возможность подачи на сайте записок онлайн, возможность поставить свечу — без указания суммы пожертвования. Везде написали, что можно позвонить в лавку, продиктовать имена на поминовение, попросить поставить свечу, передать в алтарь ладан или кагор. 

Мы вынуждены были сократить певчих с восьми до одного человека, семь ушли в неоплачиваемый отпуск. У них и так не было никакого оклада, это сдельная работа: человек вышел и получил за службу. С уборщицами то же самое: две уборщицы раньше убирались каждый день, сейчас только раз в неделю. Их работа тоже сдельная, и теперь они, соответственно, получают меньше. 

Если этот месяц еще можем продержаться на общих запасах, то дальше в планах настоятеля начать расходовать на содержание храма деньги, пожертвованные на целевые сборы. Особенно если сохранятся коммунальные платежи или взносы в патриархию. Это средства, которые мы собираем не первый год. И это болезненный момент: люди жертвовали на конкретные вещи, а мы это будем расходовать на поддержание жизни храма. Так мы выживем пару-тройку месяцев, не больше. И делаем это, естественно, в надежде потом восполнить. Но как оно сложится, сказать сложно.»

Понять внезапно обедневших церковников можно. Но как быть в этом случае малому бизнесу и простым наемным работникам? Они в таком же положении. Только с той разницей, что у бизнеса есть налогообложения и арендная плата, а у церкви ни того, ни другого. И все-таки она увольняет своих верных служителей, своих верующих во Христе братьев и сестер.

Но зачем же было лгать с самого начала и бороться всеми силами за доходы?

Католические и протестантские церкви с самого начала из милосердия призвали христиан не посещать храмы. То же сделали и мусульмане, хотя у них как и у христиан с иудеями в том же апреле самый большой праздник.

И теперь они открыто говорят об убытках, вызывая жалость, а не злорадство и недоверие.

Наши же отцы церкви оказались самыми непослушными и самыми не человеколюбивыми. Христос не призывал жертвовать собой людей в условиях, когда нужно не Бога и веру защищать, а только свои доходы. 

И теперь о том, что среди священников тоже есть инфицированные, церковные сми  пытаются скрыть, чтобы не обличить самих себя в делах неправедных.

По иронии судьбы, Легойда, чей заместитель госпитализирован с подозрением на COVID-19, мог перезаражать коронавирусом всю рабочую группу по координации деятельности церковных учреждений в условиях распространения коронавирусной инфекции, созданную патриархом 23 марта. 

Кроме самого Легойды, в группу вошли лучшие умы Патриархии по версии патриарха Кирилла:

— Управделами митрополит Дионисий (Порубай);

— Его заместитель епископ Савва (Тутунов);

— Главный по добру в РПЦ епископ Пантелеимон (Шатов);

— Главный священник Москвы протопресвитер Владимир Диваков (ему 82 года);

— Председатель Учебного комитета протоиерей Максим Козлов;

— Гений внешней политики РПЦ протоиерей Николай Балашов;

— Личный секретарь патриарха Кирилла архимандрит Алексий (Туриков) — контактирует со святейшим в ежедневном режиме;

— Юрист от Бога игумения Ксения (Чернега). 

Все они должны пройти проверку на коронавирус.

Патриархия напугана.

***

Владимир Легойда спешно опроверг «слухи о заражении коронавирусом членов рабочей группы при патриархе». 

И это странно. Церквач, которого Легойда как обычно не называет, лишь выразил опасение, что болезнь его заместителя могла скосить лучших людей РПЦ по версии патриарха Кирилла. 

Выяснилось, что комиссия по коронавирусу работает «дистанционно, либо с соблюдением всех необходимых мер предосторожности» — неужели в масках?

За их судьбу мы можем быть спокойны. 

Болезнь своего заместителя Игоря Мещана Пресс-секретарь патриарха отрицать не стал. 

А вот дальше — прямая ложь: 

Легойда «опроверг информацию о том, будто его синодальный отдел и пресс-служба патриарха Кирилла находятся на карантине».

Для тех, кто еще верит синодальному пиару, предлагаем набрать телефон отдела +7 (495) 781-97-61

Интересно, кто вам ответит: автоответчик, или дезинфектор?

ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛ «ЦЕРКВАЧ», 10 апреля 2020 г.

Но церковь не только умалчивает о собственной бренности и уязвимости прихожан и клириков со стороны вируса. Она не складывает оружия и не смиряется, надеясь через суд добиться не просто  разрешения служить в храмах, а прежде всего добиться возмещения убытков, нанесенных властным запретом, не законным пор их мнению и ущемляющим их конституционные права.

"О всех случаях... немедленно сообщать". Циркуляр Екатеринбургского митрополита РПЦ МП в связи с запретами властей посещать храмы


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic