ansari75

Category:

Не легко быть фермером.

Принуждение к самоликвидации​


«Люди никогда — никогда! — не смогут выбраться из долгов». (Из книги Э.Шелдона «Миллиарды — банкирам, долги — народу»).

Николай Петрович Радугин — доктор экономических наук, заслуженный работник сельского хозяйства России в своей книге «Радикальная экономическая реформа» в Российской Федерации и продовольственная безопасность страны» пишет о том, что к концу первой пятилетки «реформ», к 1996 году, поголовье крупного рогатого скота сократилось на 20 млн голов и 70% молочных продуктов в стране производилось из импортного сухого молока самого низкого качества.

В работе Н. П. Радугина упоминался доклад Всемирного Банка, в котором содержались рекомендации по проведению реформ. Я решил найти этот доклад. В «Ленинской библиотеке» его не оказалось, но по подсказкам сотрудников «Ленинки» я нашел эту работу в подвалах «Российского экономического университета им. Плеханова», в научном фонде. Похоже, что это единственный экземпляр в стране на русском языке.

Работа называется «Стратегия реформ в продовольственном и аграрном секторах экономики бывшего СССР». На английском языке доклад был опубликован в 1992 года, на русском — в 1993.

Вот некоторые положения из этой работы.

● ликвидация системы государственных заказов;
● отказ от прямого кредитования сельского хозяйства и поднятие ставок сельскохозяйственного кредита до уровня ставок коммерческого кредита;
● безотлагательное введение законодательства о банкротстве с тем, чтобы вынудить несостоятельных в финансовом отношении предприятия прибегнуть к процедурам банкротства или самоликвидации;
● создание ориентированного на рынок сектора животноводства требует сокращения поголовья КРС на 15–20% от уровня 1991 г.

Так вот откуда эта «нечаянная радость» на нашу голову свалилась. Из-за океана.

Что такое «госзаказ»? Это гарантия, что проблем с реализацией продукции не будет. В 1992 году система «госзаказа» работала, а в 1993 уже нет. Когда я в августе 93-го привез на «реалбазу» зерно из-под комбайна со своего поля, представитель администрации «реалбазы» отказался заключать со мной контракт на закупку зерна, сославшись на то, что прошлогоднее «Постановление» утратило юридическую силу, а бункеры уже заполнены до отказа.

Я сгоряча спросил: «А что мне делать с зерном?». Мне ответили: «Вы хозяин, что хотите, то и делайте. Можете высыпать зерно на землю, только машину отгоните подальше от ворот».

И про коммерческий кредит для фермера я знаю не понаслышке. В 1992 году я брал кредит под 8% годовых и проблем с его погашением не возникло. А в 1993 году кредит уже был по коммерческой ставке, под 28% годовых с последующим изменением этой ставки до 213% годовых со штрафными санкциями в 450%.

Вот первая страница договора, который я заключил с «Мосфермбанком» на три года.

Дата: 28 июля 1993 года, сумма кредита 2450 000 рублей; цель: приобретение сельхозтехники (грузовой автомобиль — ГАЗ-3307), процентная ставка по кредиту 28%.

А через два с половиной месяца, 14 октября, появилась телеграмма «Центробанка» за номером 213/93, согласно которой ключевая ставка ЦБ устанавливалась на уровне 210%.

«Мосфермбанк» отреагировал моментально. Буквально на следующий день я получил письмо от Председателя Правления «Мосфермбанка» господина Сырова Юрия Петровича, в котором сообщалось, что в связи с изменением политики Центробанка, «Мосфербанк» меняет условия кредитного договора. С 15 октября 1993 года процентная ставка по кредиту 213% со штрафными санкциями за просрочку платежа 450%, в том числе и по ранее заключенным договорам. И…, как говорится, «кто не спрятался — я не виноват».

«Ранее заключенные договора» — это как раз мой случай. «Хлебать» мне пришлось по полной, но рекомендации Всемирного Банка: «…прибегнуть к процедурам банкротства или самоликвидации» меня на этот раз не достали. Я все-таки смог погасить этот кредит на новых «людоедских» условиях, но наша фермерская бригада развалилась и производственная деятельность была приостановлена.

Что это за структура такая «Центральный Банк»? В книге В. Ю. Катасонова «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном» (книга 1-я, стр. 182) в ряду конкретных задач, которые решают центральные банки называется и такая: «периодическая организация банковских, финансовых и экономических кризисов в целях экспроприации имущества должников и скупки ростовщиками обесценившихся активов и т. п.»

Вот именно с этим я и мне подобные «новоиспеченные фермеры» начала 90-х, а, по большому счету, вся страна и столкнулись. Что из этого вышло? Об этом пишет Н. П. Радугин (1996), подводя итоги «первой пятилетки» либеральных реформ:

● «абсолютное большинство хозяйств утратило собственные оборотные средства;
● в стране полностью разрушено сельскохозяйственное машиностроение;
● поголовье крупного рогатого скота (КРС) снизилось на одну треть, с 57 до 39 млн. голов. Восстановление прежних размеров поголовья займет 10–15 лет;
● 70% молочной продукции производится из импортного сухого молока самого низкого качества;
● мелкие хозяйства неминуемо должны будут разориться и земля за долги перейдет кредиторам;
● проводимая в стране политика ведет к свертыванию производства, а не к его развитию».

Прошло четверть века. Поголовье крупного рогатого скота в России за это время сократилось еще на 20 миллионов голов, до 18 млн. в 2017 году.

Из чего сейчас производят молочные продукты в России? Не знаю. И не знаю, кто может ответить на этот вопрос. С какими финансовыми проблемами столкнулись сейчас сельхозпроизводители, об этом дает представление график «Кредиторская задолженность сельхозорганизаций за 2006—2017 гг.»

С 2006 по 2017 годы кредиторская задолженность выросла с 0,5 до 2,8 трлн. рублей, а такой показатель как «отношение кредиторской задолженности к выручке в %" все время остается выше отметки 100%. Это означает — кредиторская задолженность ​ навсегда!

P. S. Графики «Поголовье крупного рогатого скота» и «Кредиторская задолженность сельскохозяйственных организаций» взяты из моей статьи «Парадоксы аграрной статистики».

Владимир Иванов

___________________________

P.S. Фермер всегда прав. Конечно, рыночная экономика это не госзаказ. Но у нас и без госзаказа есть очень много возможностей быть фермером, отжимать деньги у государства и ничего не производить.

В условиях России единственный выход для сельского хозяйства это кооперация. Колхозы создавались не по идеологическим и политическим причинам, а чисто по экономическим: продовольственная безопасность.

Но зачем она нужна, если задешево можно купить бананы и апельсины, о которых мечтали советские люди в повести В.Аксенова «Апельсины из Марокко». Самый нужный продукт, конечно.

А вот для мелкого единоличника стать кулаком в наше время не получится: крестьянства, готового трудиться на кулака не осталось. Или почти не осталось. Нужно на машины пересаживаться и размер хозяйств увеличивать.

Но здесь тоже проблемы. Тракторный завод один и продает он технику не по благотворительным ценам.

Есть еще договоры с торговыми сетями. Очень многие фермеры, производящие овощи-фрукты заклчают договоры с крупными ретейлами , а мелким столовым и ресторанам остается только покупать на оптовом рынке продукцию, хотя недавно они покупали у тех же мелких фермеров.

Иными словами, живите в радости, кто как пристраивается.

А вот пристраиваться мы умеем очень хорошо. Госсубсидии или гранты, а потом списание на неурожай. Часть полученной суммы отдай в качестве неустойки, а на другую часть живи припеваючи и при этом не сей и не жни. Списать можно очень многое на стхию. Она ведь такая, непредсказуемая.

Правда, проходит эта комбинация, когда ты уважаемый бизнесмен и имеешь связи в администрации области или даже республики.

Очень удобный расклад. 

Так что не стоит винить ни Америку, ни подлый Запад, ни наше государство.

Хотели быть фермерами без колхозов, возмечтали и судьбе кулаков, раскрученных антисоветчиками как самых продвинутых предпринимателях, о некоем локомотиве сельского хозяйства, теперь миритесь с новыми условиями.

Рыночные условия не возникают по чьей-то злой воле, даже евро-американской. Сказали либералы: невидимая рука рынка расставляет все на свои места. Вот она и расставила. Что выгодно продать, то выращиваем и продаем. Что выгодней купить у соседа, покупаем и не заботимся о дорогом мясе или молоке у себя.

А еще лучше госзаказ и госсубсидии, которые при случае покрывает неурожай или пожары. И никто с вас не спросит: а был ли он на самом деле. Часть средств все равно останется в твоем кармане.

 Умному на заметку: не берите кредиты в банке, а только гранты у государства. Вот вам и госзаказ,и господдержка без всяких усилий по ведению сельхозработ.и получению урожая.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic