ansari75

Category:

Как спастись от уныния и скуки.

Наши духовные вожди уверяют нас, что нынешняя пандемия коронавируса – милость Божия, так как дает время нам окунуться в себя.

Вот и давайте окунемся, но не в себя, а в процесс познания мира. И самое первое, что удивляет при взгляде на него, это то, что несмотря на цивилизационный взлет, человечество не взлетело ни мыслью, ни духом.  Впечатление, что пандемия у нас не вируса, а атрофирования  мыслительных способностей и полная духовно-нравственная деградация.

На третий день всеобщей самоизоляции стало ясно, что москвичи делятся на несколько лагерей: есть те, кто впадает от домашнего заключения в депрессию, те, кому такая жизнь нравится, и те, кто вообще не верит в коронавирус.

При этом грустных самоизолянтов оказалось больше всего — 75%, как показал опрос проекта «Здоровье Mail.ru» и сервиса «Все аптеки», пишет агентство РИАМО.

Недовольных спросили, что их больше всего печалит, и среди ответов выявили три главные причины пессимистичного настроя: на первом месте оказался новостной фон (75% ответов), на втором — отсутствие прогулок (36%), на третьем — изоляция от друзей (19%), - как сообщает редакция журнала Москвич.

Интернет заполнен приколами и роликами о том, как ужасно сидеть дома. А журналисты один за другим пишут статьи, пугая граждан последствиями самоизоляции. И ожирение, и депрессия, и нарушение психики, и домашнее насилие, и, главное, вслед за европейцами, восклицания о нарушении прав личности.

Ну, понять Запад и наших юристов-либералов, пугающих европейский и наш мир в том, что это ущемление личной свободы может стать потом постоянным. И так долго завоевываемые демократия и свобода делать что хочу, быть голубым или зеленым, судить за харасмент и комплименты, видеть в браке семейное насилие, а в воспитании детей ущемление их прав, может быть  уничтожены. Печалит их и другое, что вводя в стране карантин, власти берут на себя ответственность за жизни и благополучие людей, то есть, гарантируют им минимальное  материальное и денежное содержание. А это так плохо для крупного бизнеса. Ни тебе дивидендов, ни прибыли в полном размере.

Но оставим интересы бизнеса в покое. Посмотрим на самих самоизолированных.

А они в один голос повторяют байки журналистов: депрессия, гипотония, ожирение, скука, неприязнь к домашним. Ужас, ужас ,ужас.

А ведь еще так недавно все ленты соцсетей были заполнены радостными картинками: сегодня пятница. Отдых, самоизоляция от работы и друзей.

Постоянно слышались стоны о надоевшей работе и мечты о ничегонеделании, о лежании на диване и плевании в потолок. 

И вот эти люди получили возможность посидеть дома без работы, и оказалось, что карантин – это жуткая вещь. «Сижу только два дня, а уже готов биться головой об стену.»

Первые самоизоляционные дни показали, что граждане готовы бездельничать только в условиях шатания по городу и паркам, только с шашлыками и выпивкой. А сесть дома? Это в договоре не прописано.  И начинается как в детском стишке Агнии Барто:

Вот вернулась Ганя в дом,
Слёзы катятся ручьём:
- Ой, пойду обратно!
Дома неприятно!

Можно поверить японцам или южнокорейцам, привыкшим работать на благо страны и народа, привыкших видеть в работе смысл жизни и старающихся сделать ее своим призванием, что без работы они впадают в депрессию.

Но какая же депрессия может быть у охранника магазина или менеджера в зале в торговом центре, когда их работа предусматривает абсолютное отключение мозговой деятельности? Неужели подпирание стенок в магазине или банке является призванием и смыслом жизни?

Это вряд ли. Просто в суете мелькающих лиц в ТЦ, офисах и банках легче не думать и не смотреть на самих себя и свою жизнь.

Совсем недавно, в теплые погожие осенние дни  пришлось мне ехать на трамвае мимо ВДНХ. Народу в  трамвае было очень много, с детьми, с собаками, со скейтами и самокатами. 

Вышли они все на остановке ВДНХ и потянулись плотным потоком ко входу. Все пространство от перехода и остановки до самых ворот представляло собой нескончаемую плотную толпу граждан, полагающих, что они гуляют и отдыхают.

И в душе моей родилась тихая радость, что мне не нужно выполнять повинности гуляния в парке или на ВДНХ, что я могу поехать в гости, пройтись по пустым аллеям перед музеем Космос или просто погулять по старым московским улочкам, наслаждаясь классицизмом и барокко старинных особняков.

Нет, я не против парков и прогулок на свежем воздухе. Но гуляние по дорожкам в затылок друг другу, с чудесами эквилибристике по уходу от столкновения с  велосипедистами, не признающими  своих дорожек, со  скейтами и детьми, жаждущими свободного движения в беге, как-то не казалось мне  заманчивой перспективой. 

Даже в моем детстве в парки не ходили столь целеустремлённо  в  уверенности, что именно  катания по аллеям на велосипеде или гуляние в толпе и есть отдых. Мы, дети бегали на аттракционы, молодежь появлялась вечерами на танцплощадках, а в остальное время модно было зайти в открытое кафе с верандой или побродить по полупустым аллеям.

Теперь же гуляние происходит только там и тогда, когда и где собирается толпа не знающих чем себя занять граждан и потому занимающих себя предложенным от власти развлечением: ярмарками еды, велосипедами, световыми шоу и светящимися декорациями на домах и деревьях: походить, чтобы поглазеть, даже на дорогие блюда кулинарного фестиваля, даже на ларьки с дорогими поделками, даже на катающихся. Поглазеть стало синонимом отдыха и развлечений.

И вдруг именно «поглазеть и послоняться стало недоступным удовольствием. Впадешь в депрессию. 

Некоторые пишут, что время самоизоляции – это хороший повод побыть с семьей, поиграть с детьми, почитать книги.

Но спросите себя, много ли молодых людей, да и людей среднего возраста у кого в доме есть книги? 

Мне в двухтысячные пришлось покупать книги у пожилых людей. Они распродавали библиотеки, ставшие ненужными их детям. Кто получил новую квартиру и не хочет нести в нее  старье. Кто-то вообще уехал из страны и книги  стали тем более не нужны: чужой язык, устаревшие знания, устаревшие взгляды, чуждые европейским ценностям.

У моей знакомой племянник, поселившейся с ней в квартире, первым делом выбросил старую мебель и книги. Даже не захотел заморачиваться букинистическими магазинами. Вынес на помойку и подписные издания, и энциклопедии, и альбомы с репродукциями.

И как в таких условиях восстановить старый обычай домашнего чтения вслух? Это только нам наши мамы в моменты зимних бурь или дождливых унылых периодов читали вслух и Диккенса,  и Чехова, и Тургенева. Даже иногда старые супруги читали вечерами друг другу стихи или любимые произведения.

То же самое и с настольными играми для детей. Было у меня в один момент желание развлечь маленьких детей в период болезни или плохой погоды настольными играми. Оказалось, что и в этом вопросе мы храним иллюзии детства. А современность такова, что настольные игры созданы либо для докторов наук, либо для абсолютных идиотов. 

Времена меняются и трудно старое приспособить к новым условиям. Чтение и настольные игры уже не в тренде. А если и соглашается кто-то послушать книгу, то через некоторое время ты с удивлением и ужасом начинаешь догадываться, что слушающий не понимает того, что ты читаешь. И как ни странно, возраст играет здесь совсем не ту роль, которую мы ему придаем. Маленькие дети слушают с интересом и могут даже пересказать услышанное.  Большие дети старше 18 лет не понимают ничего и не только пересказать что-то не в состоянии, но элементарно запомнить имена героев.

Сейчас многие театры запустили  полномасштабные  исполнения опер онлайн. Это, бесспорно, хорошо. Но вот на неподготовленную публику это производит совсем не тот эффект, который ожидался бы.

Во-первых, оперы не равнозначны по восприятию музыкальной фразы. И тот, кто примется слушать Тангейзера или Валькирию  вместо Евгения Онегина или Травиаты с Аидой, рискуют больше не включать оперу онлайн.

Смущает и непонимание происходящего. Конечно, можно прочесть либретто, но вот в исполнении на чужом языке большинство молодежи будет лишено возможности понять происходящее в полном объеме. 

Когда-то в СССР народ приучали к классической музыке и опере целенаправленно и со знанием дела. На классическую музыку отводился час в середине дня, а оперы транслировали вечерами, над чем иронизировал Булгаков :»Зал будет включен без предупреждения». Но главное, еще с царских времен все оперные тексты были переведены на русский язык и любой слушатель даже без знания либретто мог понять действие.

Теперь же у нас дела обстоят так же как с церковной службой: слушай и не понимай. Церковь не может расстаться с церковнославянским языком, а оперные российские певцы не считают нужным учить партии и на русском и на иностранном языках, предпочитая петь на языке оригинала, потому что они и поют-то в основном для западной публики, а не для нашей.

Трудно, очень трудно развлечь себя самому, если все последнее время тебя развлекали аниматоры, фейерверки, велосипеды, фитнес -центры, без которых люди  станут немощными, некрасивыми, скучными. Еще можно  развлечь себя шашлыками, Макдональдсами и Бургер — кингами, пивом на скамейке. Но и то, и другое и третье возможно лишь при выходе из дома. А сидя в доме? Ничем, абсолютно ничем нельзя себя развлечь. Что же есть наш образ жизни в новой свободной стране?

Недавно в интернет запустили картинку:

Слоняться оказался самым емким термином для определения отдыха в нашем новом понимании, с синонимами: болтаться, околачиваться, таскаться, шататься, шляться, чкаться.  А если точнее – прислоняться к чему либо.  Будем теперь учиться прислоняться к стенам квартиры.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic