ansari75

Categories:

Трудно искать истину в бесправном мире.

Лукашенко заявляет, что следует "формуле Трампа": "Самая тяжёлая проблема — это экономика, хотя мы и стараемся здесь как-то карабкаться, чтобы предприятия работали, чтобы люди получали зарплату. Тут у меня формула Трампа. Мне очень понравилось, когда он откровенно сказал: если мы немедленно не начнем работать (обратился к американцам, где печатают этот доллар, первая экономика в мире), то людей умрёт больше от безработицы и голода, чем от коронавируса. Очень правильно сказал. Так это американцы сказали, а нам что говорить? Нам надо работать и спасаться от этого кризиса, как только можно», - приводятся в публикации на сайте RFI слова Лукашенко.

Известный британский актер и писатель Стивен Фрай в своем твиттере написал, что отношение Лукашенко к пандемии коронавируса и ситуации в своей стране — это «новый порядок лжи, террора и бесчеловечности, Беларусь действительно страдает».

А теперь послушаем наших собственных Лукашенко. Видимо, мнение Трампа о вирусе и приоритете экономики над человеческой жизнью, становятся очень важным идеологическим посылом.

Не слишком открыто, но явно в том же ключе, что и Трамп, рассуждает Александр Баунов журналист, публицист, главный редактор сайта Carnegie.ru

Потери от Covid-19 очевидно велики, ежедневная смертность от него по миру уже превысила смертность от туберкулеза, дневник которой никому не приходило в голову вести.

Сконцентрировавшись на счете потерь от осложнений нового вируса, мы можем упустить из виду другие потери — тоже человеческие.

Скольким подорвет здоровье малоподвижное сидение взаперти без солнца и воздуха. Сколько людей ухудшит состояние, ослабит иммунитет, потому что не может выехать на свежий воздух, в горы, к теплому морю. Просто сменить обстановку. Это будут те же старики, которые умрут раньше, но по причине, которую не покажут по телевизору. Или помоложе с проблемами со здоровьем. Просто люди любого здоровья и возраста, которые пропустят отдых или время привести себя в порядок, и их иммунитет не справится с тем же вирусом, сейчас или потом, в не дай бог следующей волне.

Очень сочувствует автор гражданам Азии и Африки, где людям приходится ютиться в маленьких домиках большими семьями. 

И о бедности грядущей он печется.

А сейчас ко все большему числу людей — и это не в Африке, а у нас в Москве, в Америке, в Европе — подступает бедность. Бедность это не только депрессия, которую многие по-прежнему считают слабостью духа: напрягись и подними настроение. Но не получается. Психическое состояние все большего числа людей ухудшается на глазах.

Бедность — это плохое питание, которое само по себе уносит жизни, рождает хронические болезни, снижает иммунитет. Это когда не хватает на витамины и на лекарства. Растущая затяжная бедность это преступность, которая увеличит число жертв на улицах, в домах, на дачах. Даже в сравнительно благополучных странах с относительно послушным населением, вроде нашей. Уже сейчас так происходит в Италии, Испания на подходе.

Плакать хочется. Но и спросить: неужели карантин всему виной?

Карантин действенная мера, но надо понимать, что прямо сейчас все общества переходят черту, после которой может сформироваться привычка к запретам чего угодно и к любым лишениям, новая плохая норма.

Если быстрой победы на вирусом не получится, выиграет не тот, кто победит вирус, а тот кто научится с ним сосуществовать, как великая цивилизация 19 века сосуществовала с туберкулёзом, холерой и сифилисом. И в конце концов победила.

Как все-таки печалит либералов из Фонда Карнеги ущемление конституционных прав. Совсем как РПЦ МП.

Сколько людей, столько и мнений.

Я, например, знаю много случаев, когда старики отказывались по немощи выходить из дому и после этого проживали десяти, а то и более лет в полном затворничестве в квартире. А монахи, бравшие на себя это подвиг, затворничество? А наши домашние питомцы, которые в большинстве случаев, если не считать собак, чуть ли ни с рождения не видят улицы, двора, природы. И как ни странно, удлинили себе жизнь настолько, насколько даже по законам зоологии им не положено жить. Коты и кошки доживают до 20 лет, хомяки до 4-5-ти лет, хотя в природе 2-3 года. Белые крысы в природе живут 1 - 1, 5 года, а в домашних доживают и до 5-ти.

Другое дело, что не всегда продолжительность жизни является целью человека.

 Таких две жизни за одну,

Но только полную тревог,

Я променял бы, если б мог.

сказал Лермонтов устами своего героя Мцыри. Но думаю, что не карантин причина невозможности реализовать свой талант и творческую силу.

Нет, не стоит беспокоиться о тех, кто не поедет на курорт под теплое солнце. Медицина сейчас гораздо лучше заботится о больных, чем солнце.

И  не в Конституции дело, не в нарушении прав отельной личности, попавшей под карантинные меры. 

И не в свободах и правах личности дело., а в глубоком кризисе перепроизводства, поразившего всю капиталистическую систему.

И бедность подступает к большинству не из-за эпидемии, а из-за экономических проблем ведущих стран.

Как ни прискорбно, но причина  громогласных требований,  показной заботы о гражданах кроется не в карантине и нарушении конституционных прав, а в частных политические и экономических расчетах.

Обратите внимание на государственную политику. Кто стал самым бесстрашным в отношении вируса государством? Чьи президенты не слишком боятся эпидемии и не спешат объявить карантин?

Может быть это цинично, но человеческие жизни не ценят именно те, кто не боится потерять тысячу другую рабочих рук, зная, что эмиграция восполнит потери. Это США и Англия. Страны, где приток мигрантов очень велик, причем не тех мигрантов, которые заполняют Европу, а людей с квалификацией, образованием и возможным вкладом своих трудов в экономику Америки.

А вот европейцы мыслят в рамках гуманизма, невзирая на все либеральные реформы последних лет. Именно реформы привели эти страны к тому, что их здравоохранения не справляются с вызовами времени, а значит есть надежда, что их власти извлекут из этого урок.

Наши критики власти отчасти защищают мелкий бизнес, закрытый на карантин, отчасти интересы своих олигархов и либералов, призванных исполнять свою роль оппозиционеров.

О чем думает Лукашенко, трудно сказать.

Но вот легко сказать, что в нашей стране, с регрессирующей демографией, неквалифицированными  трудовыми ресурсами, зависящей от цены на нефть, власть мечется между двух огней: кризисом экономическим и властным. Власть , зная о плачевном состоянии здравоохранения, не может решиться на конкретные меры, делая только вид, что она действует очень смело и твердо. 

И на поддержку бизнеса, за отмену налогов и снижение кредитной ставки она не смеет заикаться. Вернее, она заикается, но делать ничего не делает.

Между Сциллой и Харибдой, между нефтью и демографией. 

А тут еще подсуетились церковники, либералы, банкиры (не сами, но ангажированными голосами журналистов). И все в один голос упрекают власть в антиконституционных мерах, в несоблюдении прав личности, в оскудении веры.

Вот и не получается быть решительными и требовательными. Наша власть совершенно откровенно демонстрирует то, что она по сути не власть. Ни один закон не исполняется в полной мере. Богатые совершенно свободно могут нарушать закон, а потом платить деньги и продолжать нарушать этот же закон. 

Под антикоррупционные меры попадают те, кто стал на пути у других коррупционеров. А наибольшие сроки получают те, кто только совершил опрометчивый поступок. Нечто очень похожее на процесс над Харви Ванштейном, в котором отчетливо выявляется не рука правосудия, а рука абсурда или заказного витка либерализации наоборот, либерализации мира на фашистский манер.

Банкам и налоговикам предписали налоговые и кредитные каникулы, но они упорно делают вид, что их это не касается и требуют уплаты налогов за март, когда некоторые учреждения культуры уже были закрыты.

Отчего так много было гуляющих горожан в неделю самоизоляции? Почему так робко полиция преграждала путь шашлычникам и компаниям в несколько раз превышающих разрешенное число два? Почему до сих пор не могут остановить сопротивление граждан, настроенных против карантина?

Но почему наши граждане не бывают столько нагло решительны на митингах и почему полиция не бывает столь же лояльна к участникам митингов, как к нарушителям карантина?

Как-то раз довелось посмотреть на рейд общественных поборников защиты ППС от нарушителей. Интересно было наблюдать, как вызванная к месту происшествия полиция пребывала статистами на сцене, не проявляя ни интереса, ни решительных мер.

Какая-то странная взаимосвязь : решительность полиции на митингах и наглое хамство граждан в обычной жизни, но трусость в акциях протеста?

И не мудрено. У нас закон защищает преступников, а полицейские имеют права только на разгон митингов.

Напасть на полицейского с холодным оружием — условный срок, схватить за запястье на митинге — 2 года колонии. Статья 318-я.

«Оторвал рукой шеврон с форменного обмундирования, затем нагнулся, тем самым наклонив свое туловище вперед, после чего нанес один удар рукой». Иллюстрация: Наталья Ямщикова, специально для «Новой газеты»

Так поступил житель Самары Степанов: в ответ на требование сотрудника полиции сообщить свои анкетные данные, подсудимый ударил его кулаком в челюсть. Свою вину он полностью на суде признал. За такой поступок Степанову могло грозить до 5 лет лишения свободы. Суд назначил штраф 50 000 рублей.

Аналогично поступила Попова из Оренбургской области: когда полицейский приехал к ней домой, она, находясь в состоянии алкогольного опьянения, «умышленно, противоправно, с целью применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, нанесла младшему лейтенанту полиции

не менее одного удара металлической крышкой от кастрюли в область головы».

И в этом случае наказание ограничилось штрафом в 10 000 рублей.

Даже в случае, когда преступлению сопутствуют отягчающие обстоятельства, обычные люди получали реальные сроки в 52 процентах случаев, и минимальный реальный срок для них составлял — 7 месяцев, а для участника митинга — 10 месяцев. При том, что среди всех случаев, когда протестующие привлекались по ч. 1 ст. 318, мы не нашли ни одного фигуранта ранее судимого или действовавшего в состоянии опьянения.

Власть боится своего населения или намерено позволяет населению не уважать закон и полицию в быту и на дорогах?  И население понимает, за что оно будет отвечать, а за что нет. Оно не подчиняется власти в поведении по отношению к согражданам, но не выходит на митинги по защите собственных прав и не считает активную политическую и гражданскую позицию необходимой для улучшения самого общества.

Казалось бы, к чему здесь мои размышления по поводу бездеятельности полиции? Но именно действия полиции отражают то, какой закон господствует у нас в стране. Закон это позволяет насилие со стороны любого нарушителя, но только в том случае, если эти нарушители терроризируют сограждан. А вот в отношении власти и богатых – нишкни.

Вот и читаем мы оптимистические реляции о современном состоянии общества и антисоветскую критику прошлого. 

Защитить простого гражданина некому. Закон не позволяет. Так что бессмысленно писать о нарушении Конституции в отношении карантина. Это только пустые фразы ангажированных политиков, а не реальное освещение проблемы, потому что карантин в нашей стране на деле просто декорация, прикрывающая отсутствие профилактических мер и системы здравоохранения.

Нашим гражданам позволено все, кроме  борьбы за свои права, кроме гражданской позиции и попыток ее отстоять, потому что и законы, и исполнители законов существуют и защищают только богатых и деклассированые элементы, неопасные власти и богатым.

Можно еще писать, все равно не угадаете в чью пользу и защиту.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic