ansari75

Categories:

Единство с каким прошлым мы ищем

Глава Русской православной церкви патриарх Кирилл высказался о таком вопросе, как нравственность в СССР. Дело в том, что сейчас, наблюдая современные нормы морали, многие люди утверждают, что нравственности в СССР было больше, чем в современности.

Патриарх Кирилл считает, что частично это так. Но при этом, конечно, многие сразу же вспоминают о том, что СССР был преимущественно обществом атеистическим, а не православным, что нужно четко отметить.

И патриарх Кирилл по этой причине решил объяснить, есть ли здесь какие-то принципиальные противоречия, либо же СССР был не совсем атеистическим обществом, как принято считать.

Патриарх Кирилл признает тот факт, что СССР был в большей части нравственным обществом, где были правильные установки у большинства граждан. С чем же это связано? Патриарх Кирилл уверен в том, что это было связано с тысячелетней историей Руси, где христианство просто «вписалось» в мораль общества.

Таким образом, атеистическое общество в моральном плане было де-факто христианским. По мнению патриарха Кирилла, идеологи коммунизма не сумели подорвать нравственные основы русского общества.

А немногим ранее о том же говорил любимец православной аудитории протоиерей Андрей Ткачев. Вот цитаты из его выступления.
"Мы жили в прекрасной стране. Нам говорили о добре и зле, нас учили читать хорошие книги, нас учили уважать старших, любить друзей своих, подставлять плечо под беду ближнего. Это была библейская эпоха, просто Бог не назывался по имени",

"Нравственность была компонентой советской власти",

"Советская власть это органический этап жизни Святой Руси, парадоксальный, но органический."

"Парадоксальным образом нравственные коды сохранились при атеизме, при декларативном атеизме, когда люди стремились к добру и боялись поклониться мамоне, и подняли на щит коллективизм и коллективный труд и пр. и пр. И эти вещи жили в наше время."

"Это были совершенно библейские вещи. И тогдашние комсомольцы гораздо легче находят Бога, нежели сегодняшние развратники".

Недавно на канале «Союз» показали передачу о советском художнике Викторе Иванове, ярком представителе советского соцреализма, в которой он, не стесняясь и не проявляя дипломатичности, говорил о том, что только советский период  дал искусству истинные шедевры, что только соцреализм позволил увидеть жизнь человека труда во всей своей полноте и красоте.

Что же произошло с агрессивным антисоветизмом церкви? 

Ведь она все еще множит списки репрессированных, открывает новые Бутовские полигоны и всеми силами пытается отрицать все завоевания советской власти, все блага и достижения науки и культуры, отданные  простому рабочему человеку. Неужели патриарх Кирилл почувствовал, как постепенно зреет недовольство в обществе той агрессивной политикой, которую проводит церковь под его руководством.

Невзоров , к примеру,считает, что церковь, безусловно, хочет свои нормы навязать обществу, причем для церкви совсем неважно, верующим людям или неверующим. Именно по этой причине церковь постоянно требует поддержку от государства, требует вписать бога в Конституцию или требует отдельных преференций от власти.

Предложения церкви по отношению к власти при патриархе Кирилле таковы: нужно усилить влияние церкви в школе, в армии, в детских садах, на телевидение. В общем, везде, где только можно. Нужно продвигать религию, в том числе за счет налогоплательщиков.

Причина по мнению Невзорова в том, что современное общество не особо-то сильно восприимчиво к религии. И доказать это легко. В начале девяностых в отчетах МВД указывалось, что посещает службы во время Рождественских богослужений 2-3% от населения, так происходит и в наши дни.

Скажем прямо, общество скорее безразлично к религии, и общество реагирует негативно как на навязывание религии, так и на различные запреты, цензуру со стороны религиозных деятелей. Это воспринимается как что-то некорректное в представлении граждан, которые считают, что религия не должна вмешиваться в жизнь нецерковных людей.

Но считать так было бы все-таки ошибкой, вернее неполным отражением нынешней картины нашего общества. Следует вначале задать себе вопрос: со стороны ли церкви пришло такое стремление стать духовным идеологом нового общества?

Похоже, что наши власти, как это бывает с мафиози и бандитами, подспудно сознавая свою преступную деятельность, очень боятся ответственности. Перенос самооправдания на Бога очень характерен для тех, кто хоть и убеждает свою совесть в правильности своих действий, все-таки ощущает внутренний страх за собственную безнаказанность.

Так зарождалась религия в ранних обществах в период их расслоения, так ведут себя те, кто совершил преступления.

Обратите внимание, что самыми религиозными людьми в 90-е годы стали именно братки из все различных  ОПГ. Священники свели знакомства со своими будущими спонсорами именно в самый разгульный бандитский период нашей истории, когда попов, обвешанные золотыми цепями, молодцы в малиновых пиджаках приглашали отпевать своих почивших в результате разборок, сотоварищей.

Именно из этих выживших участников дележа и грабежа народного достояния, складывались самые активные помощники и спонсоры церкви.

Позднее уважение к Богу и власти превратилось у нашего чиновничества в правила хорошего тоны, в главную  идейную ценность:  защита от собственной совести и получение права через Божью милость на богатство любой ценой, на произвол и насилие.

Загляните в любой чиновный кабинет. Что вы увидите кроме портрета Путина? Иконы и портреты архиереев . 

Именно в надежде на оправдание своих действий наши власти так тесно примкнули к церкви. И если осторожный Алексий II сторонился слишком сильной связи с еще не очистившемся временем и памятью криминалом, то патриарх Кирилл будучи по складу ума и деятельности чиновником, а не пастырем Божьим, очень активно включился в политику соединения власти и церкви. 

Отчего наша церковь не закрывает храмы и не призывает народ в условиях эпидемии молиться дома? Сейчас в субботу и воскресенье в храмах полно народу.  Они стоят плотной толпой, и ни о какой дистанции речи быть не может. Толпа есть толпа. Она сбивается в кучу и уже не думает о мерах предосторожности. «На Бога надейся, а сам не плошай», это не о нас.

Так вот, наши граждане санитарные меры и призывы эпидемиологов вести себя соответствующим образом, воспринимаются как панику. Они верят в Бога, в свою исключительность и в свою неуязвимость. А церковь тем, что не отменяет служб, оказывает власти неоценимую услугу.

Власти ведь не собираются вводить ЧС. У нас все благополучно в отличие от Европы. И церковь эту мысль подхватывает и развивает: молитесь, совершайте крестные ходы, а главное причащайтесь в толпе и единстве и эпидемия у нас не распространится.

И завтра та же церковь в условиях отсутствия статистических данных, скажет, что по молитвам ее Россия осталась в стороне от эпидемии. Это ведь не прогнившая Европа, а Русь святая.

Вот для этого и нужно нам единство власти и церкви.

Правда, не все население довольно тем, как церковь агрессивно внедряется во всю жизнь общества, не считаясь с тем, светское оно или нет, наука это или искусство.

Отсюда и такой негатив со стороны многих по отношению к патриарху Кириллу. Слишком активно стремится власть загнать народ в храмы и навязать Закон Божий в качестве идеологического воздействия на общество.

Есть и еще один момент. Власть вдруг осознала, что своей неумеренной политикой антисоветизма подрубила сук, на котором сидела.

Давно уже хотелось спросить у наших светских и духовных властей: а не уничтожаете ли вы неумеренным антисоветизмом, агрессивностью внедрения религии в еще не одичавшее, еще достаточно культурное общество свои мифы, запреты и анафемы всем, кто мыслит иначе? Ведь такого отторжения от церкви не было даже в эпоху, когда атеизм был главной идеологией страны. 

Когда-то Владимир Красное Солнышко мог кнутами и мечами загонять киевлян в реку креститься. Но подобное насилие уже неадекватно в отношении 21 века. Насилие и агрессия порождают ответную агрессию, причем не только со стороны светского населения, но и со стороны самого духовенства, обложенного налогами и обязанностью кривить душой и историей.

И вот после сорока лет антисоветизма церковь и власть внезапно прозрели. Причина в том, что Запад вдруг соединил фашизм с коммунизмом и потребовал от России справедливости. А справедливость – это в его понимании, территории и денежные компенсации.

И вот вначале протоиерей Ткачев заговорил о нравственности советских граждан. Эту важную воспитательную концепцию поддержал патриарх.

А за ними очень осторожно, с двусмысленными оговорками и экивоками Путин высказался в духе патриарха: власти СССР приспособили под свою идеологию то, что человечество давно уже изобрело. 

Ранее президент России Владимир Путин в интервью для фильма «Валаам» сравнил коммунизм с христианством, а помещение Владимира Ленина в мавзолей – с почитанием мощей святых.

Но тут же, словно, испугавшись собственной  лояльности к советской власти, он в ходе встречи с представителями общественности Крыма и Севастополя, заявил:

«Октябрьская революция без всяких сомнений – это крупнейшее событие мировой истории, это было прологом к огромной внутригосударственной трагедии, в результате которой погибли миллионы людей»

Он добавил, что эти последствия еще предстоит преодолеть.

«Если мы хотим иметь будущее, мы должны знать свое прошлое, и это прошлое не должно нас делить, несмотря на разницу подходов в оценках того, что происходит сегодня, и на разницу мнений о том, как нужно развивать страну, какими путями двигаться», – отметил президент.

Вот так и получается. Одними устами мы говорим о нравственности советских людей, а другими, принадлежащими  представителю той же церкви, тут же все эти фразы отрицаем и пытаемся вновь агрессивной риторикой загнать людей в храмы и обличить Советский Союз в том, к чему он не имеет отношения.

Один раз они говорят о нравственности в СССР, в другой:"Я полностью за жестокую христианскую жизнь.
Нужно быть более суровым, и христианство не превращать в религию хомячков.»

И отправляют православных во время карантина молиться и толпиться.

Исходя из библейского принципа, боишься ходить в храм? — не ходи в храм! Кому ты там нужен в этом храме! … Нужно выйти [в храме] и сказать: все шептуны — по домам торчать!

Не хочешь — не ходи, кто тебя просит ходить в храм! Зачем все эти… смешные люди должны в храме находиться? Уходите! В масках приходят (гримасничает) — что за инопланетяне?! 

Если нет у вас веры — ну и не ходите!»

Но патриарх смягчает агрессию: верующие должны рассмотреть ситуацию с распространением коронавирусной инфекции через призму духовных знаний и "подумать, что все это означает и почему Господь попускает эту язву". 

Церковные власти на распутье: ужесточать или смягчать. Видимо, наконец-то до иерархов доходит истина: насильно мил не будешь.

И с подобным мышлением мы хотим построить новое общество? Мы не боимся того, что разрушаем до основания то, что называли только что нравственным обществом и на руинах, перечеркивая прошлый опыт, историю и реальность, хотим построить старое общество. 

Не понимают ни власти, ни церковь, что своей агрессией против прошлого они лишают себя защиты этим прошлым, которую могли бы иметь, не отрекайся они от той страны, которую разрушили якобы ради будущего.

В той же Библии говорится: 

Ст. 25-26 Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит.

Это о нас и нашем обществе.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic