ansari75

Categories:

Мифы возрождаются, когда приходит время испытаний.

В настоящее время капитализм испытывает наиболее острый кризис. Этот кризис дополнила пандемия коронавируса, ставшая объективным фактором по решению проблем капитализма.

Вместо военных действий мир приступил к карантину и закрытию границ.

Одновременно рухнули цены на нефть, которая в результате эпидемии коронавируса и падения производства стала гораздо менее желанной для наращивания промышленных мощностей, чем было еще несколько месяцев назад.

В результате этих событий положение нашей российской экономики стало наиболее неустойчивое и опасное. Самое время возрождать старые мифы и пугать ими наше наивное, обладающее короткой памятью и отсутствием аналитических способностей, население.

Самым популярным стал миф о том, что цены на нефть обрушили Советский Союз. До такой наивности доходит наша пропаганда. Трудно поверить, что при тех промышленных мощностях и самоокупаемости нашего рынка нефть играла такую ключевую роль, которую она играет сейчас и в чем нас пытаются убедить, чтобы собственные беды оправдать прошлым. Приведем старую статью 2014 г., но она не потеряла своей актуальности, потому что оперирует цифрами прошлого, которое не меняется.

Зачем повторять миф, будто экономика СССР рухнула из-за цен на нефть?

Взято у блогера lytkin_pavel

Ниже предлагается материалы Сергея Кара-Мурзы о том, как создавался миф о нефтяной игле, убившей СССР. Сегодня нам навязывают другие мифы, источник этих мифов тот же. Потому полезно понять что же было на самом деле. Тогда будет легче разобраться с сегодняшей игрой нашего врага. Читайте...

Когда в 1990–1991 годах был запущен миф о смертельном кризисе советской экономики, я делал попытки выяснить у авторов этих сообщений, в ранге от м.н.с. до академика, каковы эмпирические индикаторы и критерии, которые позволяют им делать такой вывод. Я спрашивал без всякой задней мысли. Ни один не дал ответа. В лучшем случае говорили: «Ты что, сам не видишь?» Это вызывало тревогу — что происходит с людьми?

Через 20 лет, в 2010 году, на конференции в РАН (прямо в здании Президиума) я сделал доклад «Мифотворчество и мера в обществоведении: миф об экономическом кризисе в СССР». Там, в частности, говорилось: «Сегодня мы слышим от руководителей высокого уровня, что советская экономика развалилась. Но если так, мы обязаны разобраться в этом необычном феномене. Россия унаследовала системы советской экономики и буквально живет на них, мы должны знать, в каком состоянии эти системы. Что значит “экономика развалилась”? Каковы эмпирические проявления этого процесса? Каковы его симптомы, позволяющие предвидеть зарождение подобных аномалий? Какими индикаторами и критериями пользуются экономисты, правительство, общество? Мы должны найти убедительные свидетельства в пользу утверждения о катастрофическом кризисе экономики в середине 1980-х годов или отказаться от него и составить себе более верное представление».

Доклад был снабжен 10 графиками главных показателей, в надежности данных никто не усомнился. Но аудитория, в которой были несколько академиков, а большинство — доктора наук, была явно недовольна. Никто не возразил и не задал ни одного вопроса. При этом там практически не было людей с «либеральными настроениями». Но тема и поставленные вопросы не нравились — не хотелось вникать и разбираться.

Но и сейчас ничего не изменилось. Большая часть интеллигенции поверила в миф и не желает взглянуть на факты или просто махнула рукой. За интеллигенцией, само собой, тянется и масса, и политики. Но ведь это — простой учебный материал, не решая такие задачи, мы не подойдем и к более сложным. И что тогда? Если слепой ведет слепого, оба упадут в яму. Сейчас, когда запахло войной (пусть пока экономической), это состояние стало действительно страшным.

Самая наглая часть этого мифа — утверждение, будто «экономика СССР развалилась» потому, что держалась на экспорте нефти, а правящие круги США в 1980-е годы обрушили мировые цены на нефть, чтобы лишить СССР валюты и заставить его капитулировать.

На днях, 7 ноября, в годовщину Октябрьской революции, по телевидению опять прошел этот нелепый миф, даже портрет Гайдара показали. Эту чушь транслировали молодые образованные люди, и это позор нашей культуры. Приходишь в отчаяние: как сможет Россия выбраться из нынешней ямы, если одни интеллигенты без стыда тиражируют неправдоподобную примитивную байку, а другие в нее верят!

Кстати, постыдились бы это делать в день праздника большой части населения — ведь микрофон и камера у них в руках 364 дня в году. Приведу самые грубые величины. В 1988 году экспорт топлива и электричества из СССР составил 28,2 млрд руб., а ВНП СССР был равен 875 млрд руб. Две трети экспорта шли в соцстраны по долгосрочным соглашениям, экспорт энергоносителей за валюту — 1,03% от ВНП СССР (в долях ВВП это 0,59%). Ясно, что снижение цены нефти на треть не только не могло привести к краху экономику: она этого не заметила! Если начертить график динамики только экспорта и импорта в крупном масштабе, то будет видно, что падение цен действительно привело после 1984 года к некоторому снижению экспорта и, соответственно, импорта. Но это было снижение до уровня 1983 года, существенной роли оно в судьбе всей экономики сыграть не могло.

Накануне «обрушения цен» экспорт нефти на валюту приносил 46 долл. на душу населения в год, а после «обрушения» — 30 долл.

А вот РФ в 2008 году: экспорт нефти составил 241 млрд долл., или 1697 долл. на душу населения. Это в 37 раз больше, чем было в СССР, и обрушение цен реально потрясло бы все хозяйство.

Добавим, что в 1986 году стоимость продукции промышленности в СССР составила 836 млрд руб., а весь экспорт — 68,3 млрд руб., в том числе 13,1 млрд руб. в капстраны. То есть экспорт на мировой рынок стоил всего 1,6% продукта промышленности. Могло ли это разрушить экономику?

В 2008 году продукция товаров и услуг промышленности РФ составила 24,6 трлн руб., а экспорт — 471,6 млрд долл., или примерно 14 трлн руб. Этосравнимо со стоимостью всей продукции промышленности (без услуг) РФ. При этом 70% экспорта — сырье. Вот о чем надо было бы сказать на телевидении в годовщину Октября!

Как множество образованных людей объясняют себе механизм катастрофы в экономике СССР, якобы произошедшей из-за снижения цен на нефть, которая продается в небольших количествах?

И что конкретно изменилось в хозяйстве СССР из-за снижения мировых цен на нефть в середине 1980-х годов? Ведь с 1980 по 1988 год экспорт надежно оплачивал импорт с положительным сальдо в 3-7 млрд руб. — чего еще надо? При этом внутри страны стабильно росли инвестиции и уровень потребления материальных благ населением.

Причин развала СССР, достоинств и недостатков его хозяйства и социальной системы мы здесь не касаемся — это другая тема, о ней особый разговор. Здесь речь идет о том, что миф, поддержанный СМИ, может стать «вирусом», разрушающим рациональное мышление.

А.Н.Яковлев заявил, что согласно статистике «мы стояли перед экономической катастрофой». Каждый может сегодня «взять статистику» и убедиться, что показатели 1980-х годов катастрофы не предвещали. Первые признаки кризиса возникли в 1990-м.

Посмотрим динамику трех индексов: инвестиций, национального дохода и розничного товарооборота. Они характеризуют процессы расширенного воспроизводства хозяйства, производства и динамику потребления населения:

Индексы инвестиций, национального дохода и розничного товарооборота в СССР // 1940 = 1

Здесь для нас важнее всего динамика инвестиций. Поскольку экономический эффект от них отложен на довольно длительный срок, при первых признаках кризиса средства всегда изымаются именно из инвестиций — надо срочно блокировать риск лавинообразного процесса. Это наглядно продемонстрировал кризис в России начиная с 1991 года. Динамика инвестиций в СССР в 1980-е годы не обнаруживает никаких признаков кризиса, тем более катастрофы.

На графике видно, что в СССР рост капиталовложений превышал рост объема производства, а последний — рост объема потребления. Этот баланс, который обеспечивал устойчивое развитие всей системы. Динамика трех показателей — инвестиций, производства и потребления — не проявила накануне перестройки никаких признаков кризиса.

Из этой истории следует тяжелый вывод. Из сознания вытеснена методологическая компонента. Образованные люди выслушивают важнейшие утверждения политиков и их глашатаев, но не требуют и не ожидают аргументации этих утверждений. Они принимают или отвергают их в зависимости от политических установок момента, а принятые оценки становятся у них стереотипами мышления. Навык критического восприятия утверждений утрачен.

Людей, которые имеют время и потребность разобраться в более или менее сложных проблемах, сейчас осталось совсем мало. Люди скорее пойдут на баррикады. А в норме у подавляющего большинства на любой вопрос есть какой-нибудь стереотипный ответ, чаще всего ничего не объясняющий. Очень часто отпечатавшийся в сознании штамп приобретает форму убеждения — в этом случае человек не желает и слышать вопроса, не только его обдумать. Те немногие, которые все-таки тратят свои скромные ресурсы, чтобы разобраться в проблемах нашего патологического бытия, делают это уже только в надежде на то, что когда-то придут люди, решившиеся завоевать пространство для жизни. И какие-то тексты и расчеты нашего времени им пригодятся.

14 ноября 2014 Несколько дней назад на centero.ru появилась моя колонка, в которой я настаиваю, что утверждения, будто экономика СССР «была обречена» и в итоге рухнула из-за обрушения цен на нефть, — не более чем миф. Напечатанный в моем блоге в ЖЖ, этот материал собрал сотни комментариев. Сейчас скажу о большой части этих комментариев.

Во-первых, я предупредил, что мы не говорим о качествах советского строя и даже о качествах его экономики. Вопрос методологический и важен именно своими последствиями — нынешней логикой рассуждений. Мысль о коллапсе экономики стала высказываться лишь после 1991 года: до этого в нее бы просто не поверили — настолько это не вязалось с тем, что мы видели вокруг себя в 1970–1980-е годы. Даже академик А.Д.Сахаров писал в 1987 году: «Нет никаких шансов, что гонка вооружений может истощить советские материальные и интеллектуальные резервы и СССР политически и экономически развалится — весь исторический опыт свидетельствует об обратном».

Актуальность вопроса в том, что большая часть интеллигенции приняла миф, не получив эмпирических оснований. И этот миф укоренился. Однако не может быть катастрофического кризиса без видимых изменений многих показателей.

Во-вторых,

миф о том, что нефтяной рынок разрушил СССР, гораздо более гротескный, чем я его представил в сообщении.

Вот круглый стол Фонда исторической перспективы в МГУ 26 июня 2007 года. Там присутствовало много ведущих историков и политологов. Ведущая — Н.А.Нарочницкая, доктор исторических наук, депутат Госдумы, заместитель председателя Комитета по международным делам ГД, президент Фонда исторической перспективы.

Большой доклад делает уважаемый видный историк А.И.Фурсов (по-моему, убежденный сторонник советского строя). На «нефтяном мифе» он строит объяснение чуть ли не всей мировой истории в послевоенный период.

Фурсов говорит: «Начало было положено в середине 50-х, когда египетский лидер Гамаль Абдель Насер убедил Хрущева, что нужно рушить, ломать об колено реакционные арабские режимы и необходимо поэтому выбрасывать по дешевке нефть в огромных количествах. Но режимов сломали всего два, это Ирак и Ливия. Зато цены на нефть обрушили очень сильно… Дальше мы подсели на нефтяную иглу, и началась мутация нашей ВПКовской модели в нечто другое, что и закончилось в конце 80-х годов крушением Советского Союза… К 1986 году, когда США обрушили цены на нефть, было проедено советское прошлое».

Можно фантазировать о том, как Насер убедил Хрущева, что нужно ломать об колено арабские режимы — никто эту версию проверить не может. Но чтобы СССР в 1950-е годы мог «выбрасывать по дешевке нефть в огромных количествах», проверить нетрудно — стоило взять с полки справочник и посмотреть, сколько нефти добывалось в 1950-е годы в СССР.

В 1950 году мировая добыча нефти составила 525 млн т, а добыча в СССР — 38 млн. т — 7% от мировой добычи. При такой добыче то, что СССР мог «выбросить» на внешний рынок, — величина для мирового рынка ничтожная. Смешно говорить о том, чтобы она могла «обрушить цены».

В 1960-м на экспорт было отправлено 17,8 млн т нефти, что составило 12% добычи нефти в СССР, но при этом 2/3 экспорта было направлено не на свободный рынок, а в страны социалистического лагеря. А мировая добыча нефти составила уже 1 млрд т.
Печально, что историки не знают, когда произошло становление современного нефтедобывающего комплекса в СССР. Не мог ни Хрущев, ни даже Брежнев обрушить цены на мировом рынке. И такие фантастические гипотезы преподносятся как очевидный факт, не требующий объяснения.

Теперь о том, будто «мы подсели на нефтяную иглу, что и закончилось в конце 80-х годов крушением Советского Союза». Докладчик не посмотрел даже простых обзоров нефтяного рынка, иначе бы он привел конкретные данные.

Там же в МГУ на конференции историков в 2002 году был представлен доклад М.В.Славкиной «Развитие нефтегазового комплекса СССР в 1960–1980-е годы: большие победы и упущенные возможности». В нем приведена фактическая справка, которая гласит: «Зная среднемировые цены, мы можем дать приблизительную оценку доходов СССР от экспорта углеводородного сырья в долларовую зону. По произведенным нами математическим расчетам, эта цифра, составлявшая в 1965 году порядка 0,67 млрд долл., увеличилась к 1985 году в 19,2 раза и составила 12,84 млрд долл.».

Не может это считаться «нефтяной иглой»!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic