ansari75

Category:

Слова без смысла и смысл без здравомыслия.

Милонов выступил за изменение государственных символов

Петербургский депутат из Госдумы Виталий Милонов выступил с актуальной для себя инициативой, пока не выраженной в юридическом виде, но сформулированной в эфире авторской радиопрограммы на "Комсомольской правде". Касается она официальных государственных символов, которые не до конца соответствуют представлениям Милонова о прекрасном.

"России давно пора дополнить свой флаг. Чтобы это был не просто штандарт президента - он пусть будет императорским на желтом фоне. А российский флаг должен нести на себе двуглавого орла. Почему? Да потому, что все великие страны имеют нестандартные флаги: Англия, США, Япония. У них нет этих унылых полосочек", - отметил федерального уровня политик.

В качества альтернативного гимна он предлагает в высшей степени патриотическое, с его точки зрения, произведение Михаила Глинки "Славься".

___________________________

Милонов как всегда прав. Почему бы нам ни взять символику царской империи, если герои у нас Колчак и Деникин, если царская семья – святые страстотерпцы, 75 % наших граждан считают себя православными, в преамбуле Конституции хотят говорить о Боге, а президент может спокойно рассчитывать на несменяемость как при любом авторитарном режиме.

Но интересно здесь другое. Символика символикой, но определенная система идейных ценностей должна быть поддержана и на законодательном уровне. Может быть, нам стоит вернуть и законодательство царской России? 

А законодательство таково, что все речи протоиерея Смирнова именно этому законодательству и соответствуют.

Запрет на аборты, запрет на гражданский брак, запрет на развод; приоритет при вынужденном  разрешенном церковью  разводе, на оставление детей у мужа;  раздельное обучение мальчиков и девочек, ограничение для поступления в гимназии детей лиц низкого происхождения (закон о кухаркиных детях 1887 г.), разные учебные программы для мальчиков и девочек с запретом поступления в вуз женщинам, получение паспорта для поездок заграницу только на мужа и выезд заграницу женам только с разрешения мужа, обязательная исповедь и причастие хотя бы раз в год с обязательным предоставлением властям списка исповедовавших в качестве подтверждения их лояльности власти.

Можно добавлять и добавлять законы царского времени. Но хотелось бы узнать у наших замордованных граждан, представляют ли они в реальности то, что жаждут вернуть. Это и казачество, и монархисты, и просто граждане, возомнившие себя традиционно православными.

Наша ошибка в том, что мы судим о прошедшем времени с позиций современности и восхищаемся тем, что отсутствует у нас, но что страстно желали отменить граждане того далекого времени.

Вот пишет Н.Лесков о том, что церковь вновь стала на пути закона о разводе и для общества, для людей мирских это благостное православное видение брака как нерасторжимых уз было крайне обременительно, вызывая негодование граждан по отношению к церкви и ее законодательству.

Новый повод к самым сильным раздражениям был дан в 1878 году, и причиною к нему было так называемое в газетах неожиданное «фиаско брачного вопроса в св. синоде».

Синодальные суждения по этому ноющему вопросу русской жизни далеко не вполне известны всему обществу, которое должно было довольствоваться только краткими «резюме», а в них для него не было ничего утешительного. Люди, несчастливые в браке, опять остались в безотрадном и безвыходном положении – тянуть целую жизнь тяжкое и неудобоносимое бремя несносного сожительства при взаимных неладах и ненависти. Выходы остались прежние: или смерть, или клятвопреступническая процедура нынешнего развода, или преступление вроде того, какое нам являет судебная хроника в харьковском деле об убийстве доктора Ковальчукова. Желать смерти даже ненавистного человека отвратительно; искать союза с клятвопреступниками, содействие которых необходимо при нынешних законах о разводе, не менее отвратительно и притом стόит очень дорого. Это возможно только людям богатым, а семейное счастье желательно и потребно каждому, – бедному оно даже нужнее, чем богатому. Третий способ разделаться с ненавистным союзом есть преступление, на которое, к счастью человечества, способны очень немногие относительно всего числа несчастливых супругов. Далее, выходя из всякого терпения, люди, при какой-нибудь доле благоразумия, предпочитают то, что, по господствующим понятиям, хотя и составляет позор, но при всем том дает людям какой-нибудь призрак семейного счастья: у нас все более и более распространяется безбрачное сожительство поневоле. Люди эти несут некоторое тяжкое отчуждение и, страдая от него, конечно не благословляют и никогда не благословят тех, кого они считают виновниками своих несчастий, то есть защитников тягостнейших и невыносимых условий нерасторжимого брака при несходстве нрава и характеров.

И вот после трагедий Анны Карениной или рассказанных эпизодах в той же повести Лескова, когда брак двоюродных брата и жены признали незаконным, детей сделали незаконнорожденными, а супругов – прелюбодеями, когда брак  между мужем покойной жены и ее сестрой считался незаконным,  наше возжелавшее традиционных ценностей вместо свободы и равенства общество, само себя втягивает в петлю, из которой мир освобождался тысячу лет, петлю закона, породившего массу трагедий и не принесшего обществу ни прогресса, ни нравственности, ни счастья.

Воистину, когда Бог хочет наказать человека, он лишает его разума. Никто даже не пытается понять того, что кажущееся нам благолепием и блаженной традиционностью  прошлое на самом деле является следствием неразвитости социальной сферы, отсталостью экономической и духовно-нравственной несвободой, продиктованной лишь ситуацией во времени , то есть железными  прутьями   клетки устаревших обрядов, законов и традиций.

Люди должны четко представлять себе, что прошлое, даже если оно видится нам в ореоле славы и торжества нравственно-духовных принципов, на самом деле таковым не является. Прошлое есть история, которая не должна повторяться. Все ценное, что было в прошлом непременно переходит в настоящее, но лишь в той мере, в которой это важно для развития и совершенствования общества., но и это полезное совершенствуется и развивается во времени в соответствии с развитием социально-экономических отношений.

Так, из века в век сохраняется и совершенствуется школьное и высшее образование. Были школы для простых людей, были гимназии для высшего сословия. Университеты являлись свободной независимой корпорацией в Средние века и позднее имели государственный статус.  Но так или иначе школьно-урочная система, лекционно-семинарская были и останутся как оптимальный вариант для постижения наук и получения знаний школьниками и студентами.

Институт брака однажды возникнув, как средство сохранения духовной и физической общности, препятствующей вырождению человеческого потенциала, останется всегда. Моногамная или полигамная семья, гражданский брак или сожительство по обоюдному согласию, это уже детали, соответствующие уровню нравственного развития общества и экономически возможного осуществления этого союза. Все остальное, как запрет на разводы или на браки между условно родственниками, но чужими по крови,  печать в паспорте или печать на совести, уже не имеют значения. 

Пока наука не достигла возможностей устанавливать отцовство или делать вывод о физической полноценности эмбриона, все то, что творилось впотьмах обскурантизма церковного и идеологического  могло расцениваться как нарушение закона, нравственности, Божьих постановлений.

Но после того, как человек обрел свободу личностную, а вместе с ней и личностную ответственность за свой поступок, подпорки в виде религиозного канона или традиционной оценки той или иной личности перестали играть роль.

Нельзя дважды войти в одну и ту же воду, сказал Гераклит. И можно как угодно казуистически и изощренно трактовать его слова, пытаясь доказать, что он не прав, истина останется за ним.

Так и с нашими православными, но  отжившими традициями.

Мы пытаемся войти дважды в одну и туже реку, не понимая, что воды ее давно ушли вперед и унесли с собой даже донный песок. 

Советское общество освободилось нас от старого мира предрассудков, иллюзий и абсурдного сословного законодательства. Оно шагнуло вперед по пути развития духовных качеств личности и понимания ею подлинной свободы. 

Наши же идеологи типа Миронова или прот. Дмитрия Смирнова все время пытаются доказать, что ушедшая традиция и есть духовность, что возврат к старому возможен в рамках возврата традиций. Но они не понимают, что традиции всего лишь отражение реальности. Если мы хотим возврата крепостного права, средневековой ограниченности и средневековой же набожности, мы должны отказаться от экономического и идеологического прогресса. Иначе не получится ничего. 

Мы должны возвращать не только символику и не только обзывать гражданских жен проститутками, не только позорить мужчин их новым положением в семье, где основа взаимоотношений не хозяин- слуги, а друг и  товарищ, но и экономику перестраивать на феодальный лад.

Прогрессивным был только советский период в истории нашей страны. И именно он заложил основы богатства,  процветания и духовно-нравственной свободы в  нашей стране. Отказ от этого периода не есть возврат к традициям. Он есть свидетельство регресса, оскудения нравственного и экономического, одичания культурного и отказа от самых ценных заповедей Христа: «не человек для субботы, а суббота для человека» и «возлюби ближнего как самого себя».

Наши идеологические поводыри решили, что главное – отречься от завоеваний социализма, и прошлое само постучится в двери. Вернуться к своему прошлому, невзирая на то, что оно отжило свой век и не соответствует ситуации и новой экономической системе. Они не понимают, что не только отрекаются от своей истории, но они и от Библии отрекаются. Сказано там:, «Если слепой ведёт слепого, то оба они упадут в яму»
К яме мы и идем.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic