ansari75

Categories:

Можно ли избежать революции?

Валентин Юрьевич Катасонов, известный ученый экономист в одном из своих интервью на вопрос о том, можно ли было избежать революции в России в 1917 году ответил, что, конечно, можно было и избежать, если бы сделали умные реформы.

В частности он сказал о реформах Столыпина следующее:

Столыпин, по сути дела, снизил разрушительной потенциал революции 1905 года, но отчасти поспособствовал революции 1917 года. Потому что он ослабил сельскую общину, он сумел ориентировать процессы социально-имущественного расслоения в деревне, появились кулаки. Это были не фермеры, это была сельская буржуазия, которая, безусловно, требовала новых преобразований, требовала дополнительных реформ на пути развития капитализма. При этом, что касается промышленности, я не заметил, что Петр Аркадьевич как-то реформировал ее в нужном направлении.

А теперь мнение другого известного ученого, но историка, а не экономиста, Андрея Фурсова.

Цитата историка Андрея Фурсова.
Цитата историка Андрея Фурсова.

Почему?

Столыпин, по словам Фурсова, хотел создать в деревне своего рода водораздел: сытый богатый мужик должен был, по замыслу премьера, стать стеной между режимом и помещиком с одной стороны и между крестьянами с другой.

Андрей Фурсов, историк. Иллюстрация с ресурса Яндекс.Картинки
Андрей Фурсов, историк. Иллюстрация с ресурса Яндекс.Картинки

Однако на практике никакого водораздела не получилось. Об этом очень хорошо, как заметил историк, написал Сергей Есенин в своей поэме «Анна Снегина»:

Когда толпа пошла грабить помещичьи усадьбы, пока голытьба жгла в библиотеках книги, топила в озере рояль, вот эти вот мужички, на которых так рассчитывал Столыпин, в мешочки собирали все ценное и свозили к себе.

«Т.е. они не стали водоразделом, - заключил историк, - они наоборот возглавили голытьбу, бросили ее как акцию прикрытия, а базовую операцию, передел активов, провели сами».

«Если бы все вышло по Столыпину, - добавил Фурсов, - то уже в 1910 году примерно 11-12 миллионов злых мужиков оказалось бы в городе. – А русская промышленность, по оценкам тогдашних специалистов по экономике, могла абсорбировать лишь 2-2,5 миллиона человек, оставшиеся 10 миллионов челкашей, как описал [этих мужичков] Максим Горький, ну они бы просто смели систему».

«Слава богу, что реформы Столыпина провалились, - резюмировал историк. Если бы этого не случилось, то гражданская война по сравнению с революцией показалась бы нам очень и очень легкой прогулкой.

___________________________

P.S. Итак, ошибки одних или ошибки других. Почему у нас так упорно хотят привести людей к мысли о том, что по той или иной причине революции 1917 года могло не быть?

А потому что очень уж не хочется признавать правоту Марксистко-Ленинской теории.

Есть у Чехова фраза о ружье  на сцене:  «Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него. Нельзя обещать.»

Таким заряженным ружьем стало развитие самого капитализма и человеческой мысли, анализирующей и изучающей этапы экономического и социального развития системы, именуемой капиталистической.

Революция социалистическая обязана была произойти в Европе и обязательно она должна была победить. Это естественный закономерный путь развития общества с наемным трудом и эксплуатацией его ради прибыли.

И в самом деле, революции произошли во всех трех империях: Российской, Австро-Венгерсокой и Германской. А в Турции революцию переформатировали умелые англичане в реформы демократического характера. Им было не тук уж и трудно, в условиях присутствия англичан во всех сферах жизни мусульманского государства.

Что же касается результатов революции, то здесь сказалась особенность политического противостояния, поддержанного оружием соседних государств.

Все-таки в России интервенция – это не помощь друг другу в Европе. Затраты гораздо значительней и трудно восполняемые.

И тем не менее, можно смело утверждать, что революция не только должна была произойти во всех капиталистических странах, потому что того требовал ход и закономерность развития, но и победить.

Она и победила. Победила в России, там, где наиболее острыми были классовые противоречия и где присутствовал пассионарный социальный слой, воспитанный на непринятии компромисса. 

Никакого водораздела в российских условиях произойти не могло в силу того, что бедный или богатый мужик были априори ненавистны, чужды и непонятны  высшему классу России. Не жадность толкала богатых мужичков на передел собственности, а та органиченная отстраненность от городского общества интеллигенции и помещиков. 

Именно в результате этого неприятия народа интеллигенцией не революция, а Гражданская война стала столь кровопролитной и непримиримой.

Революция – закономерное и неизбежное явление на тот период исторического развития. А вот кровь гражданской войны – это плата за разделение единого общества на две культурно, традиционно и ментально несовместимые части. И богатые или бедные мужики здесь нипричем. Они оказались единым социальным классом и никакой Столыпин здесь не сыграл и не мог бы сыграть роль. Вначале нужно было соединить народ и помещиков, чтобы две части единой нации почувствовали общность, но такие реформы под силу только истории на длительном этапе развития.

Трудно сказать, где и когда будет очередная революция, но то, что капитализм должен завершиться, является неизбежным следствием прогресса. Раз есть обоснованная теория, она рано или поздно станет реальностью.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic