ansari75

Category:

На чем купить бедного россиянина.

Пост одного потребителя благ.

Раз–другой в неделю я хожу, а точнее, езжу в бассейн: это недалеко от дома, 10 минут на велосипеде. Днем, когда народа поменьше, 2 часа воды обходятся в 180 рублей. Утром и вечером — в 210. Вы бы тоже хотели в бассейн за такие деньги и хотите узнать адресок? Увы: это не в Петербурге, это в Баварии. В Петербурге в ближайшем бассейне разовое посещение стоит 700 рублей. Для меня — и особенно по контрасту — это слишком дорого.

Рассуждая логически, немецкий бассейн не может стоить вчетверо дешевле российского. Коммунальные платежи в Германии ощутимо выше. Но здесь ценообразование построено на другой логике — социальной. Бассейн дотируется городскими властями. Они исходят из того, что горожанам плавать полезно. И если поход в спортзал еще можно компенсировать бегом по парку и зарядкой с гантелями, то бассейн зимой не заменить. Германия — социальное государство, это прямо прописано в конституции, и на этом построена жизнь. Когда–то меня поразили в Германии две вещи. Первая — что местная потребительская корзина немца, Warenkorb, включает почти 700 позиций. То есть там не только сиротские крупы–белки–жиры, но и аренда жилья, путешествия, алкоголь, табак (да!), учеба, книги, спорт. Вторая вещь — то, что бедность в Германии начинается с 60% от среднего дохода. Суммарно эти индикаторы неплохо объясняют немецкие представления о должном и недостаточном. Если средний брутто–доход в Германии 3800 евро в месяц, то опасное приближение к черте бедности — это 2280 евро. Если средняя потребительская корзина стоит 1100 евро, то корзина бедняка — менее 700 евро. Я упрощаю и округляю, но идея понятна. С такими показателями станет ясно, какие социально важные вещи попадают в зону недоступности, — чтобы делать их доступными. Некоторые вещи — только беднякам (например, получение бесплатной еды через организацию Tafel), а некоторые — всем (не только дотировать бассейн, но и, например, строить и поддерживать в отличном состоянии велодорожки).

Дмитрий Губин

______________________

P.S. Слово — великая сила. Написал человек: Германия — социальное государство. И все люди поверили. А ведь и в нашей Конституции написано то же самое, что и в немецкой: Россия социальное государство.

Но разве в Германии или России отсутствует бедность? Разве в них нет частной собственности на средства производства и существует полное социальное равенство? Конечно, нет.

Обещать жениться — не значит жениться.

И Германия, и РФ — капиталистические страны. И разница только в том, что бедным больше оказывают милостей: пособие, высокий показатель потребительской корзины. Это и становится предметом восхваления немецкого или иного европейского общества. 

Если рассуждать об образе жизни и социальных достоинствах государства, то почему не вспомнить Советский Союз? Вот уж где не только бассейны, но и филармонии, театры, концерты, высшее образование, сложное лечение и отдых были повсеместными доступными благами вне потребительских корзин и пособий. Это именно и является признаком социального государства.

Но у нас пропагандируют  лишь одно и то же: доступность потребления. Никто не сравнивает истинно социальные возможности простого россиянина и европейца, то есть никого не интересует, какие перспективы кроме еды, питья и бассейна есть и открываются перед бедняками Европы. Интересна только потребительская корзина.

Та же самая пропагандистка работа по колбасе и очередям велась и против Советского Союза.

Я не хочу сказать, что с нашей РФ все в порядке. Нет. Нищенские зарплаты — это минус нашим олигархам и властям и прежде всего в отношении их собственных бизнес перспектив. Запад понимает это гораздо лучше поощрять и стимулировать потребительство, и потому платит и кормит граждан лучше, чем у нас. Он знает, что сытый гораздо спокойней отнесется к богатым, да и купит больше, чем голодный и нищий, стимулируя тем самым рост производства предметов потребления и прибылей капиталистов.

Мы почему-то постоянно забываем, что социальное государство — это не бассейн и не потребительская корзина. И то, и другое, конечно, важны, но важны они не социальному, а потребительскому обществу.

А социальность и потребительство, как говорят, две большие разницы.

Французские «жёлтые жилеты» не за пособия по безработице и не за полные верхом потребительские корзины выходят на митинги уже более полугода.

Социальное равенство — вот их требования. А Франция, как и Германия тоже социальное государство, по Конституции. Значит, не так все гладко с социальными благами. И доступный бассейн – это не социальные блага, это доступные потребительские блага. В них-то и заинтересованы те, кто их продает и убеждает потребителя, что вот они-то и есть главные: потребительская корзина, велодорожки и бассейн.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic