ansari75

Categories:

Цифровая цивилизация

Многие граждане жалуются, что не могут найти общий язык с детьми, что их дети часто впадают в депрессию или не умеют найти контакт со сверстниками.

Но дело, похоже, не в извечной проблеме отцов и детей. Она была всегда. Всегда молодые люди ощущали свою молодость и активность  как стремление изменить мир, отказаться от родительских стереотипов и образа жизни. В них говорил молодой задор и вера в то, что раз они видят мир, раз умеют мыслить, то и изменить этот мир им под силу. Традиции не нужны, привычки  -мещанство. Один знакомый даже доказывал, что все в мире открытия сделаны молодыми людьми без опыта стариков и образования. Конечно, там,  где нынешняя креативность правит бал, так и идет. Но многие открытия требуют длительных исследований, проверок и ожидания. За несколько школьных лет их не сделаешь.

Но дело даже не в эвристическом подходе к  жизни у  молодых людей.

Дело в том, что рано или поздно они становились сорокалетними, обретали семью, заботы и что самое интересное, будто из подвала или чердака, доставали все те привычки и образ жизни, который был в их семье у их родителей.

Не случайно  Пушкин, описывая Ленского, как восторженного поэта,  тем не менее рисует вполне вероятные два финала его жизни:

Быть может, он для блага мира
Иль хоть для славы был рожден;
 

А может быть и то: поэта
Обыкновенный ждал удел.
Прошли бы юношества лета:
В нем пыл души бы охладел.
Во многом он бы изменился,
Расстался б с музами, женился,
В деревне, счастлив и рогат,
Носил бы стеганый халат;
Узнал бы жизнь на самом деле,
Подагру б в сорок лет имел,
Пил, ел, скучал, толстел, хирел,
И наконец в своей постеле
Скончался б посреди детей,
Плаксивых баб и лекарей.

Так шло из века в век. Так человечество сохраняло память прошлых поколений, именуя ее традицией и привычкой, и создавало что-то новое через большие усилия, переживания, даже революции. Но связь поколений не прерывалась никогда.

Даже в Советской России,  даже в новой системе ценностей и образа жизни без сословий и с социальным равенством, люди оставались теми же русскими людьми, по особенностям жизни которых делаются выводы о характере нации или народа.

Что же происходит теперь? А происходит разрыв с человеческой историей всех предыдущих веков. И разрыв этот рукотворный, созданный самим человеком, вернее системой капитализма, пожирающей самое себя.

Это примерно тот же самый глобальный разрыв, который произошел десятки тысячелетий назад, когда человек от собирательства и полу животной стаи перешел к осмысленному труду и жизни по традициям и законам племени - начальной ячейки общества.

Появление частной собственности и оформленной в культ религии, конечно, изменило многое в жизни человеческого общества, но тем не менее, не произвело разрыва с традициями. Фольклор, мифы, саги и даже библейские сказания тому доказательства.

А вот теперь происходит новый виток в развитии человеческого общества, который приведет либо к коренному разрыву человека с его прошлым и настоящим, либо вернет его к первоначальному примитиву.

Но разрыв связей налицо.

И просматриваться он начинает как раз у детей. С них идет отсчет нового общества и именно их не понимают родители, а они родителей.

Казалось бы пустяк, детские игры. Но заметьте, нынешние дети не знают коллективных игр прошлого.

У того же Пушкина есть стихотворение на статую мальчика, играющего в бабки, которую он увидел на выставке:

Юноша трижды шагнул, наклонился, рукой о колено Бодро оперся, другой поднял меткую кость. Вот уж прицелился... прочь! раздайся, народ любопытный, Врозь расступись; не мешай русской удалой игре.

Обратите внимание: русской удалой игре. А ведь еще в древних обществах  бронзового века и в  Античности знали эту игру.

Маковский Игра в бабки
Маковский Игра в бабки
Курган Башир Хаюк неолитического времени. 5 тыс. лет до н.э.
Курган Башир Хаюк неолитического времени. 5 тыс. лет до н.э.

 Еще советские дети играли в нее. Их даже учили этой игре.

Да были разные названия, были разные правила и предметы, которыми играли, но тем не менее, общий характер игры связывал поколения через тысячи лет.

Народные игры крестьянских детей: салочки, прятки. Игры дворян в фанты, в лото. Все, что было у европейцев, у русских, не смотря на сословия, успешно наследовалось потомками. Дети всех поколений и всех слоев играли в игры своих предков, изменяя их модернизируя, внося колорит времени, но сам объединяющий подвижный и эмоциональный характер игр сохранялся .

Моя прабабка играла со своим двоюродным братом в почту и на свечке они плавили сургуч для запечатывания конвертов.

Мы с друзьями играли в магазин, расплачивались листьями подорожника и в кулечки из листьев насыпали семена подорожника или калачики в качестве сахара или конфет.

Бабка писала стихи в альбомы и собирала красивые поздравительные открытки, засушивала цветы и хранила ленточки в память о ком-то.

Моя мама еще писала в альбомы любимые стихи и собирала марки. И мой сын собирал марки и спичечные этикетки уже на рубеже перестройки.

Девочки еще в 90-е играли с друзьями в лото, прыгали на скакалке, играли в прятки, собирали фантики и писали дневники.

Бабушки с внучками играли в классики и даже прыгали на скакалке, пускали мыльные пузыри и помогали прятаться в игре в прятки.

Спросите своих детей во что они играют на улице со сверстниками сейчас?  Они вам не ответят. Берет ли они в компанию бабушек? Часто ли вы увидите тротуары расписанные классиками?

У детей нет игр со сверстниками. Со сверстниками они только устраивают драки или  гордо изолируются друг от друга, погружаясь в мир компьютерных игр или социальных сетей.

Плохо это или хорошо, другой вопрос. Просто сравните две картинки:

Сейчас
Сейчас
Середина прошлого века
Середина прошлого века

 А самый первый показатель разделения обществ– это отсутствие взаимопонимания  между родителями и детьми. Родители навязывают детям свой стереотип, который чужд уже детям. Они не понимают его смысла и потому не могут принять, а родители видят в этом нежелание детей учиться и жить так, как, по их мнению, правильно.

В интернете часто выкладывают посты о том, что современные дети не знают многих слов, которые знали их родители, а значит, не могут полноценно понять и осмыслить литературу прошлых веков.

Причина в том, что чтение было источником связи поколений. Дети читали приключенческие романы 19 века, читали романы Бальзака и Мопассана, учились по ним поведению и, конечно, лексике. 

Но там, где все переместилось на экран компьютера или кинотеатра, где присутствует только зрительное восприятие, без осмысления слов и терминов, не может быть связи с ушедшим.

Теряется связь лексики и зрительного образа. Дети видят фильмы, где представлены прошлые века, но они не осмысляют картинку и слово.

Едет кто-то на тройке или в кибитке. Никому не интересно как называется этот способ передвижения и что название предмета для перемещения называется кибитка, карета, повозка или как-то еще.

Идет женщина в романтическом сериале из прошлой жизни в шляпке и зимней одежде, и никому нет дела до того, как эта шляпка называется, капор это или шляпка-памела. Никто не знает и не может знать,  что такое баволетка, вуалетка или мантоньерка. Не понятна и  верхняя одежда: манто, салоп или  телогрейка или капот.

Ребенок, не учась общению со сверстниками, не вникая в суть взаимоотношений и не понимая цели жизни, воспринимает ее только как смену кадров на экране. Даже современные мультфильмы или фильмы не ставят никаких задач ни нравственных, ни философских, ни сложно-эмоциональных. В них присутствует только действие – экшн. В этой ситуации, когда зрелище всего лишь примитивный зрительный образ, не может возникнуть никаких мыслительных реакций.

Вполне естественно, что романы прошлых лет не понятны и неинтересны молодежи. Они не могут читать сотней страниц описание природы, поместья, портрета героя или героини. Это утомительно. Кроме того возникает непонимание и в отношение лексики.

Читает ребенок старую книгу и спрашивает: « что такое капор?»

Открываешь интернет и Яндекс под словом «капор» выдает тебе какие-то несуразные женские платки из православной моды.

Тут уж даже захотев что-то узнать, непременно узнаешь то, что не имеет отношения к желаемому предмету.

Слова могут устаревать и знать их совсем не обязательно. Вот только при чтении даже советской литературы, где много еще образов жизни перешедших из дореволюционной России, дети понять не смогут.

А взрослые уже не понимают молодежного сленга, интересов детей и образа их мыслей.

Разрыв происходит буквально во всем. Не только в отсутствии коллективных игр на свежем воздухе и незнания литературы прошлого. Даже в еде произошел колоссальный разрыв поколений. 

Если мы не откажемся от признания цифры главным действующим фактором развития будущегог мира, мы получим совершенно иное общество, чем те что были до сих пор.

При глобальных исследованиях в мире о воздействии цифровой индустрии на человека, люди во власти, с миллиардами и частной собственностью, похоже, даже рады тому, в какую сторону деградирует человек.

Дети уже не стремятся учиться и повторять за родителями их образ жизни. И к этому их подводят целенаправленно.

Европейцы  стараются освободить детей от любых умственных нагрузок. Они заботятся об их эмоциональном здоровье и потому отказываются от принуждения даже в подготовке уроков.

Посещать школу или сделать перерыв теперь зависит от самого ребенка. Домашнее задание отсутствует. Вместо физики или математики дети ходят в кино или музеи. Система ЕГЭ способствует освоению только правильного нажатия кнопки при выборе ответа.

Но и тот принцип, какой присутствует в наших школах, дает адекватный Западу результат: неприятие знаний как ценности.

Ведь перегрузка ребенка ненужными дисциплинами, перегрузка дополнительными занятиями, изоляция его от сверстников, внушение далеких от жизни церковных ритуалов, - все это приводит к тому, что ребенок отворачивается от знаний и тянется к рэперам, протесту и окончательному разрыву с родителями.

Можно остановить нарастание негатива в отношении социальных связей, атрофии мыслительного процесса и роста суицидальных настроений в связи с растущим индивидуализмом и эгоцентризмом человека, впадающего в цифровой аутизм.

Но для этого нужна воля общества, понимание властьимущими своего же собственного будущего и активного поиска изменения системы, построенной на потреблении.

Но пока правит миром удобная система: продай все, что можешь и получи прибыль, общество будет деградировать.

Наша местная идея-фикс в отношении цифризации есть ничто иное, как чей-то заказ, как заказ строительных фирм на реновацию и застройку всего и вся невзирая на необходимость, эстетику и удобства.

Есть в метро нелепая реклама о том, как удобно теперь в связи с цифризацией провести серию мгновенных сообщений ради того, чтобы задержать поезд и эскалатор ради того, чтобы юноша смог догнать понравившуюся ему девушку.

Нелепость рекламы заключается не только в сюжете, но в том, что знаменитая цифра породила массу параллельных служб и увеличила число служащих до невероятных размеров. Видимо, гордое технологическое развитие призвано прежде всего рассовать безработных граждан во все учреждения, завалив их работой по нажиманию кнопок. Иного выигрыша не просматривается.

Вот это и будет нашим цифровым будущим: человек в услужении машинам. Для этой службы хорошие школьные знания и связь с прошлыми культурами абсолютно не нужна.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic