ansari75

Categories:

Неуёмное самопознание.

Не успели мы прийти в себя от обличительного пафоса господина И.Ю. Юргенсона , как наши сми включили тяжёлую артиллерию и извлекли на свет Божий статьи и интервью еще одного печальника и радетеля Земли русской, господина Разумовского, Феликса. 

В отличие от Юргенсона он не отправлял в дальнее плавание по волнам истории ради покаяния и исправления русский народ весь целиком, а сосредоточил всю свою огневую мощь на более конкретных личностях. 

Феликс Разумовский: «Считать Ленина патриотом можно только в сумасшедшем доме».

Как же иначе. Ведь вся Россия советского периода разве не стала большим сумасшедшим домом, освободившись от груза милых сердцу интеллигентов и аристократов ценностей в виде частной собственности, сословий и православия? 

Ленину ставили в этой России памятники и почитали как гениального вождя, основателя свободной России. Конечно, большой сумасшедший дом.

Но вот России вернули  и частную собственность, и право интеллигенции вновь быть совестью нации, и поклоняться Западу, ища у него подлинную свободу и смысл жизни, но  железный Феликс не может отвлечься от дней минувших.

У них (Николай Бердяев, Петр Струве, Сергей Булгаков) происходило динамичное внутреннее развитие. Они были включены, как множество других думающих русских людей, в процесс, запущенный еще Карамзиным и который можно назвать «национальным самопознанием». Его продолжил Пушкин, Тютчев, который в письме Вяземскому сформулировал глубокую мысль о том, что все реформы в России надо начинать с самопознания. Этим и я пытаюсь заниматься в своем телевизионном цикле «Кто мы?». Процесс сей не был завершен, его прервали большевики, которые попытались втиснуть народное бытие и сознание в жесткие искусственные идеологические рамки. Историческую, национальную Россию они безжалостно и методично разгромили. А сегодня некоторые нас пытаются уверить, что этот разгром был некоей «новой русской жизнью», естественным продолжением русского поиска справедливости. По-моему, это похоже на шизофрению и вызывает протест у всех, кто стремится восстановить в России живое национальное бытие.

Большевики воспользовались нашей хронической национальной болезнью — Смутой. Этот саморазрушительный разлад русской жизни имеет мало общего с европейскими революциями. Главные деятели смуты — самозванцы. Большевистские вожди и стали такими Гришками Отрепьевыми на новый лад. Величайшим русским самозванцем, Лжедмитрием ХХ века был Ленин. Характерная деталь: все они до конца жизни звались партийными кличками, то есть отказались от своего роду-племени.

Белые же попытались спасти Россию от этого самозванческого отщепенства, от этой смуты и тотального разрушения. Да, в лице половины своих вождей они были непоследовательны, участвовали в заговоре против государя, причастны к слому Российской империи; да, не имели ясной политической программы и делали ошибки... Но все же они, как русские люди, пытались именно спасти и сохранить традиционную Россию, а не разрушить, как красные, «до основанья, а затем»...

То есть рационализм, справедливость, всеобщая грамотность и оценка труда по его достоинству, повышение уровня жизни для русских не подходят. Им важно самопознание. Самое ценное для интеллигенции – умные рассуждения, а для народа – православная вера. Что еще нужно народу- богоносцу?

Это пусть европейцы улучшают свое материальное положение и ведут народ по пути прогресса и материального процветания.

А нам как в той известной песне:

Англичанин-мудрец, чтоб работе помочь,
Изобрел за машиной машину.
А наш русский мужик, коль работать невмочь,
Так затянет родную дубину.

Вот эту дубину и вернули для русского народа, разрушив так не нравящийся Разумовскому советский строй.

Но почему-то и этот новый режим и вся система не нравятся православному мыслителю.

Разумовский: В наше время главное общественное настроение — это безысходность. Обилие всякого рода развлечений, в том числе на телеэкране, характернейший признак того, что на самом деле нас уже подташнивает, и мы лишь пытаемся бодриться. Это оттого, что, как сказано в Евангелии, невозможно «строить на песке». У любого явления есть фундамент, обычно он не виден, но от его состояния зависит все. А для того чтобы заниматься его укреплением, проводить некие противоаварийные работы, прежде всего нужно понять, где же он находится. И я очень надеюсь, что «Русская Голгофа» позволит людям получить это ощущение, понять, что от тех событий, которые по историческим меркам произошли буквально вчера, сегодня зависит очень и очень многое.

И конечно, этим фундаментом по его мысли является русская Голгофа, у подножия которой он не перестает лить слезы и исходить ненавистью к большевикам.

Человек ищет фундамент, говорит о его необходимости и не понимает, что именно такие как он и есть разрушители этого фундамента.

Не русский бунт, не русская смута, так пугающая интеллигенцию, а кровавая революция произошла в 1789-1799 годах во Франции. Там не было гражданской войны, поддержанной западными силами капитала, но была война классов и сословий. Но головы казненных летели в таком количестве, что устрашили бы воюющих в любой гражданской войне. Смута гораздо более впечатляющая, чем любая российская, длившаяся десять лет, почему-то выпадает из поля зрения наших мыслителей. Все самое страшное может быть только у нас, потому что у нас были большевики и они репрессировали духовенство, такие гадкие.

А французское духовенство, казненное во время революции, или католики во времена торжества протестантизма в Англии – это божья роса и отношения к революциям не имеет.

Но даже если так, если все самое ужасное – это русская смута, то спросите себя,  что бы было, если б французы на протяжении столетия делили бы нацию на своих и чужих, если бы склоняли своих вождей от Марата и Робеспьера до Наполеона как сумасшедших, самозванцев и разрушителей, а простой народ, поддержавший их и разрушивший Бастилию, позиционировали как совков и быдло, то вряд ли Франция когда-либо нашла свой фундамент и продолжила бы свое развитие, не оглядываясь назад.

Да и в Нидерландах или Англии вряд ли именуют свои революционные движения и кровавую смену власти Голгофой. Хотя в Англии по свежим следам попытались отомстить организатору казни Карла 1 Кромвелю.

30 декабря 1661 г. в день казни своего папы король Карл II приказал распотрошить могилы его палачей в Вестминстерском аббатстве и казнить останки на виселице в Тайбурне. Тело Кромвеля было обезглавлено и сожжено.

Правда, в Англии королевский двор по сей день испытывает негативные чувства по отношению к Кромвелю и старается ничем не увековечивать его память, но празднование дня раскрытия Порохового заговора и казни Гая Фокса, католика, вряд ли свидетельствует о религиозной терпимости англичан.

Но тем не менее, никто в Европе не мстит настоящему через прошлое. Это наша специфика, как и «смута». Видимо экспроприация экспроприаторов была очень чувствительна для власть и собственность имущих, что они по сей день не могут этого забыть.

Ф.Разумовский позиционирует себя как православного, защитника веры и печальника о репрессированном духовенстве. Но вот Библию он знает плохо.

Все, кто когда-то лишился своих имений, особняков , уютных кабинетов и профессорских кафедр, все, кто считает себя истинно православным верующим христианином должен помнить слова Библии: И всё, что приключается нам, бывает за злые дела наши и за великие грехи наши. 2Езд.8,83

Ничто в мире не бывает без причины. И если в России произошла Октябрьская революция, то она не причина, а следствие тех бед и неправильной политики властей Российской империи, которые привели к революции.

Отлично ведь знает человек, что не под силу одной личности стать на земле Богом, даже самому умному и богатому. 

Много причин, по которым люди подчиняются одной личности, но нет ни одной, по которой можно было бы сказать, что он наделен такой силой, что победил даже разумных.

Всегда причины поддержки того или иного лидера таятся в том, что народная масса устала от тягот жизни и беспредела властей.

Не тайный заговор и не немецкие или иные какие капиталы приводят определенную партию к власти, а ситуация в стране.

Даже Гитлер не пришел во власть за чьи-то деньги или из-за чьего-то безумства.

Германия была в разрухе, без руля и ветрил, с галопирующей инфляцией и неспособным ее остановить правительством.

В России была та же самая ситуация. 

Мы любим упрекать большевиков в захвате власти и лить слезы по несбывшимся великим  перспективам нарождающегося в России капитализма.

Но мы напрочь забываем, что Россия на тот момент уже три года воевала, воевала затяжной, изматывающей войной. И уж если промышленно развитая Германия несла огромные потеря и теряла свою экономику, то что можно говорить о слабой России только что проигравшей в русско-японской войне.

Вы думаете, она бы была победительницей в новой? Вы думаете, что даже войдя на штыках Англии и Франции в победители, она стала бы процветающей империей без промышленности и сырьем, запроданным Западу, как, впрочем, и всеми остальными отраслями обрабатывающей промышленности? С капиталами, почивающими в западных банках?

Ну, Турецкой Портой мы может быть и стали. Или имперским Китаем, с тысячами голодных разоренных крестьян. Перспективы невеселые. И стоит ли оглядываться только на Гражданскую войну, развязанную не заботой о народе, а спасением своей собственности и привилегий, силами буржуазии? Фраза о том,  что  Белая армия пыталась именно спасти и сохранить традиционную Россию, а не разрушить, как красные, «до основанья, а затем» является очень ярким подтверждением того, о чем печалятся нынешние поклонники православия и русского самодержавия: о потерянных классовых преимуществах, о благах частной собственности и о смирении православного народа.

Если ты хочешь найти фундамент, то не о русской Голгофе нужно беспрестанно говорить, не обличать большевиков и революцию. История уже свершилась и пересмотра ей нет и не будет, как бы не толковали на свой лад радетели русского самосознания  или поклонники западных ценностей. Но вот мешать пониманию сегодняшней ситуации, разделять народ по идеологическому принципу, сеять раздор, это печальники Земли русской очень хорошо умеют.

Так и видишь в этих мыслителях не поборников чести и совести, а типаж из Чеховского «Ярморочного «итого»:

«Сеня, ты не обижайся. Записал я тебя у мирового в свидетели насчет оскорбления в публичном месте в рассуждении того случая, когда нас били, а ты говоришь, что я зря. Не фордыбачься, потому ведь и тебе за загривок влетело. Не давай синякам сходить, растравляй....»

Вот и растравляют по мере сил, лишь бы сохранить их видимость. Не ровен час, забудут. Как тогда стать совестью нации и носить цветочки к Голгофе. Ведь иного они не умеют.Или за самопознание кто-то хорошо платит? 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic