ansari75

Category:

Новое видение "русского вопроса".

Евгений Ю. Додолев в своем посте:«Покайся, русский человек, за то, что ты родился русским!» пишет:

Самое, пожалуй, скандальное заявление о русских, озвученное по ТВ отечественным политиком – пассаж Игоря Юрьевича Юргенса, ответившего на вопрос «Что мешает модернизации России?»:

Игорь Юрьевич Юргенс:

«Российская общинность и архаика могут быть преодолены не раньше 2025 года. Только к этому времени российский народ станет ментально совместим в восприятии демократии со среднестатистическим прогрессивным европейцем. Пока же в России очевидна тенденция деградации человеческого капитала. Для экономически активного населения характерна деквалификация (то есть потеря профессиональных навыков из-за невозможности работы по специальности), деградация, люмпенизация и даже дебилизация».

Так вот. Разговаривая с Юргенсом, поймал себя на мысли, что в такого рода диалогах подача и манера важнее сути. Когда твой визави упакован в толстые регалии, ты скорее допустишь собственную неосведомленность, нежели заподозришь собеседника в тотальной некомпетентности. Если вещи излагаются безапелляционно, уверенно и где-то даже снисходительно, то невольно ищешь оправдание озвученным неточностям и отсутствию логики. Это по-русски.

С другой стороны, люди думающие, рефлексирующие – почти не имеют шанса занять достойное место в истеблишменте, где умение эманировать свою правоту важнее ремесла поддерживать дискурс.

Когда беседуешь с людьми, добившимися социального успеха (финансового, репутационного или статусного) невольно замечаешь, что в рамках категории (денежной, имиджевой или должностной) они бывают похожи. То есть люди определенного типа добиваются схожих успехов. Этим особо не удивишь (подобное притягивает подобное), удивляет другое: успешные люди в своих высказываниях сплошь и рядом выходят далеко за рамки своей компетенции, уверенно рассуждают о том, в чем вообще не разбираются, а мнения их, в силу социальной значимости, очень быстро, увы, обретают статус надежного источника.

Удивляет и другое – как люди одной среды, одного воспитания и одного поколения, вырастая, радикально расходятся в оценке действительности, и обслуживают впоследствии совершенно разные ценностные системы. Именно «обслуживают». Потому что люди умирают, а идеи остаются и вербуют в свои ряды новых людей. По большому счету точно таких же…

В самом деле, отчего наша интеллигенция еще со времен Очаковских и покоренья Крыма стала врагом собственного народа и поклонником Запада?

Это не аристократия, которой приписывают обычно все грехи, ненавидела свой народ. Она его просто не замечала и считала, что раз она есть, раз есть царь, то и народу хорошо. Ведь народ дан помещику самим Богом с тем, чтобы он заботился о народе как о своих детях.

Аристократия проживала на Западе скопленные народным трудом капиталы и считала жизнь свою удавшейся. Она никогда не мечтала оторваться от народного родного корня, потому что он был источником ее питания и соками, которые позволяли аристократии пользоваться увеселениями Запада, не отрекаясь от родины.

Не исходила ненавистью к народу и рождающаяся в эпоху капитализма разночинная интеллигенция. Именно ей, разночинной, свойственен был патриотизм народного толка, уверенность в силе и самобытности русского крестьянства и надежды на светлое будущее всего народа.

Но в то же время, слишком большая разница социальная, существующая между слоями общества, мало по малу заставили нашу интеллигенцию обратить свои взоры на свободный Запад и убедить себя, что для хорошей жизни для себя любимых не стоит менять систему социально-экономического состояния государства Российского, а гораздо проще разглагольствовать о европейских свободах и русском менталитете. 

Дело не просто в том, что в России был абсолютизм, был царизм и пережитки крепостного права. Дело в том, что сытой интеллигенции нужно было трудиться и добиваться создания гражданского общества. Но в условиях России оказалось гораздо проще упражняться в словах и получать гонорары, пользуясь тем, что число образованной интеллигенции у нас было невелико и, проявляя лояльность к власти, она могла жить припеваючи. И, конечно, на самом деле выбившаяся в элиту интеллигенция, получившие образование и доходы бывшие разночинцы и помещики, лишившиеся имений, никак не могли жаждать всеобщего образования для народа и политических свобод. Они отлично понимали, что большинству из них, получивших доступ к благам лишь по происхождению и ограниченности круга образованных людей, конкуренция ни к чему. Проще сохранять собственную исключительность и посвящать себя ораторской деятельности словами обличая отсталость России и косность ее народа. Проще и сытнее.

Вспомните Ионыча из одноименного рассказа А.П. Чехова. Вспомните «Дым» И. Тургенева.

А потом вспомните отзывы писателей и ученых о нашей интеллигенции.

   К примеру, Достоевский Ф.М.

   — «Наш либерал это прежде всего лакей, который только и смотрит кому бы сапоги вычистить».

    А Гумилев Л.Н. вообще обиделся, что его причислили к творческой интеллигенции — Лев Николаевич, вы — интеллигент? Гумилев — Боже меня сохрани! Нынешняя интеллигенция — это такая духовная секта. Что характерно: ничего не знают, ничего не умеют, но обо всем судят и совершенно не приемлют инакомыслия…».

   Солоневич И.Л. весьма краток: «Русская интеллигенция есть самый страшный враг русского народа».

   Ключевский пошутил: «Я интеллигент, да боже упаси. У меня профессия есть». Кроме того, он дал очень четкое определение либеральной интеллигенции: «…правильнее говорить деклассированная люмпен-интеллигенция, временно перераспределяющая материальные блага».

И вот в России, в которой так   удобно было жалеть народ  и продолжать пользоваться собственной исключительностью, произошла революция, которая отменила привилегии интеллигентных умов и дала доступ к образованию всем и каждому, заявив, что в новом государстве каждая кухарка должна получить такое образование и культуру, чтобы могла управлять государством.

Как же смириться с таким положением. Где взять рублевки за визиты, на которые  можно купить себе мещанский уют в виде дома, выезда, теплой меховой шубы, театров и концертов?

Ленин очень точно охарактеризовал часть русской интеллигенции:

«Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и её пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации.   На самом деле это не мозг, а говно».

Он писал Горькому : 

Будто бы «остатки» (интеллигенция и мелкое дворянство) «питают к Советской власти нечто близкое симпатии», а «большинство рабочих» поставляет воров, примазавшихся «коммунистов» и пр.!
И Вы договариваетесь до «вывода», что революцию нельзя делать при помощи воров,
нельзя делать без интеллигенции.
     Это — сплошь больная психика, в обстановке озлобленных буржуазных интеллигентов обострившаяся.
Вас окружает озлобленной буржуазной интеллигенцией,
ничего не понявшей, ничего не забывшей, ничему не научившейся, в луч-
шем — в редкостно наилучшем случае — растерянной, отчаивающейся, стонущей, по-
вторяющей старые предрассудки, запуганной и запугивающей себя.

Вы поставили себя в положение, в котором непосредственно наблюдать нового в
жизни рабочих и крестьян, т. е. 9/10 населения России, Вы н е м о ж е т е; в котором
Вы вынуждены наблюдать обрывки жизни бывшей столицы, из коей цвет рабочих ушел на фронты
и в деревню и где осталось непропорционально много безместной и безработной интеллигенции,
специально Вас «осаждающей»

Как же было не стать этой интеллигенции диссидентами и либералами, уверенными, что только один Запад несет культуру и цивилизацию России.

После перестройки вся эта диссиденствующая «интеллектуальная знать» с фигой в кармане, создала сама себе свой избранный замкнутый круг либералов, прогрессистов и ненавистников все той же России, исторической и единственной, которая их кормит и содержит, а вместо благодарности вызывает еще большее озлобление и ненависть.

Именно состояние должника, не желающего возвращать долг, и диктует нынешней либеральной интеллектуальной элите ее высокомерие и убежденность, что Россия как была отсталой страной крестьян, так и останется ею на века, никогда не сравнявшись с благословенным Западом ни в культуре, ни в прогрессе.

На самом деле наша нынешняя интеллигенция – это все те же мещане, Пьеры Скрипкины, Ионычи и Смердяковы, которые боятся потерять свой статус в честной конкуренции талантов и лишиться своей исключительности, если на них будут смотреть трезво и честно.

Они не созидатели, а разрушители, сваливающие свою вину почему-то на Ленина, большевиков, рабочий класс и крестьянство.

Более ста лет они мусолят извечный русский вопрос, к которому прибавилась «кровавая гражданская война, русская Голгофа и делят народ на свою интеллектуальную элиту и прочих отсталых совков и ватников.

Еще Тургенев в своем романе «Дым» говорил словами одного героя:

«Сойдется, например, десять англичан, они тотчас заговорят о подводном телеграфе, о налоге на бумагу, о способе выделывать, крысьи шкуры, то есть о чем-нибудь положительном, определенном;сойдется десять немцев, ну,тут,разумеется, Шлезвиг-Гольштейн и единство Германии явятся на сцену; десять французов сойдется, беседа неизбежно коснется "клубнички", как они там ни виляй; а сойдется десять русских, мгновенно возникает вопрос,- вы имели случай сегодня в том убедиться,- вопрос о значении, о будущности России, да в таких общих чертах, от яиц Леды,бездоказательно, безвыходно. Жуют, жуют они этот несчастный вопрос, словно дети кусок гуммиластика: ни соку, ни толку.» 

Однако с того времени прошло сто лет. Народ смог осуществить свою мечту и вот теперь новые болельщики за великую державу и  искатели  смысла российской жизни и души ее народа, нашли гораздо более эффектную тему. Они теперь не ругают гнилой Запад и не восхваляют великую русскую душу.

Они боятся этого самого народа, который и в самом деле оказался великим, и всеми своими хилыми мыслительными силенками стараются втоптать этот народ в грязь, выискивая в нем и архаику, и пережитки крепостного права, и отсутствие гражданственности, и даже злобу. Так в беседах и говорят: наше общество очень злое и жестокое. Европейская культура у нас не может привиться, потому что каждый норовит дать тебе в морду на справедливое замечание. 

Да, это верно, но не из-за архаики русской жизни и менталитета воспитанного крепостным правом.

Причины в том, что социальное равенство вызывает злобу лишь у тех, кто хочет его ликвидировать, кто  решил, что деньги – это новый бог, это мерило всего: и чести, и совести, и таланта. Но так решить ему позволила именно та система, которую вы списали с Запада и теперь всеми силами навязываете ее народу. Имя ей – капитализм.
 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic