ansari75

Category:

Свобода в фас и реверс.

Это сладкое слово «свобода». Почему оно сладкое? Почему человек уверен, что имеет на нее право и она должна дать ему смысл жизни и радость бытия? Почему он никогда не задается вопросом: а что включает в себя это понятие – свобода. От чего свобода? Для чего – свобода? Для кого – свобода?

Когда-то философы определили свободу как осознанную необходимость. Но люди хотят видеть в свободе только право на необходимость только для самих себя, не замечая, что никогда свобода не имеет одностороннего изображения. Она имеет и оборотную сторону.

Понятия о свободе меняются вместе с эпохой. То, что разрешалось в обществе в одни времена, запрещается в следующие. И чем выше становится уровень жизни и благополучней государство, тем меньше личных свобод остается у граждан.

Каждый свободный гражданин желает иметь домашнего питомца. И он приобретает его, даже в ущерб логике и затратам. И тут же сталкивается с тем, что свобода приобретения упирается в несвободу распоряжения.

Идут по улице женщина с собачкой небольшого размера . Собака на поводке и в наморднике. А было время, еще совсем недавно, когда женщина шла рядом с собакой и собака была без намордника и поводка и никто не грозил ей штрафом .

Брянске за прошлый год наказали 58 жителей за нарушение правил выгула домашних животных. 23 человека привлекли к административной ответственности уже в этом году.)

Больному помогают таблетки с кодеином и антибиотик. Но купить без рецепта их нельзя. А было время, когда торговые сети аптек доверяли гражданам и считали, что человек сам себе не навредит. Можете купить кодеин, можете – антибиотик, но знайте, что они могут вас не вылечить, но принести вред. Однако свобода выбора была для каждого.

За отказ от прививки – штраф. Фото ребенка в соц. сетях – штраф. Коробка конфет или букет цветов – взятка и подсудное дело.

Проход в публичные места, не только в музеи и библиотеки, но в парки и на площади, в места народного гуляния и бесплатных увеселений -  через металлоискатель.

Даже в театре тебя проверяют детекторами и металлоискателями.

 В церкви на богослужении епископы доверяют свои жизни не Богу, а дюжим охранникам.

А было время, когда у входа в помещение крайкома или горкома стоял одинокий милиционер. И его вид всех возмущал: нарушение прав гражданина и его свобод. Зато теперь охрана, полиция и металлоискатели знаменуют собой защиту прав населения.

Места отдыха огорожены кордонами из полиции, тяжелым транспортом  и металлическими барьерами. Гуляние становится брожением по клетке с песнями и огнями, из которой так же трудно выйти, как и войти. И все это ради твоей безопасности.

В школах – охранники и турникеты с пропускной системой.

 В школах и детских садах больше нет коллективного похода в парк для малышей.

А когда-то дети играли во дворах, ходили в магазины за хлебом и молоком, в кино и парки без родителей.

Детсадовских детишек водили на прогулки по городу и не боялись, что родители напишут жалобы и уволят воспитателя.

Теперь над родителями довлеет страх. Отпустить ребенка одного – это непростительная ошибка. И не только потому, что это может грозить штрафом. Кругом одни маньяки, одни насильники, одни террористы. Страх стал новым методом воспитания.

Раньше в школе преподавали обществоведение, теперь – ОПК. Раньше дети строились на линейку, чтобы услышать то, что скажет директор. Теперь они выстраиваются, чтобы батюшка окропил  их святой водой.

Раньше учитель был непререкаемый авторитет и имел полное право удалить мешающего другим детям ученика из класса.

Теперь ценность свободы ученика выше авторитета учителя и одноклассников, желающих учиться, а не смотреть,  как свободный ученик срывает им урок. Права ребенка – святы.

В последнее время профессия педагога становится все более опасной. В январе в Сызрани  ученик восьмого класса ударил учительницу физкультуры. Конфликт произошел прямо на уроке во время игры в волейбол. Агрессивный восьмиклассник пришел выяснять отношения к учащемуся девятого класса, напал на него и избил. За мальчика заступилась молодая учительница физкультуры, за что получила удар по голове и сотрясение мозга. В Москве в октябре прошлого года учительница была избита агрессивным третьеклассником за то, что вызвала мать школьника на разговор о его плохом поведении.

В городе Ардон в Северной Осетии депутат районного собрания напал на учительницу во время урока в средней школе № 4. Об инциденте со ссылкой на жалобы родителей учащихся главе Ардонского района сообщают местные СМИ.

«Василий Гогичаев, как утверждают учителя средней школы № 4, ворвался в учебный класс и на глазах детей за волосы выволок учителя Мадину Созиеву», — пишет североосетинский информационный сайт «Основа».

Причиной нападения депутата на учительницу стал инцидент с пропажей небольшой суммы денег из раздевалки, где оставила вещи ученица пятого класса. Учителя пытались выяснить у других детей, кто мог украсть деньги, и одна из опрошенных пожаловалась своему дяде — Василию Гогичаеву, который возмутился тем, что его племяннице задают вопросы о краже.

Но свободомыслящие либерально настроенные журналисты озабочены другим, не вопросами дисциплины и уважения друг к другу, а  тем, что это уважение и дисциплина могут их лишить вожделенной свободы от ответственности и знаний. Они идут в русле новой политики свободного обучения.

Цель школы — сломать волю ребенка, вынудить его к нормативности, заставить стать частью коллектива, который он не выбирал. Главная задача родителей — смягчить удар, а не стать соучастником палачей, даже если это палачи поневоле, не осознающие своей карательной миссии.

Вот иное мнение: Самые поддерживающие воспоминания детства у меня вот какие: как дедушка на меня орал
И я по сей день благодарна за то, что он делал со мной уроки. За то, что он часами их со мной делал. За то, что заставлял вести читательский дневник и дневник наблюдений за погодой. За то, что заставлял делать зарядку. Вообще за все, что он заставлял делать. Он тратил на это принуждение огромное количество времени и нервов.
И поэтому, когда говорят: не делайте с ребенком уроки! Пусть он будет самостоятельным. Не портите с ним отношения. Дайте ему свободу, он сам разберется! – не думаю, что это правильно.
Сначала отношения будут очень хорошими. А потом ребенок вырастет. И не будет иметь понятия о дисциплине. О трудолюбии. На то он и ребенок – ему трудно самому организовать процесс и к чему-то себя принудить. Играть и болтать куда веселее, я понимаю. Но когда вспоминаю про любовь – вспоминаю дедушку и уроки, которые мы делали. Я научилась. И иногда любовь – в принуждении. Которое требует огромного внимания, времени, затрат энергии.
Источник: https://materinstvo.ru/art/18869 Materinstvo.ru

Но нынешние граждане нового общества не думают о будущем своих детей и об их подлинной свободе, свободе духа, полученной через познание сложности мира, через дисциплину и воспитание ответственности.

С чем я мириться не готов и буду сражаться до последнего — это любые формы идеологического давления и промывки мозгов. От такой программы по истории или обществознанию, которая будет представлять теперешнюю политическую ситуацию в России единственно возможной или наилучшей, — до любых форм религиозной пропаганды, подаваемой под соусом «обучения». В школе, где возможно что-то подобное, мои дети учиться не будут никогда, ни за что.

Напрасные переживания.  Любая внушаемая идеология очень быстро рассеивается, если ребенок привык учиться, привык ценить знания , уважать учителей и считать дисциплину и трудолюбие залогом успеха.

Никакая идеология не приведет к низкопоклонству, лицемерию и извращенным представлениям о добре и зле, если ребенок получает знания, а не только идеологию, если  ему прививаются нравственность и гуманизм, а не эгоизм и своеволие.

В царской России Закон Божий был обязательным предметом, но именно его обязательность привела очень многих мыслящих юношей к атеизму, а не к фанатизму.

Свобода не может быть полной, потому что свобода одного человека связана с несвободой другого и правила жизни требуют, чтобы личные свободы и общественные несвободы были увязаны максимально удобно и правильно для большинства, а не для каждого отдельного человека.

Есть системы, в которых общество отбирает у личности ее личную свободу в свою пользу. И есть такие, где общество отдает часть свобод в личное пользование каждого человека.

Правила поведение, сословный этикет, устоявшиеся традиции и обычаи, классовая разница, диктующая запреты для одних слоев и свободу для других на сословном уровне, имущественная на праве частной собственности, создающая несвободу бедным и свободу богатым уже по имущественному цензу, религиозные запреты, требующие от личности жертвы в пользу Бога, - все эти причины никогда не позволят человеку делать все, что он хочет. Никогда не сделают его свободным от обязанностей, условностей и общественного договора.

Наиболее уравновешенными отношения личности и общества могут быть только в бесклассовом обществе без частной собственности на средства производства. Но именно тот факт, что такая система способна дать подлинную свободу каждой личности является самым страшным для классового общества явлением. В любом классовом обществе элита никогда не уступит своих личных прав народу и каждой личности из народа. Потому так усердно она сеет миф о свободе личности в западных капиталистических странах, хотя  именно в той системе личность всегда будет зависеть от того, кто она есть по социальному и имущественному статусу. 

Социальное равенство никогда не входило и не входит в непременное условие отношений личности и классового общества. Ведь часть тех, кто считает себя элитой, кто имеет больше, чем все остальные всегда желала отличаться от тех, кто составляет народ. И если сословия сейчас отсутствуют де юре, то нужно создать жесткие ограничительные рамки для большинства де факто.

Западный индивидуализм,  воспринимаемый  сейчас как  свобода личности, является образом жизни далеко не для всех, а лишь для определенного круга элиты и ее духовных помощников из деятелей культуры. Индивидуализм, постмодернизм, свобода самовыражения создавались для избранных.

Для остальных существуют толерантность и политкорректность.Это и есть оборотная сторона свободы, которая неизбежно будет принимать тот облик запрета и ограничений, который необходим человеку для обуздания его свободы, вульгарно понятой, как безответственность и произвол.

Более того, чем выше уровень культуры, чем выше свобода личности под названием индивидуализм или постмодернизма, тем больше ограничений налагается на личность. Но эти ограничения навязываются человеку под названием гражданственность, ответственность и разумность.

На самом деле это все то же стремление власти отобрать часть свобод личности в свою пользу. Личность становится послушным роботом в условных границах дозволенного, которым была всегда в условиях религиозного диктата, основанного на запретах и ограничениях.

Только когда-то  этот диктат именовался служением Богу, а теперь – экологии, природе, заботе о детях, заботе об инвалидах, об извращенцах, об умственно отсталых, о животных, о свободе самовыражения.

Эйджизм, сексизм, эйблизм, харассмент, экология, защита прав верующих, защита прав ребенка, защита от семейного насилия,толерантность, политкорректность, требующие от человека  быть безликим и послушным, принимать как должное те рамки, из которых невозможно выйти.

Может быть, эти все требования и обоснованы. Может быть, запрет открыто носить крестик или хиджаб имеют смысл. Может быть человек соблюдающий нормы новых условий жизни приучается к разумному отношению к другой личности и природе,  но то, что это ограничение личных свобод – это факт.   Толерантность и политкорректность – это новый бог современного общества, которому должен служить человек, бог, требующий от человека жертв личного порядка именно в свободе его внутреннего состояния, его возможности быть самим собой, открытым, жизнерадостным, а не запуганным и строго соблюдающим ширину шага на узкой полосе политкорректности. 

Как и должно быть результатом этой регламентированной политкорректности становится невозможность высказать открыто свое недовольство или радость, быть эмоционально открытым не в вульгарном смысле этого слова, а в свободе общения без страха кого-то оскорбить или задеть. В свою очередь страх ошибки и вынужденная сдержанность часто  приводит человека не к  покорности и смирению, а к стрессу, вырастающему в преступление против себя или общества.

Ведь в нынешней череде запретов человек  обретает  свободу только в эмоциональном срыве, в агрессии по отношению к другим, в грубости, наглости, хамстве, но и в самоубийстве или  фанатизме любого направления. Это его плата политкорректности и толерантности. Это его жертва новым богам свободного общества.

Может быть так популярны рэперы с их мрачным настроем на отрицание всего человеческого, что дети и подростки помещены в условия полного тотального контроля.

Закон о защите прав ребенка, закон о защите от семейного насилия, закон о защите прав верующих, и тому подобные законы, включая права на трансгендерные изменения пола и однополые браки – это не путь к свободе. Это путь к новым запретам, но уже не религиозным, а юридическим.. И вызван он именно тем, что человек не понимает смысла свободы, превращаясь в эгоиста, хама и насильника.

Но люди почему-то этого не видят. Они боятся идеологического воспитания в школе, боятся того, что им предпишут правила поведения по принципу  свободного и добровольного уважения друг к другу,  научат ограничивать себя  самим, в силу высокой сознательности и признания прав других людей, научат признать  неизбежное ограничение собственной эгоистической свободы ради коллектива и общества. 

Коллектив – вот что страшно новым идеологам свободы личности. Коллектив – это сила, это воля и в конечном счете, осознанная необходимость, которая и есть свобода. 

Новая свобода принесла людям не единство, а страх друг друга и отчуждение. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic