ansari75

Category:

Алло, Вава? Ты сейчас упадешь!

Вы читали «Молот ведьм» двух очень религиозных немецких монахов? Вы слышали об инквизиции, еретиках, колдунах, ведьмах и аутодафе?

И вы, конечно, думаете, что это касается только одного не слишком уютного периода в истории христианской цивилизации, когда человечество немного подрастроило психику и от здравомыслия обратилось к домыслам, подозрениям и раздвоению личности в чисто шизофреническом экстазе?

И вы будете неправы, потому что шизофрения – это стойкий спутник любой религии и в особенности фанатично верующих граждан в любой период истории, при любом уровне развития науки и совершенстве уровня жизни.  

Шизофреническая мания поиска врага и домысливание вместо анализа когда - то выделило один народ над всеми другими и этот народ посчитал себя богоизбранным. Потом, почти через три тысячи лет другой народ посчитал себя тоже избранным, но уже не Богом, а самой природой, опирающейся на расовые различия.

Теперь мы тоже вошли в ту стадию религиозного самосознания, когда здравомыслие и безобидная реальность представляются новым «Молотом ведьм».

Ничего удивительного в этом нет. Религия – это списание собственных ошибок, просчетов и разницы личностных установок на неведомого врага в каком угодно облике, от Египетского Сета до Гетевского Мефистофеля или Булгаковского Воланда, именуемого в христианстве Сатаной или по мелочи – бесом. Еще бы, Бог ведь всегда благ. Как же тогда получается, что мир не столь уж счастлив в своем бытии? Конечно, враг мешает.

Особенно удобно самого человека, несогласного с тобой, обращать в беса. Это так заманчиво, как шизофренику видеть в каждом человеке врага и домысливать его поступки.

Не верите, что в наше время верующий не отличается от средневекового верующего и даже от члена Священной инквизиции? Вот вам доказательства:

Лукашин-бес. Религиозный анализ культового советского фильма

Мало кто обращает внимание на сцену в фильме «Ирония судьбы», где Женя корчит рожи перед зеркалом. Между тем, именно ее можно считать ключевой для всего фильма: в этот момент главный герой, совсем недавно заявив: «К чёрту монастырь!», — меняется местами не просто со своим отражением, а с бесом, чья фамилия Лукашин прозрачно намекает на Лукавого. Именно этот бес, побывав а бане, где всегда обитает нечистая сила, и прихватив с собой веник, который может выступать и как вместилище злых духов, и как транспортное средство, отправляется в Ленинград, подменив собой еще и Павлика. Это не последняя подмена в фильме — вскоре придёт время занять место Ипполита и принять его имя, — однако именно она выглядит особенно символичной: отправиться в бывший город Святого Петра вместо Павла. Впрочем, нельзя быть до конца уверенным, что речь идет именно о Ленинграде: возможно, это лишь изнанка настоящего города, населённая шумными пьяными бесами. И если в Москве рядом с домом стоит Храм Архангела Михаила, то в теневом городе свято место осталось пустым. Адрес обоих домов расшифровывается просто: это не 3-я улица Строителей, а скорее улица строителей Третьего Храма, возвести который должен, как известно, Антихрист. Как писал епископ Ипполит (sic!) Римский, «воскресил Спаситель святую плоть Свою как храм; восстановит также и он [Антихрист] каменный храм в Иерусалиме».

Конечно, Святки — время, когда царит нечистая сила, — должны начаться только через неделю, однако не следует забывать, что Барбара Брыльска — католичка, поэтому для неё Рождество уже наступило и её бесы уже пришли. В том, что Лукашин — бес, нет никаких сомнений. Он не просто кажется другим человеком, наглым, бесцеремонным и развязным, — он становится другим существом и даже о том, что должен носить очки, вспоминает лишь к середине второй серии. Лукашин врёт, провоцирует, соблазняет, а его явное отвращение к рыбе, символу Христа, только довершает картину. У Нади и Ипполита, надо отметить, очень правильные инстинкты: одна при первой же встрече пытается окропить беса водой, к сожалению, не святой, другой устраивает себе отряд крещения вместе с исповедью — но противостоять бесовскому натиску никто из них не в силах. Фигура Ипполита представляет, конечно, особый интерес. Его древнегреческий тезка в своё время стал жертвой Посейдона и понесших коней. Оба мотива — воды и неуправляемых лошадей, предстающих в виде «Жигулей», — есть и в фильме, однако трагической фигуре этого античного героя следует посвятить отдельное исследование.

Франсиско Гойя. Сон разума порождает чудовищ.
Франсиско Гойя. Сон разума порождает чудовищ.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic