ansari75

Categories:

Народ для нашей элиты всегда не тот.

или как православно-византийский мейнстрим вступил в конфликт с реальностью

Православие – это духовность, это вера в Бога, исполнение Его заповедей и соответственно изменение личности человека в сторону добродетелей.

Но…

Маленький пример. Есть у меня одна знакомая, которая смотрит только каналы «Спас» и «Союз», причащается еженедельно и читает только акафисты со Священным писанием

Она когда-то рисовала, писала стихи, а теперь пишет поучения и воспоминания.

Недавно она прочла мне очередное свое творение о своем покойном муже. Она характеризовала его как человека чуткого, отзывчивого, доброго, хорошего друга, готового всегда прийти помочь. По ее словам он был настоящий христианин, хотя и не был крещен.

Ладно, с тем, что она отрицает совесть, нравственность и мораль, как общечеловеческие качества и соотносит их только с христианством, в порядке вещей. Так думают многие православные. 

Но дальше она дала объяснение характеру своего мужа следующим образом: он родился в 1937 году, в страшном году страданий русского народа. Каждая слеза репрессированного расстрелянного, проникала в его сердце еще в утробе матери, и потом в самом раннем его младенчестве, наполняла его душу состраданием и любовью к невинным жертвам.

Слов нет, это похлеще неприязни к Дарвину и его теории.

Если такими порциями вливали нам в душу яд ненависти, то какой должна быть реакция прозревших и пришедших в себя граждан? Я имею в виду не подругу. Она очень обиделась на мои слова, что раз она христианка, то ее дело прощать и смиряться, а не наслаждаться ложью и верить фальшивкам.

Но яд ненависти – вещь очень опасная. Лечить от него невозможно, особенно отравленных, считающих себя умными, эрудированными, свободолюбивыми и при этом христианами. Странным образом, это оппоненты патриарха Кирилла и РПЦ МП.

Читаю  интервью Кураева с Нарышкиным:

А.Кураев: Видя, с каким гиканьем и восторгом возрождается сейчас СССР-2, как люди «готовы повторить» все подвиги, подвиги советской эпохи, — я, пожалуй, склоняюсь к тому, что кажется просто какие-то особенности нашего культурного генофонда стали просто предельно ярко обнажены.

Начнем с милитаризации сознания. То есть, когда все эти детские парады в военной форме, ОМОНовцы в школах, всякие кадетские корпуса. И если бы это были просто кадетские корпуса, а то, понимаете ли, у ФСИН свои кадетские корпуса, у ОМОНа свои, у Росгвардии свои. То есть такое ощущение, что профессия охранника это то, что должно закладываться в людей с детства. И профессия вертухая, героизация максимальная. Это конечно же апология всех страниц советской истории самых темных на уровне федеральных масс-медиа. До предела, конечно, доходит крик-шоу на федеральных каналах, где уже откровенно эта апология ведется. Впрочем, и официальные лица тоже норовят таргетировать страницы, которые уже были осуждены – начиная с того же пакта Молотова-Риббентропа. И многое другое.

Опять же, серьезные ограничения свободы слова, свободы политического действия, свободы манифестации своей политической воли. И вплоть до гонения на сектантов.

А.Нарышкин: Путин на прошлой неделе говорил, что приравнивать сталинизм в Советском Союзе и сравнивать с гитлеровской Германией это цинизм, только необразованные люди могут позволить себе сравнивать два режима.

А. Кураев: Что родственно сталинизму? А вот маоизм родственен сталинизму? А режим Пол Пота родственен сталинизму? Хорошо, скажу так: между режимом Пол Пота и нацизмом можно провести все-таки какую-то параллель? Или тоже нельзя? Неужели же немецкий нацизм был такой уникальный феномен, что нигде никогда больше подобного не рождалось?

А когда я смотрю, что у них одинаковая музыкальная культура, одинаковая архитектура, одинаковая риторика, одинаковая стилистика, одинаковая политика, в конце концов? Почему я не имею права дальше пойти и говорить, что да, есть сущностные вещи.

Более того, в свое время советская власть сама себя опознавала в этом фашизме. Классическая история это, во-первых, история фильма Михаила Рома «Обыкновенный фашизм», который просуществовал в полузапрещенном состоянии в брежневское время – потому что власть четко понимала настолько четкие и очевидные параллели.»

Почему в полузапрещенном?  Нас классом водили на этот фильм, даже сочинение мы писали, по ТВ показывали. Или у Кураева уже провалы памяти вместе с куриной слепотой? Ведь если сравнивать политические режимы, то почему бы не присоединить к выше перечисленным любую попытку утвердит свою власть, превратив ее в диктатуру или единовластие? А с утверждением этой власти и единые виды архитектуры, музыкальные темы, стилистику и риторику? К примеру, Византию с ее христианством, готику, барокко, классицизм? Или у наших теперь уже не советских диссидентов, а у либералов и православных оппонентов причинно-следственные связи не существуют? Цели и способы их достижения не различаются? Мир, в их понимании либо плоский и одноцветный, либо это касается только идеологии марксизма и народной власти без частной собственности?

Реакция народа и его восторг при разговорах о сталинском периоде породили вы сами. Чему же тут удивляться? Забыли, что на всякое действие есть противодействие, и что если очень сильно давить на чью-то спину, чтобы преклонить ее под новое ярмо духовности, то она может не сломаться, а внезапно выпрямиться и сломать  давящую руку.

Не стоит забывать пословицу: «не плюй в колодец.»

Вот теперь вы хотите пить воду чистую и незамутненную советской идеологией, считаете, что воспитали твердых православных христиан, которые ужасаются расстрелу царя, репрессиям против священников, читают ваши мемориальные списки и приходят к стене плача, посыпав голову пеплом? А они вдруг отвернулись и от православия, и от пепла.

Кто ж виноват? Неужели Путин и Росгвардия с кадетскими корпусами? 

Да нет, как же можно. Просто народ у нас такой, «особенности нашего культурного генофонда стали просто предельно ярко обнажены.»

А.Кураев: Дело не в Путине, как и дело не в Сталине. Дело в том, что если провести референдум: «скажите, вы за введение смертной казни?» — думаю, что большинство…

А.Нарышкин: У нас есть опросы социологические — больше половины уже говорят «за».

А.Кураев: И вот та легкость, с которой даже молодые люди говорят «зато мы геополитическое влияние имели» и это искупает слезы конкретные русской бабушки и так далее, у которой не было ни пенсии, ни паспорта в ее колхозе — вот это удивляет.

Еще бы не удивляло, если народ видит в прошлом социальное равенство, открытое и доступное будущее, труд по таланту и оплату по труду, а наши диссиденты от православия, воспитанные на Солженицыне, видят как моя знакомая только репрессии и невозможность им самим свободно ругать власть и писать пасквили. Бесспорно, удивляет, раз глаза смотрят в разные стороны.

Когда же наши либералы от Христа или от Запада, наконец, прозреют и поймут, что бытие определяет сознание, что постоянное унижение эпохи, в которую жили   не инопланетяне, а наши деды и прадеды,  убежденные в правоте своих целей и ожиданий,  строители нового общества, рано или поздно обернется ненавистью к гонителям. 

И не мудрено, ненавистники Сталина и Советского Союза сами вызвали к себе неприятие народа тем, что эти творцы нового общества свободы и веры, разоблачая, разрушая, принуждая к новому, даже если это духовные скрепы, успели разделить общество  социально и ментально, породив богатство и бедность.

Они требуют покаяния и признания равенства  коммунизма и  фашизма, только на основании того, что фашизм родился как агрессивная реакция на коммунизм, и оказался одновременным коммунизму.

Они негодуют и удивляются тому, что народ вспоминает советский период, вместо того, чтобы признать правду, а правда в том, что они сами ни на гран не улучшили жизнь этого народа, а только отобрали то, что он имел, подсунув ему обманку в виде рынка и духовных скреп. Разве будут они милы народу? 

Настроили златоглавых церквей и решили, что для народа это вершина его смысла жизни: молиться и радоваться неумеренной свободе хозяев жизни.

Православные рано так агрессивно настроились против народа, решив, что они хозяева жизни. Как бы им не просчитаться. А ведь намеки на их фиаско уже прочитываются в обществе. 

Это и неудачи нашего православия на международной арене. Вместо единства и объединения усилий – разделения церквей. А теперь еще и Черногория приняла на государственном уровне закон о свободе вероисповеданий, тем самым ограничив влияние Сербской церкви на Черногорию.

Это и общественное  неприятие религии внутри страны. Народ российский, хлынувший в 90-е годы в церкви, довольно быстро убедился, что церковь никогда не была опорой и утешением народа. 2% верующих – это не тот результат, который хотелось бы видеть власти.

Осталась только одна Победа как символическая скрепа поколений и социального единства. Вот и приходится возрождать патриотизм через Сталина. Других опор у власти не осталось.

И только наши православные оппозиционеры и либералы- западники не могут этого понять, плюясь ядовитой слюной и в народ, и в его прошлое. А собственные  неудачи им не впервой сваливать  на народ и его ущербное самосознание. У них всегда народ не тот и ментальность его в вечном противостоянии с византийским мейнстримом.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic