ansari75

Category:

Человек и его свобода

"Поставление самого себя в центр жизни и есть либеральная идея. А если "я" в центре - что выше меня? В каком-то смысле это греховная идея, потому что поставление в центр жизни самого себя - это и есть отпадение от Бога. В центре жизни должен быть Бог", - сказал он на вечере памяти митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова), прошедшем в Петербургском епархиальном управлении.

По его словам, "пройдя 90-е годы, значительная часть нашего образованного общества стала понимать, что такое либерализм", а на заре XX века люди были им очарованы. Либеральная идея предполагала отказ от авторитетов и власти в том смысле, что "хотя какая-то власть должна быть - без полицейских на улице не обойтись - но каждый человек обладает таким достоинством и такими правами, что он и есть сам для себя власть", сказал предстоятель.

Трудно поверит, но патриарх в либеральном тренде. И дело не в том, что он говорит о либерализме. Дело в том, как он его представляет. И именно его представление либерализма ест тот самый либеральный тренд, задуманный и проводимый новой европейской философией.

Откройте Википедию и прочтите статью о либерализме. И вы узнаете, что начало его приходится на 16 век , век с легкой руки Фоменко-Носовского, подлинной истории нашей цивилизации.  Гуманизм и Просвещение теперь являются неотъемлемыми частями все того же нынешнего либерализма.

Именно увязать все исторические формации, все философские системы в единую прямую и является задачей этого самого либерализма.

Когда-то история была прилежной и внимательной исследовательницей. Она честно делила Средневековье на раннее и позднее. С 14 века отмечала зарождение нового взгляда на мир – начало эпохи Возрождения. Треченто, кватроченто и, наконец, чинквеченто или Высокое Возрождение. Ей был ведом гуманизм, как цельная система мировоззрения, отошедшего от одномерного понимания Бога как единственного объекта, которому должен служить человек.

Гуманизм не есть свобода в понимании нашего патриарха и многих новых либералов. Гуманизм – это всего лишь свобода от церковного диктата и запрета церковного канона на знания человека о себе самом.

Если человек религии должен отрекатся от своих желаний и страстей в угоду Богу и Его требованиям, то у гуманистов человек обретая свободу от служения Богу, тем не менее остается служителем другому человеку и обществу. И ради этой цели любви 3у ближнему должен жертвовать интересами собственного «я», если это нужно. 

Говорить о гуманизме как о философии, которая ставит человека в центр мира, не совсем верно. Нужно обязательно добавить - материального мира. Античные боги в образе человека вернулись в мир средневекового аскетизма и показали человеку, что он и есть венец творения. Это равносильно тому, как если бы томящегося в заключении в темной тесной темнице, где ест только одно окно – в потолке, вывели на солнечную цветущую поляну и он увидел бы вес реальный мир и себя в нем.

Именно эту свободу церковь не может простить гуманизму. Не может забыть, что он освободил человека от аскетизма, воздержания, покаяния и смирения, бывшими идеалами церкви, заменив эти идеалы на любовь к человеку, на самосовершенствование и свободную волю, но при условии, что направлена эта воля будет не на удовлетворение желаний собственного «я», а на общественную пользу.

Эразм Роттердамский
Эразм Роттердамский

Эразм Роттердамский считал гуманистом – совершенного человека. Главная его цель – помогать ближнему и реализовывать идеи Господа без искажений. А искажения несла именно церковь, желавшая быть единственным учителем, воспитателем и надсмотрщиком над человеком и его жизнью.

Его последователь и ученик Томас Мор пошел еще дальше . Он объявил частную собственность злом. Там, где существует частная собственность и все меряется деньгами, правильное течение государственных и общественных дел невозможно. Государство и люди могут быть счастливы, только если между ними будет имущественное равенство. Все должно быть общим, тогда незачем будет завидовать, стараться приобрести побольше, обманывать ближнего.

Томас Мор
Томас Мор

Он впервые заговорил о коммунизме в масштабах уже всего общества, а не отдельных общин или сословий, и распространил его не только на сферу потребления, как Платон, но и на производство. Поэтому многие идеологи коммунизма именно Мора считали родоначальником современного социализма.

От любви к человеку гуманный христианин , имеющий свободную волю и право на познание, перешел к Просвещению.

Исходная ценностно-мировоззренческая установка Просвещения — «имей мужество пользоваться собственным умом». Тем самым идеологи Просвещения утверждали веру в человеческий разум, который наиболее полно реализуется в науке и технике.

А потом пришли классицизм и романтизм, реализм в искусстве и мысли и оказалось, что человек должен сделать шаг на пути исполнения долга перед совестью, разумом, перед человеком и обществом, чтобы построить совершенное общество.

Жан-Луи Давид Клятва Горациев
Жан-Луи Давид Клятва Горациев

От совершенного христианина к совершенному человеку нового коммунистического общества. И общество это будет торжеством свободного Духа, который проявится в отсутствии бедности и богатства, в свободном труде и творчестве на общее благо.

Иными словами, от античной философии к гуманизму, вершиной которого становится коммунизм.

От античного язычества к освобождению от диктата церковных канонов и запретов к совершенному свободному волей христианину. Это не атеизм. Это завершение учения Христа.

Отсюда начинается кардинальный разворот от гуманизма к совсем иному взгляду на мир, в котором центральное место занимает не человек, а собственность, как благословение Божие.

Собственность как источник блага и прогресса, дающая право ее обладателям  стать над миром и его условностями. Атеизм и безбожие были просто излишней философией, потому что Бог в своем благословении слился с этой собственностью и личной свободой человека. 

В 1776 году в Америке была принята Декларация независимости. Она провозгласила в своем первом пункте : «все люди по своему происхождению равны и обладают равными правами (на жизнь, на свободу, на достижение счастья и др.)»

Обратите внимание: не разум, не долг перед обществом или ближним, а право личности на жизнь счастье (любым путем).

«Здесь преклоняются перед теми, кто добился успеха. Будь то миллиардер, кинозвезда или прославленный гангстер... Главное – преуспеть в своем деле, каково бы оно ни было.»

В Новом Свете нет ни сложных философских категорий, нет ни материализма, ни идеализма и уж тем более там нет атеизма.  In God We Trust стала официальным девизом страны.

Для гуманизма человек был для человека. Для Просвещения человек был для разума. Для коммунизма человек был для самореализации при условии сохранения общества как высшей ценности, где нет условий для богатства и бедности, но есть только труд на общее благо и справедливая оценка каждого человека. Для либерализма ни человек, ни общество не имеют значения и ценности, потому что в центр мира либерализм поставил не человека, как полагает патриарх, а частную собственность, гарантирующую человеку  личную свободу. Человек гуманный или свободная личность – это далеко не равнозначные и не синонимические величины.

Личная свобода отрицает любой диктат, будь то общество и его интересы, будь то Человек и его интересы, единые для любого человека в здравом уме и ясном понимании своей связи с другими людьми и обществом.

На самом деле либерализм – это противоположность гуманизму. Либерализм родился для того, чтобы перечеркнуть гуманизм и прервать его связующую нить с идеалами коммунизма. 

Отсюда и такое упрямое сопротивление духа европейского гуманизма либеральному перевоспитанию общества.

В то время как американские гангстеры и золотоискатели, фермеры и ковбои, бывшие плантаторы и популярные звезды шоу-бизнеса меняли свои привычки и становились президентами, а народ, выбирая их, не слишком задумывался о нравственной стороне их успеха, закрывая глаза на средства, которые сделали их самыми важными людьми в их обществе, европеец и русский задавали себе вопрос: «Кто я, тварь дрожащая или право имею?», а иногда и восклицали торжественно: «Бог умер» и сами сомневались в правоте своих слов.

Европеец думал о Боге и понимал, что заменить Бога может только высшая цель- совершенный человек в совершенном обществе. И ради этой цели человек должен отказаться от собственного «я», от свободы личности и дать свободу воспитанию идеала самоотречения 

На поверку оказалось, что европеец никак не может отказаться от идеалов и высшей цели, которая не была бы столь примитивна, как потребление и успех.

Вот и приходится ему внушать, что свобода личности была всегда в любом веке, что либерализмом , и что гуманизм – одно и тоже, что все они были врагами церкви и Духа и всегда жаждали материального эгоистичного потребления, всегда считали индивидуализм единственным способом реализовать себя и завоевать успех.

И люди верят, и пытаются перевести гуманизм в либерализм или фашизм. Вед либерализм вроде бы враждует с церковью и требует отказаться от ее традиционных ценностей.

На самом деле, вражда наших либералов и церковников совсем не в том, что одни атеисты, а другие верующие. 

Вражда здесь гораздо прозаичней и скучнее: борьба за денежные потоки и свободное их перемещение с одновременным освобождением человеческого потребительского инстинкта от всякого контроля и запретов со стороны Бога.

Запреты либерализм найдет сам, без старых христианских запретов, превращая эти запреты в невозможность человеку общаться с другим человеком. 

Либерализм это не отрицание Бога, а отрицание самого человека, как гуманной, просвещённой самодостаточной личности, способной на самопожертвование ради высших целей служения обществу и человеку.

И у либерала, и у православного единые приемы и единый подход к человеку.

Любой, кто идет против личной свободы, провозглашенной либерализмом, свободы для собственного «я» вне морали и нравственности осуществлять свои желания, любые, кроме убийства, определяется как враг свободы. 

Точно так церковь, невзирая на человека и его свободную волю (не путать с личной свободой), считает тех, кто не разделяет ее запретов и каноном – врагом.

Пресловутый закон об оскорблении чувств верующих, чем он отличается от либеральных законов против тех, кто подвергает дискриминации однополые пары или трансгендеров.

Точно так церковь, невзирая на человека и его свободную волю (не путать с личной свободой), считает тех, кто не разделяет ее запретов и каноном – врагом.

Разница только в прецеденте. В одном случае люди говорят от лица Бога, в другом – от лица прав личности.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic