ansari75

Category:

Как из бесплатной медицины сделать платную или оптимизация в реальности.

Радио Свобода поместило на своих страницах большой репортаж о закрытии гинекологической больницы в Москве. Событие, которое на первый взгляд кажется уничтожением медицинской помощи гражданам. С одной стороны это так и есть. Но уничтожается БЕСПЛАТНАЯ медицинская помощь. Суть оптимизации гораздо глубже и коварней, чем кажется на первый взгляд.

Оптимизация под дулом автомата


Бывшая гинекологическая больница

В Москве 18 декабря утреннее совещание медработников одиннадцатой московской гинекологической больницы закончилось прибытием Росгвардии. Видео с силовиками в коридоре медицинского учреждения опубликовал независимый профсоюз "Альянс врачей". В трудовой спор руководства больницы с подчинёнными пришлось вмешаться Департаменту здравоохранения Москвы.

В начале декабря коллективу гинекологической больницы – это почти сто человек – объявили о закрытии на капитальный ремонт: больница якобы не соответствует новому стандарту, лечить людей здесь нельзя, приём пациентов будет прекращён в конце года. По словам врачей, им настоятельно рекомендовали уволиться по собственному желанию. Позже пообещали компенсации, не уточнив их размер, и заявили, что суммы будут обсуждаться с каждым индивидуально. Никаких документов ни о готовящемся ремонте, ни о грядущих компенсациях или возможностях трудоустройства врачам не показали. Добровольно увольняться сотрудники больницы отказались.

"Врачей выкинули на улицу"

Медработники считают ремонт надуманным поводом закрыть больницу, называя происходящее "рейдерским захватом". На сайте мэра Москвы её нет в перечне учреждений, где в ближайшее время запланированы работы. Медики рассказывают, что по слухам столетний дом, в котором расположился один из корпусов больницы, в лучшем случае отдадут под хоспис, в худшем – под коммерческий проект.

"Отжать особнячок"

19 декабря стало известно о том, что больницу передадут Центру паллиативной помощи Департамента здравоохранения Москвы для организации коек сестринского ухода. Об этом написала в фейсбуке директор центра Нюта Федермессер. По ее словам, в государственных клиниках нет подобных направлений, и здания бывшей гинекологической больницы идеально для этого подходят, в отличие от гинекологии.

Сотрудники гинекологической больницы с недоумением отреагировали на эту новость в видеообращении, отметив, что "в системе департамента здравоохранения много пустующих закрытых и отремонтированных зданий".

«Отжали особнячок», «Для меня это вообще не проблема», — говорила Нюта Федермессер. Для неё не проблема, а для десятков врачей и сотен пациентов — ещё какая. Врачи рассказали свою точку зрения на «отжим» их больницы

В ноябре вице-премьер Татьяна Голикова признала неудачной оптимизацию здравоохранения во многих российских регионах. В 2017 году Центр экономических и политических реформ, анализируя данные Росстата о сокращении числа больниц и поликлиник, заявил, что при сохранении темпов оптимизации количество медучреждений в стране опустится до уровня Российской империи в 1913 году.

Иван Воронин

_____________________________

P.S. Если сложить все факты по оптимизации не только медицины, но и образования, а потом послушать победные реляции хотя бы мэра Москвы об открытии новых клиник, новых школ, новых спортзалов, то возникает вопрос: а почему и зачем нужно закрывать одни больницы или школы, чтобы в каком-то особнячке открыть новые?

Все очень просто. Новые клиники и новые школы — это частные учреждения. Да, они получают субсидии от государства, они работают по государственным программам, но тем не менее, они частные. И совершается эта подмена с момента, когда появилось новое направление - государственно-частное партнерство. Ради этого партнерства и совершается оптимизация. 

Еще в 2013 году в столице стартовала программа «1 рубль за квадратный метр в год», нацеленная на развитие конкуренции в сфере медицины и образования, повышение качества и доступности услуг

Москва возглавила рейтинг по уровню развития государственно-частного партнерства в России по итогам 2015 года. Причем инвесторов интересуют не только дорожное строительство, транспорт, медицина, но и здравоохранение, и образование. Сам рынок подталкивает бизнесменов к этому.

Условия ГЧП в образовании и здравоохранении в столице схожие, рассказывает эксперт. Инвестор по итогам открытого аукциона получает в аренду объект, в течение нормативного срока проводит ремонтные и восстановительные работы и после начала медицинской или образовательной деятельности переходит на рублевую ставку аренды. В здравоохранении срок аренды — 20 лет, в образовании — 49. «Объекты под программы выбираются с учетом востребованности медицинских и образовательных услуг, что обеспечивает спрос со стороны москвичей», — подчеркивает Кострома.  За время реализации программы в Москве инвесторам в аренду передали 29 объектов недвижимости, 13 уже отремонтировали и сдали в эксплуатацию — 12 детсадов и одну школу.

В сфере здравоохранения  используются два вида государственно-частного партнерства: концессионные и неконцессионные соглашения. В первом случае инвестор по договоренности с правительством получает во временное владение и пользование земельный участок или другое имущество. Он вкладывает собственные средства в строительство, ремонт будущего медицинского центра, закупку оборудования. В дальнейшем частная компания организует работу нового учреждения совместно с государственной больницей. Главврач предоставляет медицинский персонал, а инвестор отвечает за техническое оснащение здания, покупает медикаменты и расходные материалы. Причем пациентов в новом учреждении принимают по программе обязательного медицинского страхования, то есть бесплатно для людей.

По истечении срока концессионного соглашения, за время которого инвестор возвращает вложенные средства и извлекает прибыль, лечебное учреждение переходит в собственность министерства имущественных отношений региона. Выгода обоюдная: частная компания получает прибыль, а государство - современный медицинский центр. Во втором случае инвестор строит частный лечебный центр, самостоятельно его обслуживает, но работает тоже в рамках программы обязательного медицинского страхования.

Возникает резонный вопрос: зачем частным компаниям вкладывать средства в государственное здравоохранение или работать по программе обязательного медицинского страхования, если на ту же сумму можно построить частную клинику и оказывать платные мед.услуги

Но частной клинике нужно еще раскрутиться. А госзаказ - гарантированный для инвестора доход, благодаря которому он точно сможет покрывать себестоимость работ: платить зарплату медицинскому персоналу, покупать медикаменты и т.п. 

По мнению заместителя генерального директора по экономике и финансам, маркетинга логистике ООО «ФАРМ СКД» А.Е. Литвишкова, прибыль может формироваться за счет оказания платных услуг, а также закупки лекарственных препаратов и расходных материалов по сниженным ценам. (Это для клиники, а не для пациентов. Для них все по общим ценам.) Компания выступает инвестором строительства центра экстракорпоральной гемокоррекции и клинической трансфузиологии в больнице имени Середавина (бывшая больница Калинина. - Прим. ред.).

Обратите внимание на профиль. Это не обычная болница, а элитарная клиника для богатых бездетных нуворишей.

«В концессионном соглашении оговорены характеристики лекарств и «расходников», которые мы должны закупать, - поясняет А.Е. Литвишков. -  В принципе, больницы являются итоговыми, то есть розничными покупателями. А мы все закупаем централизованно: у официального дилера в Москве или за границей. Благодаря участию в инвестиционном проекте мы получаем гарантированный рынок сбыта и, как следствие, существенные скидки от производителей».

(Больницы — розничные покупатели, а значит и платят они больше, а здесь — элита.)

Есть и другая направленность в этой деятельности: сократить число небольших частных клиник. Их проверяют на предмет соответствия нормам по площади и благополучно отбирают лицензию. Касается это в основном косметологических услуг. Слишком много появилось частных косметологических клиник, что снижает доходы главных игроков крупного бизнеса.  Ведь все-таки рынок: чем болше предложение, тем ниже цены. Из элитного бизнес превращается в обычную недорогую услугу. А это, как ни странно, свободной конкуренции помеха.

Директор ООО «Современные медицинские технологии», которое строит кардиохирургический центр, С.Ф. Шатило пояснил, что средства, полученные благодаря оказанию помощи в рамках программы ОМС, позволят содержать учреждение, платить зарплату персоналу и закупать расходные материалы.

«Действующее как самостоятельное юридическое лицо, будущее лечебное учреждение сможет получать коммерческую прибыль за счет оказания платных медицинских услуг, - говорит С.Ф. Шатило.»

Средств от ОМС вряд ли хватит на те радужные перспективы, которые рисует инвестор. Другое дело, платные услуги. Сколько их и каких никто регламентировать, конечно, не будет. Если хотите лечиться в шикарной клинике, то платить придется уже сверх государственных ОМС, потому что по ОМС вам предоставят минимум, лиш бы не умереть.

То же самое происходит и с образованием.

Вопреки страхам Радио Свобода о том, что мы вернемся к 1913 году,   мэр Москвы чуть ли не в каждом Московском новостном часе выступает с победными реляциями об открытии новых клиник, больниц и школ, правда, не уточняя на чьи деньги они построены и, что арендные договоры с оплатой 1 кв.м за 1 рубль заключены на 40-50 лет.

Мы к 1913 году непременно вернемся, но не из-за разрушения здравоохранения и образования, а по переводу всех этих социально значимых для народа завоеваний из бесплатных в платные услуги

Ведь инвесторы- частники  должны вернуть свои расходы и получить прибыль. Как это происходит в бизнесе, можете догадаться сами, даже в случае с приемом граждан по ОМС.

Одно объявляется всему народу под соусом страшного разрушительного явления для здравоохранения и просвещения, а другое решается на тендерах в негласном порядке. Пока ясно только одно: разрушается все некогда бесплатное и закрывается доступ всему населению к этим бесплатным некогда услугам.

Нет ничего удивительного и в том, что медперсоналу закрывающейся больницы не предоставляют новые места работы. Это не злой умысел власти,это ребование новых условий ГЧП, то есть частный инвестор через своего главврача, который иногда и является этим инвестором, будет набирать персонал по своему желанию. Кто мне мил, того и возьму. А вам , дорогие россияне, вешают лапшу на уши о том, что медиков и учителей бюджетников будут распределять по объектам как в советское время.

Ну да, в какую-нибудь Тмутаракань,   где нет инвесторов частников, потому что никакая   окупаемость за десятки лет не вернет затрат, конечно,  пошлют бюджетника. Должен же кто-то трудится в бедной сельской местности и в убогих уездных городах N, как когда-то. Вот и будут отсылать туда бюджетников, потому что на  деньги от программы ОМС инвестор ничего строить не захочет и на работу кадры добровольно не привлечет. Будет  выбор, из которых оба хуже: быть  без работы или с работой и  нищенской зарплатой. А в частных клиниках будет трудиться элита, о которой мечтает Рошаль.

Благие пожелания и горячие  уверения от наших властей никогда нельзя принимать за чистую монету. Каждый их шаг –это шаг к расширению социальной пропасти между различными слоями населения, это коммерческая выгода для бизнеса и эксплуатация граждан в собственных интересах.

Вот вам и весь секрет этой злосчастной оптимизации и нехватки врачей.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic